от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Она тебе понравится. Настоящая Мередит, вот кто она.
И тогда Консуэло поняла, что все пропало. У Кэмпа Мередита есть дочь. Красивая рыжеволосая дочка от его красивой, образованной жены из Виргинии. Ему не нужен ребенок шлюхи-полукровки. Она никогда не расскажет ему об Энджел. Он никогда не узнает, что он потерял. И пусть это послужит ему наказанием. То, что она этим наказывает и себя, не имело значения. Энджел будет принадлежать только ей, пока она жива.
— Но ей нужно женское внимание, Конни, — вздохнул Кэмп, — как всем девочкам. И теперь, вернувшись сюда, ты можешь поселиться на ранчо, ты…
— Ты хочешь, чтобы я вышла за тебя замуж?
Он изменился в лице:
— Так вот чего ты хочешь?
Она ответила ему с горькой усмешкой на губах:
— Нет. Я больше этого не хочу. Я не хочу, как образцовая женушка, жить в твоем доме и воспитывать твою дочь для тебя. Я уже не та девушка, какой была три года назад, Кэмп Мередит. Я больше не твоя.
Она выскользнула из его объятий, но он с силой схватил ее за руку. В его лице было что-то такое, чего она никогда не видела. Пожалуй, это напоминало отчаяние.
— Ты не уйдешь вот так! Ты больше не оставишь меня! — Его голос понизился почти до шепота, и его пальцы сжали ее так сильно, что она поморщилась от боли. — Ты нужна мне, Конни. Ты знаешь, что всегда была мне нужна. Ты не можешь снова меня покинуть.
Сердце разрывалось в ее груди. Ей хотелось обнять его, излить ему свою тоску по нему, пообещать ему что-нибудь. Но она подняла голову и спокойно произнесла:
— Я больше не девушка из таверны, Кэмп. Я больше не буду твоей шлюхой. Я заслуживаю большего. Мне нужно гораздо больше.
— Черт, я куплю тебе таверну! Ты можешь быть, кем ты захочешь, только… — Его голос стал еще более хриплым. — Только не покидай меня. Не поступай так со мной, Конни.
Она посмотрела на него и поняла, почему она вернулась.
Она никогда его и не оставляла и сейчас тоже не могла этого сделать. Она влюбилась в него когда-то, однажды и навсегда. И она ничего не могла с этим поделать, это невозможно было изменить. Она любила его. Она не гордилась этим, не была этому рада. Но она не могла перестать любить его. Она принадлежала ему, а он — ей, навсегда.
Она любила его, но простить его не могла. И единственное, что могло бы окончательно соединить их сейчас, — это та тайна, которая всегда будет их разъединять.
Энджел. Ее Энджел. Потому что когда-нибудь она найдет свою дочь и приведет ее домой. Она будет любить ее и защищать, и никто никогда не назовет ее дочь шлюхой-полукровкой.
Но до тех пор с ней будет Кэмп, без которого она не может существовать.
Несколько минут она спокойно смотрела на него. И наконец сказала:
— Я остаюсь.
Глава 19
Кейси не мог поверить, что ему так повезло. Это был просто ад кромешный: пробираться через эти горы на лошади, когда уже темнело и становилось опасно идти вперед.
Он пробирался даже там, где не было тропки. Бесспорно, он бы никогда их не нашел. Он должен был потерять их след еще в Сан-Франциско. Но фортуна снова и снова ему улыбалась, и теперь он знал не только, куда они направлялись, — он их видел.
Он думал о том, что если они уже успели вернуть крест индейцам, то снова украсть его будет непросто. Он не хотел устраивать перестрелку посреди деревни, где жили индейцы, даже несмотря на то что рядом с ним скакал еще один стрелок. Но он смирился с фактом, что так и должно быть — и тогда он понял, где они находятся.
В то утро, рано, он заметил свежий конский навоз, но даже тогда не мог поверить, что добыча его так близка. По его подсчетам, они должны были обгонять его на день или два. Но Кейси с Бриггзом вчера не делали остановок, невзирая на грозу, в то время как те, кого они преследовали, похоже, ее переждали. Он рискнул предположить, что именно так они и поступили. И он выбрал более короткий маршрут — вокруг горы, следуя которому, если удача будет по-прежнему ему сопутствовать, он опередит двух всадников.
