от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он вскрикнул рванулся было к ней, но какая-то сила удержала его на месте. Сюзанна его не заметила.
Ее присутствие в составе свиты короля объяснялось назначением господина д'Альберготти градоначальником Шарлеруа. Напротив, мадам Шатофор следовала за своим мужем, который благодаря проискам двора был смещен с должности правителя провинции.
После окончания встречи Бель-Роз, не в силах противостоять своим желаниям, отправился к дому, где жила Сюзанна. На его стук открылась дверь. На пороге стояла улыбающаяся Клодина. С радостными криками они обняли друг друга. Тут он заметил стоявшего рядом мужчину.
— Моя сестра и мой брат! — воскликнул мужчина. То был Корнелий.
От этих слов Клодина несколько смутилась.
— Господин Хогарт всего две минуты назад пришел к нам, — чересчур громко пояснила она.
Корнелий схватил руку Бель-Роза.
— Мы больше не разлучимся, — сказал он, — наши короли объединились, и наши руки тоже. Мое место солдата здесь.
— Клодина, а здесь ли мадам д'Альберготти? — спросил Бель-Роз.
При этом имени лицо Клодины потемнело.
— Да, — ответила она.
— Могу я её видеть?
Клодина отрицательно качнула головой.
— Ну всего одну минуту, одну секунду!
— Подожди здесь, — как-то строго ответила она и вошла в дом.
Через некоторое время она с бледным лицом вернулась обратно, держа в руке записку. Бель-Роз развернул её и начал читать:
«Уже четверть часа, как я за вами наблюдаю, друг мой: я вас увидела сразу, как вы вошли в сад. Перед этим сердце подсказало мне, чтобы я выглянула в окно.»
От этих слов буквы заплясали в глазах Бель-Роза. Некоторое время он ничего не видел, затем собрался с мыслями и дочитал записку до конца. В ней Сюзанна сообщала о своей тоске по любимому Бель-Розу, о том, как она страдала, узнав, что Бель-Роз хочет её видеть. Но разрешить ему посетить её означало для неё пережить такое потрясение, после которого его уход означал бы для неё просто смерть. «Когда вы покинете меня, радостный от встречи, — писала она, — я умру».
Бель-Роз прижал письмо к губам.
— Какое нежное тело и какая сильная душа! — пробормотал он.
Клодина обняла брата и повела к выходу, успокаивая по дороге. Уже выйдя из сада, они чуть не столкнулись с высшим офицером солидного возраста.
— Здравствуйте, дитя мое, — любезно сказал он Клодине, приветствуя обоих молодых людей. Проходя мимо Бель-Роза, он внимательно взглянул на него и вошел в сад. На немой вопрос Бель-Роза Клодина ответила:
— Это господин д'Альберготти.
И добавила с улыбкой:
— Я для тебя приберегла радостную весть. Корнелий, прошу вас.
— Да, друг мой, ты можешь видеть честного старого сокольничего, которого я привез из Сент-Омера в лагерь, — сказал Корнелий. Бель-Роз обнял его.
— Отец с Пьером! — воскликнул он. — Где же они?
— На стоянке артиллеристов.
И они отправились туда.
— Я привез тебе нового рекрута, — сказал отец Бель-Розу после первых объятий.
Жак с удовольствием принял под свою команду младшего брата.
Тем временем посланный Вийебрэ житель Лотарингии тщетно разыскивал Бель-Роза. В этом ему помешало прибытие короля и воцарившаяся в лагере суматоха. Наконец после долгих мытарств ему удалось обнаружить палатку Бель-Роза, и он не нашел ничего лучшего, как спрятаться за неё и ждать появления хозяина.
А Бель-Роз, выйдя от отца, которого Клодина приютила в доме д'Альберготти, столкнулся на улице с Ладерутом. Этот бывший капрал стал своего рода денщиком при бывшем сержанте. Тот и сообщил ему, что в палатке Бель-Роза ждет юный паж с известием, как было им заявлено.
— В моей палатке? — переспросил Бель-Роз.
— Так точно. С полчаса уже ждет.
Бель-Роз поспешил к себе. При его входе с чемодана встал юный паж. То была Женевьева де Шатофор.
ГЛАВА 22. ИСПОВЕДЬ МАГДАЛИНЫ
При виде герцогини Бель-Роз выглянул в окно:
— Ладерут, — окликнул он, — никого ко мне не впускай.
