от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Было бы здорово, если попутно нам удалось бы разузнать о судьбе наших агентов.
– Послушай, насколько я знаю, этот заповедник создан в рамках мирового проекта по контролю за парниковым эффектом. Так неужели у Объединенных Наций нет там лесных постов?
– Только два на весь этот огромный массив в миллион акров. Они просто затерялись среди гигантских деревьев, к тому же традиционные средства связи для таких громадных расстояний совершенно не подходят.
Джейк взял со стола фотографии, перетасовал их, словно карты, и, положив карточку Бет сверху, произнес медленно:
– Что же, будет очень досадно, если эта красотка погибла.
– А может быть, и нет. Именно это мы и должны выяснить. – Гомес немного помолчал. – Бэском хочет познакомиться с тобой. Он назначил встречу на завтра, на двенадцать часов. Задание, о котором я тебе рассказал, не терпит отлагательства. Надеюсь, ты это понимаешь?
– Работать будем вместе?
– Если не возражаешь. В прошлом мы были неплохой командой.
– Очень неплохой, – кивнул Джейк. – О'кей, я все как следует обдумаю и сообщу тебе завтра о своем решении.
– Рано утром.
– Хорошо, – вздохнул Джейк, – рано утром. А теперь расскажи, что ты знаешь о Кейт.
Гомес поудобнее устроился в кресле.
– Да ничего особенного. Знаю только, что развод она оформила два года назад. Мы с ней редко виделись. За все эти годы я получил от нее единственный факс на прошлое Рождество.
– А ты, случайно, не знаешь, в какую школу ходит Дэн?
– Нет, но это достаточно легко выяснить. – Гомес встал и направился к двери. – Но не пытайся с ней увидеться. Хотя такому человеку, как я, – вздохнул он, – женатому в третий раз, не следует давать советы.
– Как в третий раз? – изумился Джейк.
– Пока тебя не было, мы с Эми развелись. Так что у меня теперь новая жена. Правда, мои родственники жалуются, что не могут отличить ее от моей прежней жены. Ведь она тоже блондинка. – Гомес довольно рассмеялся. – Джейк, я очень надеюсь, что ты возьмешься за это дело.
– Я позвоню тебе завтра утром.
Гомес открыл дверь в коридор и, переступив порог, остановился.
– А этим делом, amigo, постарайся не злоупотреблять.
– Ладно, постараюсь. И спасибо, что вытащил меня из этого морозильника.
Они пожали друг другу руки.
– Имей в виду, что ты еще можешь загреметь назад. – Гомес ухмыльнулся и, помахав на прощание рукой, ушел.
Джейк повернулся и медленно направился в спальню. Достав из-под подушки тэк, он некоторое время задумчиво смотрел на него, затем отодвинул кровать и спрятал его в тайник.
Глава 9
Он медленно открыл глаза и огляделся, затем снова закрыл, не желая расставаться с уютной постелью. За четыре года, проведенных в тюрьме, он основательно подзабыл, какое это удовольствие – проснуться утром в собственной постели.
– Точное время – 9.14 утра, – произнес воксбокс, вмонтированный в спинку кровати.
– Спасибо за информацию, – весело сказал Джейк.
– Так как вчера вы не оставили никаких распоряжений, терминал принял решение дать вам поспать...
– Мудрое решение, – весело сказал Джейк и спрыгнул с кровати. – А теперь помолчи.
– Как хотите.
Ухмыльнувшись, Джейк босиком пересек комнату и, подойдя к душевой кабинке, коснулся ладонью двери. Узнав личный код, дверь тихо откатилась в сторону.
– Доброе утро, мистер Кардиган, – произнес воксбокс, висящий на двери кабинки. – Сегодня 4 апреля 2120 года, 9.16 утра. Наружная температура в секторе Пасадена – 67 градусов...
– Сделай, пожалуйста, одолжение, – поморщившись, сказал Джейк.
– Все, что вы хотите, сэр.
– Помолчи немного, хорошо?
– Мы стараемся развеселить вас. Вам предстоит тяжелый день.