И удача ему не изменила. Теперь Кейси и Бриггз находились в высокогорном краю, едва различимые на фоне ровных лугов и зубчатых скал. Кейси сел на землю и оглянулся назад. Приблизительно в четырех сотнях ярдов внизу и в двух сотнях ярдов позади он увидел Энджел и Адама, они ехали бок о бок по открытой равнине, отдыхая в седле и неторопливо понукая своих лошадей, как будто отправились на воскресный пикник. Кейси с трудом сдержал победный возглас.
— Они попались, Бриггз, — тихо произнес он. — Они точно попались.
Бриггз положил руки на луку седла и наклонился вперед. Его прищуренные глаза внимательно рассматривали двух людей внизу. Бриггз был немногословен, и даже в этом Кейси повезло.
— Нам нужно убить обоих?
Лицо Кейси напряглось.
— Да, черт возьми. Застрели их прямо в седле.
Бриггз кивнул. ком вытащил Энджел из седла и потащил ее в шахту. Они смогли увернуться еще от двух пуль, чуть не задевших их ноги. Адам толкнул Энджел к стене и сделал, не целясь, два выстрела вслепую из шестизарядного револьвера за пределы рудника.
Ответных выстрелов не последовало. Адам плотно прижался к стене, и долго не было слышно ничего, кроме его тяжелого дыхания и дыхания Энджел и звука воды, капающей где-то в отдалении. Внутри было холодно, темно, как в яме, и пахло землей.
Энджел позвала его в безумном страхе:
— Адам!
— Я здесь. — Он протянул руку, нащупал в темноте Энджел и обнял ее одной рукой. — Ты в порядке? Тебя не ранило?
Она покачала головой, лежащей на его плече.
— Они ушли? — Ее голос был высоким и напряженным. — Ты попал в кого-нибудь из них или просто отпугнул?
— Нет. — Ему было отвратительно слышать, как его голос отдавался в темноте гулким эхом. Ему было ненавистно то, что он вынужден был ей сейчас сказать. Но он не мог ей лгать. Если бы он сказал ей раньше правду о том, что их преследуют, вполне вероятно, что к ним не подошли бы так близко. Вполне возможно, их не заманили бы в ловушку. — Думаю, что сейчас они подбираются к нам. По крайней мере я бы на их месте поступил именно так. Они поймали нас там, где и хотели поймать.
Она молчала, как будто соглашаясь с его словами. Ее голос окреп, когда она проговорила:
— Нам нужен свет. У тебя есть спички?
Он покачал головой:
— Как только мы зажжем здесь спичку, они будут знать, куда им надо стрелять. Не смотри на выход. Пусть твои глаза привыкнут к темноте.
— Адам, мы не можем дать им войти сюда! Здесь темно, мы ничего не видим, мы…
Он крепче прижал ее к себе и почувствовал, как ее сотрясает дрожь.
— Они сюда не войдут. Они тоже не смогут здесь ничего увидеть. Но они могут начать стрелять просто куда попало.
Стой возле стены.
— Я никуда не пойду, — прошептала она, вцепившись в его куртку.
Адам пристально смотрел на вход, напрягая зрение, стараясь различить в темноте черные и серые тени, и пытался анализировать ситуацию. Ну ладно, они подойдут ближе.
Затем начнется перестрелка. С другой стороны, если они подойдут достаточно близко, у него появится преимущество: он сможет их увидеть, а они его — нет. Вполне вероятно, он сможет их перестрелять — если только они подойдут достаточно близко.
Меньшее, что он сможет сделать, — не пускать их в шахту. Энджел права. Они не могут дать им возможность получить доступ в шахту — это грозит им гибелью. Пока он будет стрелять, они не войдут сюда… Но у него были только патроны, которые находились на ремне, а винтовка висела на седле лошади.
— Энджел, — тихо сказал он. — Я должен выйти наружу.
