от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Джейк Кардиган - 3

Вильям Шатнер
Лаборатория Тэк
От той же команды, что выдала вам два предыдущих, – третий роман из серии про Джейка Кардигана.
Команда: Рон Голард – центральный нападающий
Кармен Ла-Виа – правый защитник
Лайза Уэйджер – левый защитник
Айви Фишер Стоун – правый нападающий
Сьюзен Эллисон – левый нападающий
Фифи Оскар – судья
Играйте, ребята! Мы едем на чемпионат!
Эта работа посвящается Мэрси, Лесли, Лиз и Мелани, с крохотным «спасибо» Гранту и огромным – Мэри Джо
Глава 1
Захоти убийца, скажем, почесаться, возникли бы серьезные проблемы – обе его руки были заняты оружием. В одной – парализатор, в другой – лазган. Третьей, слава Богу, не было.
До Рождества 2120 года оставалось ровно две недели. Льющиеся с неба звуки рождественских гимнов оглашали узкие улочки и переулки прилегающих к набережной кварталов. Лились эти звуки из парящих в небе динамиков, подобающим случаю образом оформленных в виде златовласых ангелочков. Время в Париже шло к полуночи, с Сены тянулся густой, промозглый туман. На трепещущих белоснежных крылышках ангелов поблескивали капельки влаги.
По одной из залитых туманом извилистых улиц неверной походкой пробирался довольно плюгавый мужчина лет сорока, одетый в дорогой, но измятый до непотребного состояния костюм. Придерживаясь одной рукой за влажную пласкирпичную стену, он все время озирался по сторонам. На бледном, залитом, несмотря на холод, потом лице отражалась смесь озабоченности и недоумения. Казалось, этот поздний одинокий пешеход заблудился на безлюдной улице и не знает, как найти путь к дому.
Он шел все медленнее и медленнее, едва отрывая ноги от мостовой.
В одном из сладкогласых ангелочков неожиданно кончилось питание. Смолкнув и перестав трепыхать крылышками, он рухнул вниз, ударился о левое плечо прохожего и с треском врезался в мокрый асфальт.
Прохожий остановился. Что-то неразборчиво пробормотав, он присел на корточки и попытался дотянуться до павшего ангела, но промахнулся, потерял равновесие и упал ничком на мостовую.
В этот самый момент, словно материализовавшись из плотного как вата ночного тумана, за его спиной возник еще один человек. Молодой, на вид не старше двадцати одного – двадцати двух лет, коротко остриженный, при кустистых усах и серьге в ухе, убийца был одет в ободранную, испещренную пятнами крови военную форму. Годы назад, во времена бразильских войн, такую форму носил экспедиционный корпус Объединенных Наций; свисавшая с левого уха убийцы серьга была сделана из бразильской монеты.
Как уже говорилось, в левой руке убийца сжимал парализатор, а в правой – лазган.
Плюгавый человек в дорогом костюме заметил, что уже не один на улице. С видимым трудом он оттолкнулся от земли, сел, покряхтывая от напряжения, сумел подняться на ноги, покачнулся и начал поворачиваться.
Только начал. Убийца выстрелил из парализатора.
Человек поднялся на цыпочки, всплеснул руками и немного потрепыхал ими в воздухе, словно передразнивая механического ангелочка, а затем снова рухнул ничком, сильно ударившись при этом лицом о мостовую.
Убийца неторопливо приблизился. Очень точно и аккуратно действуя лазганом, он перечеркнул лежащего без сознания человека косым крестом, развалив его на четыре куска.
Хлынувшая потоком кровь забрызгала ботинки убийцы, на белоснежных крылышках ангела тоже появились ярко-алые пятнышки.
Опустившись на колени, убийца вытащил из кармана своей драной куртки листок бумаги и прикрепил его к левой части торса убитого.
Написанная печатными буквами записка гласила: «ЭТО ЗА БРАЗИЛИЮ! НЕИЗВЕСТНЫЙ СОЛДАТ».
– Господи Иисусе, – подытожил свои впечатления Гомес.
– Вот именно, – согласился с ним Джейк Кардиган.
