от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



Они были серьезны в те дни, молодые люди, что собирались в комнате
профессора Тадеуша Лечона выпить крепкого чая и подбросить ему проблему
для обсуждения. Между облегчением от того, что война закончилась, не
нанеся вреда лично им, озабоченностью по поводу будущего и возмущением от
перспективы чужеземного правления оставалось мало места для свойственного
старшекурсникам многословия и тщеславия.
Что-то должно произойти, думали они.
- Чем бы это ни было, - сказал Тадеуш Лечон, - я уверен, что это
никак нельзя назвать трусостью. - Он наклонил большую лысую голову к чашке
с чаем цвета старого ботинка, качнув позолоченными серьгами, и шумно
отхлебнул, глядя на Фредерика Мерриана.
Фред Мерриан, второкурсник с волосами цвета песка и с беличьими
зубами, взглянул на профессора с благодарностью, но продолжал выглядеть
вызывающе. Он был в цивильном костюме. На Бэлдвине Доулинге же была новая
с иголочки форма американской армии. Столь новой она была по той причине,
что к тому моменту, когда Доулинг добрался до своей части в Лос-Анжелесе,
война уже закончилась, и ему велели возвращаться домой, бесплатно и любым
транспортом. Он выбрал ближайший авиарейс на Филадельфию.
Лечон продолжил:
- Это, скорее, пример убеждения большинства думающих молодых людей в
том, что проблемы человечества ДОЛЖНЫ иметь решение. Если взять эти
проблемы как таковые, то нельзя доказать, что любая из них н е имеет
решения, то есть примерно так, как Абель доказал, что решение уравнений
пятой степени алгебраически невозможно. Поэтому эти молодые люди пробуют
одну идею за другой; это могут быть адренализм, или анархо-коммунизм, или
нео-паганизм. В вашем случае это непротивление. Возможно, то, что они
делают, хорошо...
- Но... - не выдержал Фред Мерриан.
Лечон взмахом руки остановил нетерпеливо рвущийся наружу поток
аргументов.
- Мы уже прошли через все это раньше. Когда-нибудь вы устанете от
власти центаврианцев и присоединитесь к другому движению с такими же
непрактичными идеалами. Наш центаврианин рыскает по университетскому
городку. он может заглянуть к нам. Пусть лучше Бэлдвин расскажет, что он
про них узнал.
- Да, как они выглядят? - спросил Мерриан.
- Они очень похожи на людей, - сказал Бэлдвин Доулинг. - Только очень
большие. Мне кажется, что исходная группа колонистов, что отправилась к
Проксиме Центавра, состояла из людей очень высокого роста. У них какие-то
странные манеры, словно внутри стоит часовой механизм. Вы никогда не
станете с Бозо приятелями.
Артур Хси улыбнулся идиотской улыбкой. Его полное имя было Хси А-Цзе,
и он вовсе не был идиотом.
- Я проехал полмира, чтобы учиться там, где нет Бозо. Выходит, я
уехал недостаточно далеко.
- Ничего не слышали о том, что делается в Китае? - спросил Доулинг.
- Бозо по горло заняты, пытаясь сделать всех такими же эффективными и
неподкупными, как они сами. Может быть, они и величайшие воины, но они не
знают Китая. Мой отец пишет...
- Т-с-с-с! - прошипел Лечон, и на его большом раскрасневшемся лице
появилось выражение тревоги. - Кажется, это наш центаврианин. - Наступила
неуютная пауза; ни у кого не хватало духа продолжить разговор, хотя
супермен и не вошел. наконец Лечон продолжил: - Все, с кем я говорил,
считают, что эта война представлялась совершенно невозможной. Но если вы
вспомните историю, джентльмены, то увидите, что ничто уже не ново. В 1241
году венграм и в голову не могло прийти, что у монголов есть такие вещи,
как дивизионная структура армии и система сигнализации. Поэтому венгров
разбили. Наше правительство и думать не думало, что у центавриан есть
окислительный луч и самолеты с пушками 15-сантиметрового калибра. Поэтому
они разбили нас. Вы поняли мою мысль. Звуки всегда отличаются, но ноты
остаются очень похожими.
Он снова замолк и прислушался. Послышались приближающиеся тяжелые
шаги. Кто-то постучал. Профессор истории отозвался и в комнату вошел
центаврианин.
- Мое имя Джаггинс, - произнес он металлическим голосом. У
тридцатилетнего на вид центаврианина были выступающая челюсть, высокие
скулы и оттопыренные уши. На нем была непривычная сливового цвета форма
центаврианцев - потомков тех твердых духом землян, что колонизировали
планету возле Проксимы Центавра, выдержали в течение трех поколений битву
с враждебной природой и еще более враждебными туземцами, и в конце концов
нахлынули обратно на Землю добрых пятьдесят лет назад. Им отдали всю
Австралию, и их наука превратила этот второй наиболее бесполезный
континент в самый продуктивный район мира. Трудное пребывание на другой
планете сделало их в чем-то более, а в чем-то менее людьми. Теперь они
правили всей Землей.
- Привет, мистер Джагг... - начал Доулинг.