Получив инструкцию, Ладерут занял пост вблизи под деревом.
Бель-Роз спросил мадам Шатофор о причине её появления.
— Я пришла, — ответила герцогиня, — как виновный приходит к судье. Нет! — воскликнула она, заметив решительный жест Бель-Роза, — не отталкивайте меня! Хотя бы выслушайте.
Глядя на дрожащую герцогиню, Бель-Роз почувствовал к ней даже жалость. Наконец герцогиня, придя в себя, начала свой рассказ:
— Впервые я увидела д'Ассонвиля, когда мне было пятнадцать лет. Я тогда жила в том самом замке вблизи Экуена. Однажды я гуляла в парке одна и вдруг услышала стрельбу из мушкетов. Я испугалась и бросилась к замку, но тут на пути передо мной предстал бледный и окровавленный офицер. «— Спасите меня», — взмолился он и упал под дерево. Невдалеке был слышен топот всадников. Я устремилась к маленькой парковой калитке, но тут меня заметил их старший.
— Не видели ли вы тут офицера? — спросил он.
— Нет, нет, — ответила я, — я услыхала стрельбу и бросилась к калитке.
— Хорошо, — сказал он и поскакал в лес.
Через калитку я вернулась к раненому офицеру, лежавшему на траве. Он пытался остановить кровь, лившуюся из многочисленных ран.
— Вам больше нечего опасаться, — сказала я.
С моей помощью он добрался до ближайшего дома.
— Д'Ассонвиль говорил мне, что вы его спасли, — произнес Бель-Роз.
— И говорил вам, что я его любила?
Бель-Роз кивнул.
Она продолжала:
— Его многочисленные раны оказались не опасны. Он вскоре поправился. Мой отец был участником Фронды, и я не сообщила ему об этой истории. Мы с д'Ассонвилем полюбили друг друга. Вы должны понять, почему его смерть была для меня огромным потрясением. Ведь я стала матерью его ребенка.
На её глазах выступили слезы.
»— Бедная женщина!» — подумал Бель-Роз, чувствуя, как сжимается его сердце.
— Пришло время, когда он покинул наш замок. Вскоре моя мать умерла, а у меня родился ребенок. Я писала д'Ассонвилю двадцать раз, но ответа не получила.
Тогда я находилась под присмотром своей строгой сестры. У нас в замке жил молодой испанец, родственник моей матери. Он полюбил меня. Мы часто встречались в парке. Но эти невинные прогулки послужили причиной его гибели. Однажды он вышел из парка вместе с молодым человеком. Через час его привезли, истекающего кровью от раны шпагой. В таком состоянии его нашли в лесу. Никогда не забуду его последнего взгляда, каким он смотрел на меня. Столько в нем было любви! Тогда мне казалось, что я его тоже очень любила, и что с его смертью потеряла последнюю надежду.
— И имя его убийцы…? — спросил Бель-Роз.
— Я его узнала слишком поздно. Три дня спустя я получила письмо от д'Ассонвиля, в котором тот сообщал, что был с секретным поручением в Италии и теперь отправился в Англию по заданию кардинала Мазарини. Из письма было видно, что он любил меня по-прежнему, но его язык сделался более сухим и тяжелым. О моих письмах он не вспоминал.
Мой отец и слышать не хотел о Гастоне д'Ассонвиле. Он мечтал выдать меня за богатого придворного. А Гастон в письме назначил мне свидание в лесной сторожке. Узнав, что я стала матерью его ребенка, он очень обрадовался. И потому начал разговор с вопроса:
— Вы меня любили?
— Конечно, — ответила я, — но я это преодолела.
— Любили вы кого-нибудь за время моего отсутствия?
— Нет, никого. У меня был дорогой брат, он умер.
— Не проклинайте меня, — сказал он, — я ведь люблю вас по-прежнему. Я обвинял вас, но ведь вы мать…
У меня не оставалось времени на разговоры, и я ушла к ребенку.
— Ребенок, — произнес Бель-Роз. — Это существо связано с моей миссией.
— Ваша миссия проста, — сказала Женевьева. — Чего хотите вы, хочу и я. После той встречи я заболела. А когда выздоровела, отец сказал мне:» — Я привел вам мужа.» И представил мне герцога де Шатофора.