До Рождества оставалось тринадцать дней, по всему Большому Лос-Анджелесу шел снег (искусственный, по программе специальных предпраздничных погодных эффектов). На одном из верхних этажей второго корпуса здания детективного агентства «Космос» Уолт Бэском, глава этой всеми уважаемой организации, демонстрировал Джейку и его напарнику голографическое воспроизведение сцены преступления, которое было создано компьютером на основе данных, собранных агентством, а также информации, предоставленной различными полицейскими органами.
Бэском, среднего роста человек пятидесяти шести лет, задумчиво раскачивался в люцитовом кресле-качалке рядом с опустевшей проекционной, платформой. Глубоко запустив руку в левый карман пиджака, он что-то там теребил, в результате чего и так мятый и сморщенный пиджак мялся и морщился еще сильнее.
– Сейчас мы наблюдали, джентльмены, воссоздание сцены убийства мужа нашей клиентки.
Кивком он указал на проектор.
– Предыдущие подобного типа убийства также...
– Кто клиентка? – прервал его Джейк.
– Особа по имени Мадлен Бушон. Вы получите досье со всей информацией, которую мы сумели собрать на настоящий момент.
– А ее муж?
– Жозеф Бушон, бывший французский дипломат; в последнее время он...
– Но ведь никто не видел, как убили Бушона? Все эти картинки компьютер просто высосал из пальца.
– Отчасти так, Джейк, но только отчасти. Кто-то все-таки видел это убийство из своего окна.
– Видел и не попытался помешать, даже не поднял шум? – преисполнился праведного негодования Гомес.
– Увидев такого вот убийцу за работой, человек обычно бывает озабочен одним – как бы привлечь к себе поменьше внимания, – резонно возразил глава агентства. – Я и сам скорее всего залез бы под ближайший диван, оказавшись свидетелем подобного зрелища. Это убийство было совершенно зверским.
Несколько снисходительно пожав плечами, Гомес откинулся на спинку кресла.
– Es verdad, – милостиво согласился он.
– Почерк тот же, что и предыдущих восьми, приписываемых Неизвестному Солдату, – продолжал Бэском. Теперь он качался чуть медленнее. – Началась вся история чуть меньше двух месяцев назад. Первое убийство произошло в Рио-де-Жанейро, что еще можно понять, но оттуда Неизвестный Солдат двинулся по миру, работая по списку, понятному пока что одному ему.
– Он появлялся в Панаме, Манхэттене, Лиссабоне, Мадриде и прочих уютных местечках, – продемонстрировал свою информированность Гомес.
Сложив руки на груди, Джейк прислонился к пластигласу прозрачной стены. За его спиной кружились фальшивые снежинки.
– Насколько я слышал, копы всего мира считают этого убийцу каким-то разжалованным ветераном бразильских войн.
– Вполне разумное предположение, – согласился Бэском. – Ведь по большей части жертвы, в том числе и Бушон, хоть каким-то краем, но связаны с этими войнами.
– Вот эта сценка, которую мы смотрели, – на скольких свидетельских показаниях она основана? Их всего ничего было, верно? Не только по делу о последних убийствах, но и предыдущих тоже.
Бэском утвердительно кивнул.
– Верно, Джейк.
– Но ведь убийца, которого мы видели, не может быть ветераном – хоть свихнутым, хоть каким. Последняя из бразильских войн окончилась чуть не десять лет назад.
– Si, – поддержал его Гомес. – Этот самый Неизвестный Солдат, которого нам показали, – ему же не больше двадцати двух. Там не было двенадцатилетних soldadas, во всяком случае – на стороне ООН.
– Большая часть экспертов думает, – сказал Бэском, – что этот человек просто очень молодо выглядит. Не забывайте, ни один из свидетелей не видел его вблизи.
Джейк покачал головой.
– Что-то тут не так.
– Пожалуй, да, – согласился Бэском. – Миссис Бушон считает, что некоторые моменты в убийстве ее мужа вызывают подозрение. Вот она и предлагает нам вполне приличный гонорар, а мы должны доказать, что ее покойного мужа убил кто-то другой, а не Неизвестный Солдат.