Центаврианин прервал его:
- Не говорите "мистер", когда разговариваете с центаврианцем. Меня
зовут Джаггинс.
- Вы не присядете? - пригласил Лечон.
- Сяду. - Бозо поджал длинные ноги и уселся, ожидая, пока кто-нибудь
заговорит.
Наконец Доулинг спросил:
- Как вам понравился Филли?
- Вы имеете в виду Филадельфию?
- Да, конечно.
- Тогда, будьте добры, так и говорите. мне он совсем не понравился.
Это грязный, коррумпированный и неэффективный город. Но мы все устроим.
Вам будет лучше, если вы станете с нами сотрудничать. Мы дадим вам гораздо
более здоровую жизнь, чем вы можете себе представить. - Он закончил с
некоторым затруднением, словно произносить более одной фразы подряд было
ему непривычно.
Даже Доулинг, который хотя и был местным жителем, не отягощал себя
избытком гордости за родной город, был шокирован такой прямотой.
- Да, вижу, вы не привыкли ходить вокруг да около, - пробормотал он.
- Думаю, я понял смысл вашего жаргонного выражения. Мы приучены
говорить правду. - После такой фразы у всех возникло чувство, будто
говорить правду - самое неприглядное занятие.
- Надеюсь, - вступил в разговори Хси, - что вы сделаете что-нибудь с
водопроводом. сегодня утром, когда я открыл кран, то прежде чем пошла вода
я получил живого угря, резиновую прокладку двенадцатого размера и кубометр
хлора.
Бозо вперил в него ледяной взгляд.
- Молодой человек, это беспардонное преувеличение. Такой кусок резины
не может пройти через водопроводную трубу.
- Он не говорил этого всерьез, - беспомощно отозвался Лечон,
заговорив из-за эмоционального напряжения с польским акцентом.
Джаггинс перевел взгляд.
- Я понял. Это то, что вы называете шуткой, верно? Очень смешно.
- Не хотите ли сигарету? - предложил Доулинг.
- Мы не употребляем это отвратительное растение. Это вредно для
здоровья.
- Тогда, может быть, чаю? - вздохнул Лечон.
- Гм-м. Это ТОЖЕ наркотик.
- Ну, Джаггинс, я бы этого не сказал. Он содержит кофеин, то есть
стимулятор, но ведь и многие продукты имеют в себе что-либо подобное.
- Хорошо, только очень слабый. И без сахара.
Хси налил заварки и добавил в чашку кипятка. Бозо с подозрительным
выражением помешал чай. Он поднял глаза и сказал:
- Мне хочется, чтобы вы, и все в университете, относились ко мне, как
к своему отцу. Нет смысла выражать враждебность, потому что вы не в
состоянии изменить ситуацию. Если вы станете сотрудничать... О, черт! - Он
уставился на ложку, выпучив глаза.
Нижняя часть ложки расплавилась и лежала на дне лужицей металла.
- Вы слишком сильно мешали, - сказал Хси.
- Я... - начал Джаггинс. Он по очереди посмотрел на каждого из них.
Затем осторожно поставил свою чашку, положил уцелевшую половинку ложки на
блюдце, встал и вышел.
Лечон вытер раскрасневшееся лицо.
- Это ужасно, Артур! Ты не должен был над ним подшучивать. А если бы
он всех нас пристрелили?
Хси перестал сдерживаться и захихикал.
- Может быть. Но у меня оказалась с собой эта ложка из легкоплавкого
сплава, и я не смог удержаться.
- А он настоящий? - спросил Мерриан.
- Да, - ответил Доулинг. - Многие люди гадают, не роботы ли они или
что-то в этом роде. Но это обычные люди, и рождаются они, как и мы, и все
остальное у них то же самое. Это просто новая порода людей.
- Нет, - возразил Лечон. - Читайте историю, джентльмены. Это раса
воинов. Самый свежий пример того, что можно сделать из человека
интенсивной тренировкой и дисциплиной. В свое время этим занимались
спартанцы и османские турки. Наш центаврианин больше похож на спартанца,
чем на турецкого янычара. Ликург сразу признал бы в нашем папе Джаггинсе
настоящего спартанца...
Он говорил и говорил. Трое старшекурсников слушали его вполуха.
Мерриан был охвачен душевными сомнениями. Является ли насилие злом, если
его применить к подобным существам?
Доулинг и Хси, не являясь интроспективными идеалистами, размышляли
над планами на будущее. Доулинг полагал, что в Филадельфии сохранится
местная политическая жизнь, и он сможет включиться в нее после окончания
учебы, и чихать ему на всех Бозо. Должны же быть какие-то посредники между
суперменами и простыми смертными.
Хси думал о теплом местечке в "Сино-Американской транспортной
компании", которое отец обещал ему устроить после окончания колледжа. Если
он упорным трудом и с помощью семейного положения сможет пролезть в ее
директорат, то тогда сможет провернуть кое-какие грандиозные планы,
которые у него уже созрели... Конечно, останутся вездесущие, и, как
утверждают, неподкупные Бозо. Но их неподкупность была, по его мнению,
лишь провозглашенной.