– Уже развеселил, а теперь помолчи. – Скинув пижаму, в которой спал, Джейк вошел в душевую кабинку и закрыл за собой дверь. Приняв теплый душ, он как следует растерся полотенцем и, насвистывая где-то услышанную песенку, направился в гардеробную.
– Кажется, все эти вещи давно вышли из моды, – пробормотал он, осмотрев свои костюмы четырехлетней давности. – Надо спросить у Гомеса, что сейчас в моде, хотя нет, не стоит. Посоветует что-нибудь светящееся в темноте или еще что похлеще.
– Э-э, кх-м, – кашлянул терминал.
– В чем дело? – строго спросил Джейк, снимая с вешалки голубой костюм.
– Мы никак не можем решить, что приготовить вам на завтрак. Хотя, если ваше настроение не улучшилось, вы, вероятно, не будете... есть?
– Еще чего. Переведи кухню на ручное управление.
– Простите?
– Я сам приготовлю завтрак, – объяснил Джейк. – У нас есть продукты?
– Разумеется, сэр. Мы загрузили кладовку сразу после вашего возвращения. Наш кондо располагает собственным складом съестных припасов.
– Отлично.
– Э-э, кх-м.
– Что еще?
– Вы будете готовить завтрак от начала до конца?
– Конечно.
– И посуду помоете?
– Нет уж, – рассмеялся Джейк. – Это удовольствие я оставлю тебе.
– Спасибо, сэр.
Одевшись, Джейк отправился на кухню. Он получал удовольствие от всего, что делал этим утром. И хотя впереди у него была полная неопределенность, это не могло омрачить радость возвращения к жизни. На кухне он открыл выкрашенную в желтый цвет дверь специально оборудованной кладовки и взял пару зеленых апельсинов кубической формы – продукция биотехнической фермы, расположенной в секторе Фресно.
– Пожалуй, я приму предложение агентства, – вслух подумал Джейк, наклонившись и разглядывая нижние полки. – Во-первых, я очень обязан Гомесу за то, что он вытащил меня из тюрьмы. Во-вторых, мы снова будем работать вместе.
– Вас к видеофону, – донесся из гостиной голос терминала.
Оставив апельсины на столе, Джейк поспешил к аппарату.
– Доброе утро, – произнес появившийся на экране Гомес. Его буйная шевелюра сегодня выглядела особенно неукротимой.
– Я сделал выбор, – сообщил Джейк, усаживаясь перед видеофоном, – и принимаю предложение агентства.
– У меня не было никаких сомнений на этот счет, amigo, – прервал его Гомес. – Именно поэтому я и звоню тебе так рано. Дело Киттриджей принимает новый оборот.
– Послушай, а во что это ты вырядился? – с любопытством спросил Джейк.
– В ночную рубашку, – спокойно ответил Гомес, не понимая, в чем дело.
– Черного цвета?!
– По черному полю оранжевый горошек. Благодаря оранжевому она выглядит не так мрачно. – В голосе приятеля появились недовольные нотки. – Ну а теперь дай мне договорить.
– Конечно, конечно, продолжай. Просто я никогда не видел ничего подобного. Это твоя жена так тебя вырядила?
– Иди к черту. Мне сейчас не до шуток. Только что в агентство позвонила женщина и сообщила, что у нее есть информация о докторе Киттридже. Сейчас я покажу ее фотографию. Посмотри как можно внимательнее.
Гомес исчез, и вместо него на экране появилось изображение полной блондинки лет сорока пяти. Ее волосы были собраны на затылке в тяжелый узел.
– Кто это?
– Это доктор Хильда Даненберг. Она работала вместе с Киттриджем в Южно-Калифорнийском Технологическом колледже, – объяснил вновь появившийся на экране Гомес. – Она хочет встретиться с нами в каком-нибудь уединенном месте. Поэтому я назначил свидание сегодня в полдень в секторе Малибу. Этот район уже давно пришел в упадок и не привлекает толпы посетителей, как раньше. Ты помнишь бразильское кафе, куда мы так часто ходили на ленч?
– Конечно. А разве оно еще существует? Я думал, наши старые ресторанчики приказали долго жить.
– Этот пока не закрылся. Только теперь там магазин биотехнологических сандвичей. Хильда Даненберг будет ждать нас в нем ровно в полдень. А мы с тобой встречаемся в одиннадцать. О'кей?