– Достаточно приличный, чтобы обеспечить нас с Джейком премиями? – поинтересовался Гомес.
Бэском внимательно изучал потолок.
– Вполне возможно, Сид, – ответил он после некоторой паузы. – Как бы там ни было, вам обоим надо сию же секунду отправляться в Париж, чтобы выяснить, кто убил Бушона. Для вас заказаны билеты, летите из Лос-Анджелесского аэропорта, прямо сегодня.
– Прямо сегодня?
Джейк нахмурился.
– Когда речь идет о таком запутанном деле и до крайности озабоченной клиентке, быстро попасть на место преступления – большой плюс. Причем иногда этот абстрактный математический знак приобретает вполне ощутимые очертания премии.
– Думаю, нам будет лучше отправиться утром, – сказал Джейк. – Тогда я успел бы сегодня слетать в Беркли и попрощаться с Бет Киттридж.
– Давай я отправлюсь сегодня в Париж один, amigo, – предложил Гомес. – А ты проведешь ночь в нежных объятиях и присоединишься ко мне manana.
Бэском начал медленно постукивать пальцами по подлокотнику своей качалки.
– С того самого времени, Джейк, как ты начал работать в этой шараге, я стараюсь приспособиться к тонкостям твоей личной жизни. Однако должен заметить, что реабилитация вляпавшихся в неприятности бывших копов – не самая первая задача детективного агентства «Космос».
– Верно, не первая, – согласился Джейк. – Мне и самому не хотелось бы слишком часто пользоваться поблажками. Мы полетим в Париж вместе, как намечено.
– Bueno, – улыбнулся Гомес.
Глава 2
– Рождество, – кисло пробормотал Джейк.
– В это время все должны веселиться, – заметил Гомес. – Где-то я такое слыхал. А вот ты вроде не веселишься.
– Куда уж там.
Аэрокар агентства нес их над погружающимся в вечерний полумрак БЛА, сквозь искусственный снегопад, к расположенному в секторе Вентура аэропорту.
– Но ведь мы летим в Париж, – напомнил Гомес, поудобнее устраиваясь в пассажирском кресле. – Один этот факт должен бы тебя взбодрить. Или тебе жаль покидать родной очаг и семью в эти праздничные дни?
– Кончай трепаться, Сид, ты прекрасно знаешь, что те немногие, кого я могу назвать своей семьей, разбросаны там и сям.
– Бет Киттридж всего лишь в Северной Калифорнии, в Беркли. Не такое уж это и сям.
– Да, ее мне будет недоставать. Я очень хотел повидаться с ней сегодня.
– Ну и послал бы Бэскома подальше. Куда ему деваться, пошел бы на попятную как миленький.
– Нет, так дела не делаются. Требовать для себя особых поблажек – такое сходит с рук только юным вундеркиндам.
– А вот мне кажется, даже вундеркинды среднего возраста вроде нас достойны небольших поощрений.
– Когда мы устроимся в самолете, я позвоню Бет по видеофону.
– Хреноватая замена личной встрече.
– Да. У меня создается впечатление, что последнее время все мои контакты происходят как-то опосредованно, обычно по видеофону, – пожаловался Джейк. – Теперь вот, когда Дэн в Англии, я вижу его исключительно на этом чертовом экране.
– Послушай, amigo, – загорелся вдруг Гомес, – а ведь из Парижа до Англии совсем близко. Как только мы с присущим нам блеском быстренько разберемся с этим делом, ты сможешь сбегать туда и навестить Дэна в его роскошной частной школе, среди лугов и пастбищ Британии.
– Знаешь, мне сильно не нравится ход событий в последнее время.
В голосе Джейка звучала озабоченность.
– Чего это Кейт перебралась туда три месяца назад, да еще и Дэна с собой утащила?
– Бывшие жены – а уж кому это знать, как не мне, – всегда склонны к неприятным сюрпризам, – наставительно сказал Гомес. – Радуйся хоть тому, что Кейт не шарахнула тебя по cabeza, как это сделала со мной моя первая жена перед тем, как навсегда покинуть супружеское ложе.