Что я могла поделать? Мой отец был единственным человеком, кого я боялась. После месячного колебания я вышла за герцога. С д'Ассонвилем мы встречались у кормилицы моего ребенка на улице Кассе. Но что поделаешь, я больше не любила его. Я просила его прекратить наши отношения, но он настаивал на их продолжении. Предлагал мне бежать с ним из Франции и жить втроем с нашим ребенком где-нибудь в другой части света. Я отказалась.
— Тогда я заберу ребенка! — воскликнул он.
Это меня страшно напугало и возмутило.
— Этого не будет никогда! — решительно ответила я.
Но на следующий день ребенок исчез. У д'Ассонвиля не было времени на его поиски: началась война во Фландрии и он должен был оставить Париж. Я осталась одна. Мой муж пребывал при дворе. Меня заметили в окружении короля благодаря своей молодости, красоте, обаянию. Мужчины мной восхищались, и это вскружило мне голову. Д'Ассонвиль меня возненавидел. Сколько раз я плакала целую ночь в молельне, как Магдалина у ног Христа! А наутро снова празднества и другие развлечения. Я потеряла голову и катилась по наклонной плоскости, пока не встретила вас. Помните ли вы это, Жак?
— Следы пожара ещё не стерлись, — тихо произнес Бель-Роз.
— Позвольте мне верить, что вы меня простили. Вы глубоко поразили мое сердце, я люблю вас!
— Простите, — сказал Бель-Роз, — я не могу быть вашим судьей и потому не могу ненавидеть.
Женевьева воздела руки к небу.
— Благодарю тебя, Господи, — сказала она, — он меня не отталкивает. Я постараюсь быть достойной вас. Может быть, вы когда-нибудь меня полюбите.
— Но разве я вас не любил? — вскричал Бель-Роз, едва сдерживая чувства.
На лице Женевьевы вспыхнула радость.
— Я была любима. Правда ли это?.. Все-таки, что же это было — ваша жалость или отзыв в сердце? Жак, дорогой, вашу руку! Вашу руку, прошу вас!
Жак взял в руки голову Женевьевы и поцеловал её в лоб.
Этот поцелуй воодушевил герцогиню. Она обвила руками шею Бель-Роза и воскликнула:
— Я больше не страдаю!
ГЛАВА 23. ЗАПАДНЯ
На другой день Бель-Роз, открыв глаза после сна, предался воспоминаниям о вчерашнем. Воспоминание о женских ручках, обхвативших его шею, сменялись обликом несчастной Сюзанны. На душе молодого человека скребли кошки, когда в палатку заглянул Ладерут.
— Вас ждет какой-то человек, — сообщил он.
Бель-Роз оделся и вышел наружу. К нему подошел неизвестный. То был Конрад, действовавший по заданию Вийебрэ.
— Вы лейтенант Жак Гринедаль? — спросил он и, получив утвердительный ответ, сообщил: — Вам письмо.
Вскрыв конверт, Бель-Роз узнал почерк Женевьевы и прочел:
«Следуйте за этим человеком. У меня к вам важное для нас обоих дело.»
Краткость письма несколько удивила Бель-Роза.
— Вы, стало быть, знаете, куда ехать?
— Да, мсье.
— Хорошо. Приготовь лошадь, — велел Бель-Роз Ладеруту.
— Все готово, — и Ладерут привел двух лошадей.
— Эти две лошади неразлучны, — сказал он. — Лейтенант, вы позволите, чтобы серая сопровождала черную?
— Пусть будет, как она хочет.
Тут к Бель-Розу приблизился Конрад и негромко произнес:
— Эта персона настойчиво рекомендовала, чтобы вы ехали один.
Однако у Ладерута был тонкий слух (и добавим, нюх), безотказно действовавший в подобных ситуациях.
— Друг мой, твоя персона ведь не знала, что моя серая очень не любит одиночества. Просто не переносит его, брыкается, дерется и может даже затоптать до смерти, если останется одна в стойле. Так что уж ступай, а мы за тобой. Эй, Гриппар! — обратился он к капралу, — если господин Нанкре будет нас спрашивать, скажи, что мы скоро вернемся. А если будет искать, скажи, что мы…Куда мы едем?