— Нет! — Прижавшись к нему, она почувствовала, как он напрягся. — Ты с ума сошел! Ты не знаешь ни где они, ни сколько их, ни…
— Мне нужно взять винтовку, — объяснил он спокойно, — и мои седельные сумки. Мы в осаде. Они знают, что без воды и пищи мы долго не продержимся.
— Но вполне вероятно, что лошадей здесь уже нет! Они могли убежать, когда…
— Надо это выяснить. — Он начал тихонько продвигаться к выходу из рудника.
Энджел шла рядом, вцепившись в его руку, даже когда они подошли близко к выходу и свет освещал им дорогу. Они остановились, прислонившись спиной к стене. Снаружи стояла глубокая тишина.
И затем он услышал то, что ожидал услышать: позвякивание уздечки, сопение коней. Их лошади стояли возле шахты.
— Они выжидают, — прошептала Энджел. — Они просто ждут, когда ты сделаешь что-нибудь подобное.
— Или они еще не прибыли на место. Это может оказаться единственным нашим шансом.
— Адам, не надо…
Он вложил ей в руку револьвер:
— Не стреляй, пока в этом не будет необходимости. Не обращай на меня внимания. И стой у стены.
Он выдернул у нее свою руку, и одно мгновение его силуэт расплывчато вырисовывался на фоне дневного света у выхода из шахты. Затем он выскользнул наружу.
Энджел слизнула пот, выступивший на верхней губе, и напряглась в ожидании. Револьвер в ее руке был слишком тяжелым и громоздким, но она умела им пользоваться. И она не собиралась оставаться здесь одна, пока там, снаружи, Адам рисковал жизнью. Она взвела курок и пошла вперед.
Лошадь Адама стояла приблизительно в десяти футах от выхода и паслась на лугу. Было слишком наивно надеяться на то, что лошадь будет стоять у входа и Адам сможет воспользоваться скалой в качестве прикрытия. Ему придется бежать к ней по открытой местности.
Он никого не увидел. Но здесь сотни мест, где можно спрятаться. За теми большими кустами, с другой стороны той возвышенности, за грудами глыб или даже на выступе над их головой. Без винтовки и седельных сумок у них с Энджел не было никаких шансов. Адам пригнулся и побежал вперед.
Он ожидал тотчас же или в следующую секунду услышать свист пули. Но он почти добежал до лошади, прежде чем слева от него пролетела пуля. Энджел выстрелила в ответ. Он подумал: «Молодец!» — гордясь своей подругой, и бросился к лошади.
Теперь он смог увидеть, откуда стреляли, и пока выдергивал винтовку и снимал седельные сумки, использовал лошадь как прикрытие. Он прицелился и выстрелил в ту сторону, где затаился враг. Лошадь поскакала вперед, и ему пришлось довериться Энджел, надеясь, что она продолжит отвлекать стрельбой вооруженных бандитов, пока он бежал к шахте.
Он понял, что их было двое. Они стреляли из винтовок, а не из револьверов. Они находились не настолько близко, чтобы выстрелы Энджел сколько-нибудь им повредили. Если бы только Адам мог точно знать, где они находятся…
Прямо перед входом в шахту Адам задержался, охватывая взглядом местность. Это длилось только мгновение, не больше. И вдруг что-то ударило его в плечо, сбивая с ног.
Он услышал, как Энджел вскрикнула, и еще до того, как он сделал следующий вдох, он вскочил на ноги, нырнул в шахту, схватил за руку Энджел и потащил в темноту.
— Скорей! — крикнул он, задыхаясь. — Черт возьми, я же велел тебе оставаться на месте! Беги!
— Ты не ранен?..
— Беги! — Он с силой толкнул ее, и они побежали в глубину шахты.
Отбежав в темноту примерно на двадцать футов, Адам остановился и обессиленно прислонился к стене. Он опустил седельные сумки на землю и попытался отдышаться.
— Энджел, послушай, — с трудом заговорил он. — Они очень удачно загнали нас сюда. Мы можем задержать их, но больше мы ничего не сможем сделать, и рано или поздно у нас кончатся патроны. И тогда они нас убьют.
Голос Энджел был на удивление твердым и рассудительным:
— Значит, мы должны найти выход отсюда. Они ведь нас не видят.
Адам кивнул, прижимая руку к ране:
— Эти шахты — у них ведь всегда есть еще один выход, правда?
