от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Это все, что я могу. Он переводится в крепость Шалон. — И Лувуа поднялся с места.
Итак, приказ был на руках у Сюзанны. Тем временем Ладерут провел нужную подготовку, пользуясь средствами, предоставленными мадам Шатофор.
Через сутки ночью в камеру Бель-Роза пришел офицер и приказал ему подготовиться к немедленному переезду в Шалон. Вышедшего из камеры Бель-Роза окружила охрана. Среди солдат оказался его старый знакомый, экс-канонир Бультор. Он приветствовал Бель-Роза с усмешкой:
— По-моему, мы квиты. Я победил.
Бель-Роз не ответил ему, но, подняв глаза, увидел на лошади в качестве форейтора не кого-нибудь, а самого Ладерута, прикрывающего лицо. Бель-Роз едва сдержался от возгласа удивления.
— Ну вот, начинается вторая часть представления, — произнес Бультор. — Я побеждаю вторично.
Ладерут щелкнул кнутом.
— Эй, приятель, — сказал он унтер-офицеру, севшему рядом с Бель-Розом, — дорога плохая, будет тряска, так что держись за ремни.
— Вздор, — возразил мрачно унтер, — дорога, что паркет, и целый месяц ни капли дождя.
Зато Бель-Роз взялся за ремни: он понял. Карета тронулась с места, и они вскоре покинули Париж. Но едва отъехали от Вийежуифа, как пришлось остановиться: дорога была преграждeна с одной стороны сваленным деревом, с другой — неподвижно стоявшей повозкой.
— Эй, там в повозке человек! — прокричал Ладерут, оборачиваясь к охране.
Человек зашевелился, поднял тучу пыли от соломенной подстилки, раскинул руки и улегся снова, по-видимому, заснув.
— Мсье унтер, пошлите ваших солдат прогнать эту соню с дороги, — обратился Ладерут унтер-офицеру.
Тот выслал Бультора к повозке. Бультор, долго не думая, схватил было спящего за шиворот. Но тот оказался не таким уж спящим: в ответ он нанес сильный удар и Бультор рухнул на землю. Тотчас Ладерут пустил карету на поваленное дерево так, что она упала на ту сторону, где сидел унтер-офицер. Прятавшиеся поблизости люди подскочили на помощь Ладеруту. Вскочивший на ноги человек в повозке — то был, разумеется, Корнелий — тоже бросился им на помощь. В результат стража оказалась связанной. Их перенесли в карету («чтобы не замерзли», — пояснил Ладерут).
— Ну, молодцы, а теперь скорее в лагерь, — скомандовал Гриппар своим саперам.
На лошадях, выпряженных из тюремной кареты, Бель-Роз с друзьями отправились в путь и вскоре достигли маленькой часовни.
Ладерут постучал в дверь. Она открылась. Показались две закутанные женские фигуры.
— Спасен! — воскликнули они, увидев Бель-Роза с друзьями.
То, разумеется, были Женевьева и Сюзанна. Бель-Роз соскочил с коня, кинулся к Сюзанне и обнял её. В темноте он не успел сразу разглядеть, что там была и Женевьева, которая предусмотрительно оставила Сюзанну наедине с Бель-Розом, укрывшись в соседней комнате. Там она почти без чувств упала на стул.
— Скорее на коня! — воскликнул Ладерут. — Каждое слово сейчас стоит нам одного лье.
— Едем в лагерь! — скомандовал Бель-Роз.
— Уж лучше прямо в Бастилию, — посоветовал Ладерут.
— Но меня ждут, надеются!
— И расстреляют, — холодно добавил Ладерут.
Вмешался Корнелий, но Бель-Роз не хотел бежать без Сюзанны.
— Но я живу для того, чтобы уберечь вас, — сказала она, — и когда я получу от вас весточку, я тоже пошлю вам хорошую новость.
Тем временем Женевьева пришла в себя и принялась молиться о спасении Бель-Роза и ниспослании ему счастья в будущем. Она делала это с такой горячностью, что когда за окном послышался топот коней, не сразу поняла, в чем дело, и заломив руки, воскликнула:
— Все погибло!
Однако вошедшая Сюзанна сообщила, что это прибыла карета герцогини. Взяв себя в руки, Женевьева, наконец, успокоилась и быстро собралась в дорогу.