— В Морланвельс, — угрюмо ответил Конрад. Он сообразил, что лживый ответ может по мере их приближения к цели вызвать подозрения.
И все трое отправились в путь. Они не проехали и лье, как к палатке Бель-Роза подъехала мадам Шатофор. Узнав от Гриппара, что Бель-Роз отправился в Морланвельс, она воскликнула:
— Но ведь испанцы как раз в той стороне!
— И германцы тоже, — пробурчал Гриппар.
Тут герцогиня увидела валявшуюся на земле записку. Она подняла её, прочла и спросила:
— Лейтенант читал эту записку?
— Да, читал.
— Предательство! — воскликнула герцогиня.
Именно в этот момент к палатке подошли Корнелий Хогарт, Гийом и Пьер.
— Мадам — герцогиня де Шатофор, — представил Хогарт Женевьеву, кланяясь.
— Прекрасно, мсье, но сейчас убивают Бель-Роза.
— Что вы сказали, мадам! — вскричал старый Гийом. — Ведь я его отец!
— Он в Морланвельсе, едемте за мной. — Герцогиня решительно выхватила у Гриппара из-за пояса пистолет, вскочила на лошадь, рванула повод и помчалась вперед. Остальные, быстро наняв лошадей у драгун, кинулись следом.
Тем временем Конрад привез Бель-Роза и Ладерута в небольшую лесистую долину. Вдали виднелся замок.
— Туда, — Конрад показал на замок.
По дороге Ладеруту послышался шум в соседнем кустарнике. Он достал пистолет и предупредил Бель-Роза, что здесь может быть враг. Бель-Роз стал осматриваться вокруг. Послышался цокот конских копыт.
— А вот и кабан на железных лапах, — заметил Ладерут.
Тут Конрад выхватил пистолет из кармана и направил его на сержанта. Да только не учел одного: Ладерут давно уже следил за ним. Он тоже успел направить пистолет на Конрада, и два выстрела прозвучали почти одновременно.
Конрад промахнулся, а пуля Ладерута прострелила ему руку насквозь и попал в голову его коня. Животное понеслось вскачь к болоту, прыгнуло в него и погрузилось в тину. Конрад попытался было освободиться, но не успел. Его поглотила вода.
Тем временем из-за деревьев показалась группа всадников во главе с Вийебрэ. Тот медленно приблизился к Бель-Розу. На боку у него болталась шпага в ножнах, за поясом был заткнут пистолет.
— Сегодня я добьюсь реванша! — прокричал он Бель-Розу.
— Вы его крадете, — ответил Бель-Роз.
— Это мелочи, — ответил Вийебрэ, — главное, расплата состоится.
В этот момент послышался топот скачущих лошадей. Все посмотрели в ту сторону, откуда приближалась группа всадников во главе с женщиной. Вийебрэ узнал мадам Шатофор и побледнел, затем выхватил шпагу.
— У вас те, — произнес он, глядя на Бель-Роза и Ладерута, — а у нас — эти. — И он позвал свою банду во главе с Бурком.
Всадники сблизились, возникла напряженная пауза. Бурк, возглавлявший свою команду, схватил мадам Шатофор за руку.
— Ого, — произнес он, — глаза как изумруды! А вокруг шеи золото! Да это клад.
— Похоже, ты меня коснулся, — сказала герцогиня.
И, выхватив пистолет, выстрелила ему в голову. Это послужило началом схватки. Послышались выстрелы и удары шпаг. После первых выстрелов упали один из слуг герцогини и Хогарт. На стороне бандитов оказалось превосходство. Испуганная мадам Шатофор ломала руки. Глядя сквозь дым от выстрелов, в котором сверкали клинки, она заметила, как из-за деревьев выезжает новая группа всадников.
ГЛАВА 24. КРИК ДУШИ
Женевьева бросилась к ним. На ней была кровь Бурка, а в руке она держала пистолет.
— На французского офицера напали, — прокричала она, обращаясь ко всадникам, — друзья вы или враги, но если вы благородные люди, то должны его спасти.
Тот, кто казался главным в этой группе, махнул рукой. От всадников отделилась часть солдат с офицером, которые помчались следом за ней.
К тому времени раненый Ладерут лежал на земле. Бель-Роз, также сброшенный на землю, продолжал драться со шпагой в руке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22


 Горький Максим - О сказках