– Я рад, что Кейт выздоровела. – Джейк набрал программу посадки. – Просто как-то не верится в те причины, по которым она отправилась в Лондон.
– О'кей, я тоже знаю, что печально известный Беннет Сэндз был переведен из северокалифорнийской тюрьмы в британскую. Только это совсем не значит, что он сможет там встретиться с твоей бывшей женой.
– Считается, что Сэндза перевели в Англию потому, что там самое лучшее место для установки новой руки взамен потерянной им в Мексике при полицейском налете. – Джейк нахмурился. – Возможно, это отчасти и верно, но все-таки мне кажется – не надо было его перевозить.
– Теперь, Джейк, этот hombre – не крупный предприниматель, а завалившийся тэк-лорд. Он больше не может дергать за веревочки.
– Не знаю, не знаю. Сэндз был очень богат, наверняка у него осталась уйма денег, припрятанных в разных местах.
– Так ты действительно считаешь, что он попал в Англию по какой-то другой причине?
– Да, считаю. И то, что Кейт сейчас тоже там, – не совпадение.
– Как ты думаешь, достаточно у него влияния, чтобы организовать себе побег?
Джейк пожал плечами.
– Если он хочет смыться с моей бывшей женой – скатертью дорожка. Но если они втянут в это дело Дэна, я их...
– Спокойнее, amigo, спокойнее, – предостерегающе сказал Гомес.
Аэрокар опускался сквозь густо падающий с вечернего неба снег.
– Школа Дэна находится совсем неподалеку от тюрьмы, куда упрятали Сэндза, – сказал Джейк.
– Ничего не поделаешь, должна же она где-то находиться. Я вот слыхал, что люди часто жалуются на соседство школ, им не хочется, чтобы эти драгоценные детки повсюду шныряли.
– И еще одно обстоятельство. Дочка Сэндза сейчас тоже в Англии.
– Ведь она примерно того же возраста, что и Дэн, верно?
– На год старше, или около того.
– Да, в этом возрасте разница в год может казаться огромной, – вздохнул Гомес. – Вот помню, в секторе Сан-Диего, когда я был всего лишь восемнадцатилетним сосунком, меня заинтересовала более взрослая женщина, двадцатилетняя, обладавшая великолепными...
– И то, что его дочь здесь, – тоже не совпадение.
– Знаешь, а я давно заметил, что дочери довольно часто находятся неподалеку от своих отцов. И с чего бы это?
– Вот именно, с чего бы это, – в данном случае. Ведь в такую тюрьму, в какой сидит он, посетителей все равно не допускают.
Гомес поглубже устроился в кресле.
– Знаешь, может, ты придаешь слишком уж много значения близкому соседству этих людей.
– Возможно, и так, – согласился Джейк. – Но у нас с Дэном начали устанавливаться отношения. А тут Кейт взяла и сдернула его в эту Англию.
– Ты, главное, ищи во всем светлую сторону, – посоветовал мудрый Гомес. – Вот пройдет несколько дней, и ты его увидишь.
– Я не хочу, чтобы ему было больно. Во всяком случае из-за чего-нибудь, что сделает эта чертова кукла – Кейт.
Совершив два медленных круга над посадочной площадкой, аэрокар опустился рядом с аэропортом.
– Давай поговорим о чем-нибудь повеселее, – предложил Гомес.
– Например?
– Например, что это должен быть за хрен такой, который любит ставить подпись под убийствами?
* * *
В большом, овальной формы здании четыре ряда галерей опоясывали центральный зал. По случаю приближающегося праздника зал был полон радостных звуков, ароматов и красок. Звон колокольчиков мешался с пением детских голосов. В воздухе густо стояли запахи горячего эгнога и горящих в камине поленьев, высоко над головой с треском вспыхивали зигзаги красного и зеленого света.
Шагая вслед за Джейком к билетной кассе, Гомес развлекался, опытным взглядом оценивая просящих подаяние роботов. Роботы стояли в ряд, дребезжа колокольчиками, звякая в тамбурины и – конечно же – потрясая жестянками для пожертвований.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23


 Ланье Стерлинг