— Куда поедем? — спросил её кучер.
— В монастырь кармелиток, — ответила она.
ГЛАВА 30. ОГНЕННАЯ СКАЧКА
Когда, наконец, Бель-Роз уступил настояниям Ладерута и Корнелия, на башне соседнего монастыря пробило одиннадцать. Стояла тихая и темная ночь. Три беглеца обогнули Париж и направились в Кале. Там должен был вступить в действие план, разработанный Корнелием. Тот сообщил, что они отправятся в Англию.
— В Англию? — удивился Ладерут. — Чего мы там не видели?
— Там живут мои друзья.
— Ваши друзья, стало быть, англичане?
— Какое это для тебя имеет значение?
— Но мне бы хотелось испробовать иной вариант.
— Приятель, ты забыл о достоинствах Корнелия, — заметил Бель-Роз.
— Никак нет! Мсье Хогарт ирландец, а Ирландия — это французская страна. Но если не туда, то едем в Испанию.
— Это слишком далеко.
— Тогда в Лотарингию.
— Это слишком близко.
— Тогда во Фландрию.
— То есть в объятия Лувуа. А что ты имеешь против Англии? Боишься умереть там с голоду?
— Именно. Говорят, бараны там, как телята, а телята — как коровы.
— Боишься Ла-Манша?
— Я родом из Дьеппа.
— Ты воображаешь, что там вместо людей живут людоеды?
— У одного моего знакомого англичанина дочь — чудо-красавица.
— Боишься тамошних дождей?
— Мое детство прошло в Нормандии, а юность — в Шантийи.
— Так чего же ты боишься?
Ладерут хотел точно указать причину, но заметив, что Бель-Роз на него больше не смотрит, пробормотал негромко:
— Все равно я не люблю Англию.
И они продолжали путь, сильно облегченный золотом, полученным за драгоценности мадам Шатофор. Так они проскакали большую часть пути, когда в Ноайе под Бель-Розом упала лошадь.
— Придется протащиться пару лье пешком по королевской дороге, — со вздохом сказал Ладерут, осмотрев копыта животного. — Не очень-то здорово куют подковы у королевской стражи.
— Но у нас останутся две лошади, — возразил Корнелий.
— Тогда их у нас не будет, — опять со вздохом заметил Ладерут. — Ковали их всех на одной кузнице.
В Нувьоне лошадь Корнелия споткнулась о камень и рухнула на дороге.
— Ты прав, — заметил Корнелий, — вот, наконец, и пришло несчастье.
— Помолимся Богу, чтобы оно было единственным.
Перековав коня, они смогли добраться до Бернэ. Здесь у одного трактирщика они нашли старую карету. Поторговавшись, Ладерут приобрел её, и они покатили дальше уже в экипаже, а не верхом. Правил, конечно, сам Ладерут. Находясь выше остальных, он постоянно оглядывался назад. Наконец сзади на дороге появилось облачко пыли. То была группа всадников. Ладерут всмотрелся в них, затем наклонился к окошечку.
— Сзади Бультор, — сообщил он.
Бель-Роз вытащил пистолеты.
— Ничего, — сказал Ладерут, — в карете он на нас не обратит внимания.
— Все же лучше приготовиться, — возразил Бель-Роз.
— Лучше укрыться.
— Как?
— Увидите.
Ладерут свернул на дорогу, отходившую в сторону. Удары кнутом так и посыпались на бедных лошадей.
— Мы с капитаном сейчас скроемся вон за той стеной, — обратился Ладерут к ирландцу, — а вы поезжайте дальше. Вас Бультор не знает: было темно, когда вы лежали на повозке, и он вас не разглядел. Осторожно, вот они!
Бель-Роз с Ладерутом выскочили из кареты и спрятались за стену. Корнелий лихо завернул и опрокинул карету, ловко соскочив с нее. К подъехавшему вместе со своими людьми Бультору он обратился с просьбой помочь поднять карету. Пробурчав, что им некогда, Бультор повернул со своей командой назад.
Но от Бультора было не так просто отделаться. Он уже понял, что беглецы стремятся бежать в Англию и потому с тщательным рвением проверял дорогу к морю. В Кормоне ему удалось настичь беглецов. Здесь Бель-Роз надеялся найти у рыбаков лодку для переправы через Ла-Манш. Но когда они уже увидели вдали море, позади стал заметен и настигавший их Бультор.