– Договорились, – кивнул Джейк.
– Отлично. – Гомес довольно тряхнул своей копной волос. – Я ужасно рад, Джейк, что мы будем работать вместе. – Он немного помолчал, затем, взглянув куда-то за кадр, спросил: – Ты хорошо выспался?
– Потрясающе. А с этим делом я завязал. Понятно?
– Ну ладно. До встречи.
Джейк посидел еще несколько минут перед потухшим экраном. «Гомес не поверил мне, – думал он, – но я докажу, что у меня есть сила воли».
* * *
Было ровно десять часов утра, когда началось землетрясение. Джейк в этот момент находился в поселке индейцев чиканос, куда решил заглянуть по дороге к назначенному месту встречи. Он медленно шел по улице, когда из-под земли донесся глухой низкий звук и замощенная булыжником мостовая начала колебаться. Едва не потеряв равновесия, он бросился опрометью к двери ближайшего кафе-автомата. Два куска черепицы, сорвавшиеся с пологой крыши мексиканского ресторанчика, с грохотом упали рядом, едва не задев его.
Раздался чей-то смех. Джейк оглянулся. Темноволосая девчонка лет одиннадцати, спокойно ехавшая мимо на электророллере, насмешливо посмотрела на него и жалостливо покачала головой.
– Бедная старушка, – бросила она, усмехнувшись, и, нажав на ручку управления, унеслась на своем малыше прочь по яркой от утреннего солнца улице.
Землетрясение кончилось так же внезапно, как и началось. Стало тихо, и только искусственные птицы, сидящие на таких же искусственных деревьях, продолжали радостно петь, не прерываясь ни на минуту.
– Наверное, я слишком нервный, – пробормотал Джейк и, открыв дверь, вошел в ресторан.
Воздух в ресторане был густо пропитан запахом пряностей, кофе и шоколада. Вдоль стен стояли автоматы по продаже разнообразных блюд мексиканской кухни. Народу было не много. Около автомата с пирожными стояла молодая светловолосая женщина. Она вставляла в прорезь автомата кредитную карточку, когда Джейк появился на пороге.
Быстро окинув взглядом помещение, Джейк увидел, как в дальнем углу невысокий круглолицый толстяк лет пятидесяти поспешно встал из-за стола и быстрым шагом направился к черному ходу. Петляя между пустыми столами, Джейк бросился за ним.
– Рио, – с досадой произнес он, схватив беглеца за руку, – ты, кажется, хотел сбежать от меня.
– У меня нет никакого желания встречаться с полицейскими, – ответил тот, нехотя садясь обратно за столик.
– Я давно уже не полицейский, – сказал Джейк, усаживаясь рядом, – а обыкновенный уголовник. Ты что, забыл?
– Да, верно. – Рио схватил стоящую на столе кружку с какао и, уставившись в низкий, неровно оштукатуренный потолок, произнес: – Ты же вернулся из Холодильника.
– Вернулся и хочу у тебя кое-что спросить, – устраиваясь поудобнее на стуле, сказал Джейк. – Во-первых, черт подери, почему никто, кроме меня, не обратил никакого внимания на землетрясение? А какая-то девчонка назвала меня только что старушкой. Что происходит?
– Дело в том, Хуанито, – Рио довольно хихикнул, – что, пока ты мотал срок, правительство Большого Лос-Анджелеса разработало новую программу по борьбе с землетрясениями. Раз в неделю в десять часов утра ученые проводят так называемые плановые землетрясения силой не больше трех баллов. – Он пожал плечами. – Я не знаю точно, как они это делают, но с тех пор сильных землетрясений не было.
– Ничего не понимаю, – задумчиво произнес Джейк. – Надо будет как следует изучить буклет, который дал мне Винджер.
– Вот-вот. Наверняка там есть ответы на все вопросы, а я... – Толстяк попытался встать, но Джейк схватил его за руку и опять посадил на место.
– Я еще не закончил, amigo.