— Обычно да. — Она сказала это слегка неуверенно. — Но выход может быть заколочен досками или завален камнями.
— Тогда должна быть вентиляционная шахта или что-то в этом роде. Нам нужно оставить главный козырь про запас. — Он сделал глубокий вдох и удивился тупой боли в плече. — Тебе придется побыть здесь. Если что-то услышишь со стороны выхода — стреляй! Я хочу осмотреть шахту.
Он ожидал, что она начнет возражать. Он едва различал ее лицо: поднятое к нему белое пятно на фоне теней, без всякого выражения. Затем она спросила:
— Ты захватил свою веревку?
— Что?
Она опустилась на колени, ощупывая землю вокруг того места, где он бросил свои сумки.
— Ты не должен идти туда без веревки. Ты не сможешь вернуться. — Она нашла веревку, которую он сдернул с луки седла, и один ее конец протянула ему.
— Хорошая мысль, — заметил он. Ему следовало подумать об этом самому, но его мысли становились неясными и смутными. Он дотронулся до ее щеки и улыбнулся:
— Я рад, что ты рядом со мной.
— Да. — У нее был сиплый голос. — Я тоже.
Ему хотелось заключить ее в объятия и держать так всю жизнь. Их шансы были незначительны. Они подошли так близко к цели, но по-прежнему ее могли отнять у него, и ему очень хотелось ее обнять. Но он заставил себя опустить руку и произнес:
— Ты умеешь пользоваться винтовкой?
— Немного.
Он знал — она не признается, что не умеет, даже если она никогда ее в руках не держала.. Он вложил оружие ей в руки:
— Не важно. Ты стреляешь из этой штуки, и все живое, что стоит на твоем пути, отправляется на тот свет.
Стой здесь. Так ты будешь достаточно близко, чтобы услышать, когда они начнут входить. И тогда ты просто начнешь стрелять. Не давай им подойти слишком близко, чтобы они не смогли стрелять из револьверов.
— Ладно, не дам.
Он опять улыбнулся в темноте и, поймав в темноте ее лицо, крепко поцеловал ее в губы.
— Я скоро вернусь.
— Адам. — Она хотела схватить его за руку, вернуть его назад, начать с ним спорить. Она не хотела, чтобы он оставлял ее одну. Не хотела думать, что, может, она видит его в последний раз.
Но когда он повернулся к ней, она только сказала:
— Хорошо. Я буду стоять здесь.
Глупо волноваться. Он вернется. В конце концов, у него всего пара десятков футов веревки.
И она сунула винтовку под мышку, взяла другой конец веревки и стала смотреть, как Адам уходит в темноту.
* * *
Когда Адаму оставалось около пяти футов до конца веревки, он бросил ее конец на землю. Благодаря этому Энджел не почувствует натяжение, когда он дойдет до конца, и не узнает, насколько далеко он зашел. Он двигался осторожно, держась за стену, но до сих пор туннель казался безопасным. Местами он сужался, и ему приходилось нагибаться и даже протискиваться боком, чтобы идти дальше. К счастью, в туннеле не было никаких развилок и ответвлений.
Адам ушел уже далеко от входа в шахту и не мог привлечь внимание бандитов светом. Он зажег спичку, держа ее в воздухе и отвернувшись от яркого света. Потом он огляделся, и у него перехватило дыхание.
У него под ногами разверзлась бездна… Еще один шаг — и он мог бы свалиться вниз и погибнуть. Медленно, прижимаясь к стене, он отошел от обрыва и поднял спичку повыше. Похоже, кто-то пытался пробурить еще один туннель, и целый участок горы обвалился. Видимо, поэтому шахту и закрыли.
Охваченный любопытством, он бросил спичку вниз. Конечно же, она мгновенно погасла. А когда он бросил вниз камешек, даже не услышал, как он ударился о дно.
Он зажег еще одну спичку и продолжил осмотр.
К, тому времени, когда он прошел еще сотню ярдов, боль в его плече стала очень сильной, и он чувствовал, как кровь течет по его боку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
 Дональдсон Стивен Ридер - И Красота, И Правда Исчезнут Без Следа