— На землю! — скомандовал Ладерут, а сам быстро перерезал постромки.
Бель-Роз и Корнелий прыгнули на лошадей, а Ладерут ползком по земле двинулся в сторону от дороги. Бультор увидел двоих беглецов и с яростным криком бросился вслед за ними. Тем временем Ладерут, не выпускавший узды одной из лошадей, вскочил на неё и бросился к морю, тогда как Бель-Роз и Корнелий дали большой крюк в сторону. Ладерут быстро примчался на берег. Здесь ему удалось договориться с хозяином одной лодки. Старый рыбак с сыном направили лодку в то место, которое указал Ладерут. Бель-Роз и Корнелий, нещадно коля своих лошадей шпагами, бросились в воду и на лошадях поплыли к лодке. Ладерут, стоя на борту, направлял лодку им навстречу. И тут им повезло: лошадь Бультора поскользнулась, и он рухнул всего в нескольких шагах от берега. Поднявшись на ноги, он заметил, как трое беглецов удаляются в море, насмешливо приветствуя его шляпами. Бультор, однако, лишь усмехнулся.
— Еще не все потеряно, — произнес он, — грудь его у меня на мушке.
И он выстрелили в Бель-Роза. Пуля попала тому под правую руку. Бледный Корнелий кинулся к другу, пытаясь остановить кровь. Ладерут, пораженный увиденным, с минуту смотрел на рану Бель-Роза, затем прижал к ней пальцы и, вытянув окровавленные пальцы в направлении Бультора, прокричал:
— Кровь за кровь!
ГЛАВА 31. ОБРАТНАЯ СТОРОНА МЕДАЛИ
Пока Бель-Роз в компании с Корнелием и Ладерутом направлялся в Англию, Сюзанна поехала в Париж. Когда она вошла в свой дом на улице Осей, Клодина, увидев её радостные глаза, бросилась к ней в объятия. И подруги предались мечтам о тех временах, которые наступят после возвращения их возлюбленных.
Они провели так всю ночь напролет. Когда наступило утро, в дверь раздался громкий стук. Вошедший лакей сообщил, что внизу офицер из свиты министра Лувуа ждет мадам д'Альберготти.
Когда Сюзанна спустилась, офицер сообщил, что министр немедленно ждет её по важному делу. Сюзанна отправилась с ним к Лувуа.
Когда она вошла в кабинет, министр взволнованно зашагал было ей навстречу, но остановился.
— Я готовился ко всяким неожиданностям, мадам, ко всяким, — сказал он.
— Я рассчитывала на такую услугу и собиралась принять участие в поездке, но кто-то другой опередил меня.
— Этот другой — унтер-офицер королевской службы, которого ваши сообщники душили, били, пленили.
— Когда офицера королевской службы мучают, возможно, и пленяют унтер-офицера королевской службы, — парировала Сюзанна.
— Это вас может завести слишком далеко, мадам.
— Не дальше, чем это сделает король.
— Король во Фландрии, а я здесь.
Сюзанна промолчала. Она начинала понимать, что Лувуа решил всерьез взяться за дело. А то, на что он бывал способен, ей было известно. Даже ребенок мог не дождаться от него пощады.
— Я очень рассержен, мадам.
— Я ваша пленница, монсеньер.
— Я это знаю. Это ваша оплошность.
Сюзанна посмотрела на министра с удивлением.
— Я могу обещать, что поскольку вам хотелось отправить Бель-Роза подальше, вы можете последовать за ним.
— Но я пока не его жена.
— Благодарю вас за эту деталь. У меня нет Бель-Роза, стало быть, платить — вам. За преступление следует понести кару.
— Но о каком преступлении вы говорите, монсеньер, тем более о каком моем преступлении? Что я люблю Бель-Роза? Видно, вы никогда сами не любили, а то бы не угрожали женщине за такое «преступление».
Лувуа был почти взбешен.
— В моей власти отомстить каждому, кто со мной не считается. Вы ошибаетесь, если думаете, что можете мне на что-то указывать. С вашей стороны это просто безумие. У мадам Шатофор есть хотя бы преграда между мной и ею в лице её мужа. Вы же свободны, тем хуже для вас.
— Вы ошибаетесь, монсеньер, я замужем.