– Ну ладно, ради старой дружбы я... А вы ударьте по нему как следует, сеньорита, – крикнул Рио блондинке, уже несколько минут пытающейся получить пирожное из автомата. – Техника тоже иногда валяет дурака. Разрешите мне... – рванулся он было с места, но Джейк крепко держал его за руку.
Блондинка, чертыхнувшись, довольно сильно стукнула по дверце, и та с треском открылась.
– Спасибо, – улыбнулась она толстяку.
– Не за что, сеньорита.
Джейк нетерпеливо дернул его за рукав.
– Ты будешь меня слушать. Детективное агентство «Космос» направило...
– Так ты теперь на них работаешь? – Рио сделал еще одну попытку удрать, но Джейк был начеку.
– Так вот, агентство направило трех агентов в Чихуахуа.
– Не очень-то подходящее место для визитов, – мрачно усмехнулся Рио.
– Мне не нужны твои комментарии. Что с ними случилось?
Толстяк грустно покачал головой, вздохнул и наконец сказал:
– Убиты.
– Все трое?
– Угу.
– И кто же их убил?
– Зачем тебе это знать? Ты очень рискуешь.
Джейк пристально посмотрел на Рио.
– Мне необходимо это знать.
– Ну ладно. Я слышал, что двоих из них приказали убить очень важные шишки, занимающиеся тэком.
– Кто именно?
– Не знаю. Еще вопросы есть?
– Кто убил третьего?
Рио молчал.
– Я жду ответа.
– Скорее всего это сделал Варгас, – сказал наконец мексиканец.
– Варгас? Кто он такой?
– Последний ее любовник. Он терпеть не может парней, особенно гринго, которые пытаются втереться к ней в доверие.
– Ты говоришь о Вобрайд? – нетерпеливо спросил Джейк.
Толстяк неопределенно махнул рукой. Потом, оглядевшись по сторонам, прошептал:
– У нее повсюду уши, поэтому я больше ничего не могу тебе сказать.
– Последний вопрос, – понизил голос Джейк. – Тебе что-нибудь известно о докторе Киттридже и его дочери? Несколько дней назад их воздушная яхта потерпела аварию в районе Большого заповедника.
Рио отрицательно покачал головой.
– А она знает?
Еле заметно кивнув, толстяк встал и направился к двери.
* * *
Покрытая сажей морская чайка хрипло вскрикнула и, шатаясь, сделала несколько шагов по перилам прогулочной эстакады. Внезапно она споткнулась и, неуклюже взмахнув грязными крыльями, камнем полетела вниз с высоты двадцати футов. Раздался глухой удар, и она осталась лежать на замусоренном пляже.
– Не будем считать это дурным предзнаменованием, – спокойно сказал Гомес, но было видно, что гибель чайки задела его за живое. Он и Джейк уже минут пятнадцать сидели на металлической скамейке, покрытой выцветшей зеленой краской, в квартале от того места, где была назначена встреча с Хильдой Даненберг.
– Да, ты был прав. Здесь все пришло в запустение всего за несколько лет, – мрачно произнес Джейк, щуря глаза от яркого полуденного солнца.
Широкая, когда-то ярко-желтого цвета прогулочная эстакада вытянулась вдоль побережья примерно на милю. Справа от нее глухо шумел Тихий океан, а слева теснились магазины, рестораны, салуны и прочие увеселительные заведения. Но вид у них был далеко не праздничный. Краска облупилась, вывески на многих зданиях перекосились, пластигласовые окна и двери были заляпаны грязью. Спортивные знамена, когда-то украшавшие перила прогулочной эстакады, выцвели и превратились в лохмотья.
– Года два тому назад этот район стал местом постоянных сборищ тэкоманов. – Гомес посмотрел на часы, а затем снова откинулся на спинку скамейки. – Поэтому полиция и различные агентства стали устраивать здесь облавы. Да еще конкурирующие группировки торговцев устроили серию настоящих побоищ. В разборках участвовали торговцы чуть ли не всех национальностей мира. Словами невозможно описать, что здесь творилось.
– Значит, количество тэкоманов выросло?
– И намного, – помрачнел Гомес. – Появилось огромное количество дилеров, торгующих этой дрянью. Многие предприниматели налаживают производство чипов у себя на заводах.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21


 Лапыгин Юрий Николаевич