Съезды выпускников, подобно свадьбам и похоронам, собирают вместе
множество людей, которые обычно при встрече не перейдут улицу, чтобы
поговорить. Поэтому, когда после окончания всех формальностей, выпускники
2009 года разошлись, Хси, Доулинг и Мерриан сошлись вместе и отправились в
ресторан сравнить биографии.
Бэлдвин Доулинг немного пополнел, но сохранил вьющиеся темные волосы
и ослепительную улыбку. У него были жена и ребенок. Артур Хси почти не
изменился, но у него были жена и шестеро детей. Фред Мерриан потерял
большую часть своих песочных волос, получив в обмен двоих жен, два развода
и лихорадочный взгляд.
Хси только что вернулся из поездки в Австралию и был полон
впечатлений.
- Чудесное место. Все работает, как часы. Никаких чаевых, никаких
взяток. И, кстати, никакого веселья. Каждый Бозо - солдат, даже лифтеры и
продавцы собачьих бисквитов.
Фред Мерриан высказал признаки растущего и обоснованного
недовольства.
- Ты что, хочешь сказать, что одобряешь их? - процедил он.
Хси посмотрел на него с недоуменным возмущением.
- Я и не собирался этого говорить, Фред. Но нам же надо иметь с ними
дело. "Сино-Американская транспортная компания" - это огромная
организация, с отделениями по всему Тихоокеанскому региону: отели и
авиалинии, китовые пастбища и еще много чего. Так что нам надо с ними
ладить. Чем ты занимался последние десять лет?
Мерриан нахмурился.
- Попытался стать профессиональным писателем. Но я не захотел писать
ту халтуру, что покупают дешевые журнальчики, так что... - Он пожал
плечами.
- А ты, Бэлдвин? Я слышал, ты, кажется, занялся политикой?
- Да, - сказал Доулинг. - Можно назвать и так. Я официальный медиатор
города Филадельфия. Когда кто-то из моих... э-э... подопечных попадает в
неприятность, связанную с Бозо, я пытаюсь его из нее вытянуть.
- Выглядишь ты процветающе, - заметил Хси.
- Кое-чего достиг. - Улыбка Доулинга имела оттенок тщеславия. - Стал
кем-то вроде народного трибуна, как объяснил мне профессор Лечон.
- Лечон? - удивился Хси. - Он все еще здесь?
- Ага. Продолжает ковыряться в брачных отношениях древних парфян. -
Он заметил выражение на лице Мерриана и сказал: - Фред, без сомнения,
считает меня ренегатом. Но, как ты уже сказал, Бозо здесь, и мы должны с
ними ладить. Кстати, я встретил человека, который тебя знает. Это Кэсс
Янг. Он сказал, что твои китайские методы вести дела почти свели его с
ума.
- А что же ему не понравилось?
- Всего лишь то, что ты никогда не говоришь того, о чем думаешь, и
что тебе сильно не нравится, когда насчет этого возражают. И еще... э-э...
сухость восточной ладони, так он это назвал. Да, помнишь Бозо Джаггинса?
Первого администратора Пенсильванского университета? Он все еще здесь и
теперь администратор целого района метрополии.
- Да неужели? - спросил Хси. - Кстати, мистер Янг не говорил тебе,
ради чего встречался со мной?
- Нет.
- В таком случае мне хотелось бы с тобой переговорить. - Хси
вопросительно взглянул на Фреда. Мерриан бросил взгляд на часы и неохотно
вышел.
- Очень жаль, - сказал Доулинг. - Он самый достойный и прямой парень
из всех, кого я знаю. Но совершенно непрактичный. - Он понизил голос. -
Готов поклясться, что он замешан в каком-нибудь антибозовском движении.
- Это может объяснить его взгляд, совсем как у голодного волка, -
сказал Хси. - А ты знаешь о таких движениях?
- Я знаю много такое, о чем знать не должен. Но что за дельце у тебя
на уме?
- Я ничего не говорил ни о каком дельце. - Хси сделал паузу, чтобы
хихикнуть. - Вижу, что тебя не проведешь, Бэлдвин. Ты знаешь о проекте
Морхауза?
- Плане унификации почтовых трубопроводов? Да.
- Так вот, как ты наверное знаешь, "Сино-Американская" контролирует
линию Филадельфия - Балтимора. А без этого участка, само собой, не могут
быть модифицированы линии от Бостона до Майами. Но мы не хотим продавать
наш пакет акций просто за так.
- И что?
- Если можно будет организовать обмен акциями - а некоторые мои
хорошие друзья уже обладают 45 процентами в новой компании "Бостон -
Майами" - это даст нам сильный голос при обсуждении операций этой будущей
компании.
- Другими словами, контроль большинства?
- Я бы не стал этого так называть. Просто сильный голос.
Доулинг улыбнулся.
- Только не пытайся пудрить мне мозги и отрицать, что твои "хорошие
друзья" - не подставные лица "Сино-Американской", Какой процент акций тебе
нужен?
1 2 3


 Лейси Эд - Блестящий шанс