Лувуа закусил губу до крови. Он сел за стол и стал перебирать бумаги.
— Покончим с этим, мадам. Я не угрожаю, а просто действую. Вы спасли Бель-Роза, но он ещё не покинул предела нашего королевства.
— Он это сделает завтра.
— Об этом мне доложит Бультор.
Он позвонил. Вошел секретарь.
— Идите, мадам, и ждите от меня указаний. А вы, — обратился он к секретарю, — пригласите ко мне мсье де Шарни.
Сюзанна поднялась, простилась с Лувуа и вышла. Вошел Шарни, маленький человечек с испуганными глазками. У него был вид существа, неспособного к защите.
— Вы знаете даму, которая только что вышла от меня? — спросил его Лувуа.
— Я её разглядел.
— Вы должны её выследить.
— К вашим услугам.
Тем временем секретарь министра отвел Сюзанну в маленькую комнатку, где уже находился молодой человек благородной наружности. При виде Сюзанны он встал. Сюзанна взглянула на него. Ей показалось, что она уже его видела.
— О, маркиза! Приятно встретиться с вами, — произнес он.
Сюзанна пристально всмотрелась в него и узнала мсье Понро — знакомого их семьи, когда она ещё жила в Мальзонвийере. Она ответила поклоном, а мсье Понро воспользовался старым знакомством и поцеловал ей руку.
— Но, как я вижу, вы только что от Лувуа? — спросил он.
— Вы не ошиблись.
— Если хотите, могу предложить вам свои услуги. Ведь я в некотором родстве с Лувуа.
— Прекрасно. Ваш родственник хочет упрятать меня в тюрьму.
— Вас?! — Понро был поражен. — Это невозможно. Что же вы такое совершили, вы, кто никогда не может совершить ничего противозаконного?
— Я освободила государственного преступника.
— Да, это скверная история. Лувуа не очень-то станет разбираться. Нет, вы не попадете в тюрьму, мадам. Наконец, вы не одиноки…
— Я вдова, мсье, — ответила Сюзанна.
Тут Понро заметил, что Сюзанна одета в черное.
— Вдова! — воскликнул он. — По-моему, только от вас зависит, оставаться ли в этом состоянии.
Вошел лакей и пригласил Понро к министру.
В кабинет Лувуа он вошел в тот момент, когда оттуда выходил Шарни.
— Садитесь, — предложил министр. — Я пригласил вас с тем, чтобы дать важное поручение, которое вы начнете выполнять в назначенное время.
— Я приму его и приступлю к нему, когда вы скажете.
— Этого я от вас и ждал.
— Позвольте мне сказать вам несколько слов о деле, касающемся одной персоны, в которой я сильно заинтересован.
— Кто это?
— Маркиза д'Альберготти.
— Вы знаете, в чем она замешана?
— Да.
— И все же она вас интересует?
— Я собираюсь на ней жениться.
Лувуа не смог сдержать смеха.
— Прекрасная причина, — промолвил он. — Но тут есть загвоздка: она сильно интересуется одним несчастным по имени Бель-Роз. И даже освободила его при переезде в Шамон. Захвачены лошади, унтер-офицер стражи посажен в багажник кареты.
— Это не слишком болезненно.
— Вы находите? Я считаю, что все это заслуживает наказания. Я задержал возлюбленную до той поры, пока не получу любовника.
— И тем оказываете услугу любви, — иронически усмехнулся Понро. — Женщина в плену, мужчина на свободе — чем не рай?
— Вот вам повесы. Они воображают, что весь мир создан по их желанию.
— Мир не так уж плох, монсеньер кузен.
— Эта женщина любит всей душой, и её любимый сразу вернется, как только узнает, что она в тюрьме.
— Нет, он не вернется. Он же не дурак. Капитан не рассчитывает вперед больше, чем на час, маркиза — больше, чем на завтра.
— Хорошо, пусть так. А не подойдет ли вам роль её жениха?
— Мне?! — Понро подпрыгнул на стуле.
— Да. Вы ведь проявляете к ней интерес, виконт, не так ли?
— Что ж, идея приятная.
— Ответ дадите завтра. Но не боитесь вы Бель-Роза?
— Пустяки! На моем пути было два десятка таких Бель-Розов. В шести случаях я отправил на тот свет подобные экземпляры.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22


 Мосийчук А - Изобретатель