от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

большие облака то и дело закрывали луну. Он прислушался, и решил, что шагах в десяти слышен чей-то шепот. Сев верхом на стену, Ладерут спустился вниз по выступам камней, торчавшим из стены, затем повернул направо. Но тут к нему кинулись двое.
— Проваливай! — крикнул один из них, который оказался Гриппаром. Второй же нанес удар кинжалом. То был Бультор. Но Ладерут успел отпрыгнуть, и удар пришелся по его одежде.
Бультор атаковал вновь, но Ладерут скрылся за углом стены. Пробежав шагов сто, он быстро вскарабкался на ближайшее дерево, по его толстым веткам перебрался на стену и оттуда спустился в монастырский сад.
— Прекрасно, мсье Бультор, — пробормотал он, — ваш удар я вам верну.
ГЛАВА 41. ПОМОЩЬ НА ПОЖАРЕ
Когда Сюзанна и Клодина услышали крик Гриппара, они поняли, что их бегство сорвалось. Через некоторое время к ним подбежал Ладерут, чьи гимнастические способности позволили ему преодолевать стены монастыря, как привычные снаряды для упражнений.
— Дело провалилось. Срочно уходите, — прошептал он обеим женщинам.
— А что с Бель-Розом, Корнелием?
— Все в порядке. Идите к себе. Даю слово сержанта, я вас отсюда вызволю.
Все разошлись по местам. В свою очередь Бультор и Гриппар продолжали рыскать вдоль монастырских стен, первый — на ходу рассыпая угрозы, второй — резонерствуя.
— Проклятье! — вскричал Бультор, вытирая листьями несколько капель крови на кинжале. — Это прямо какой-то колдун — исчез, и все.
— Да пусть, — ответил Гриппар, — все равно сдохнет: вы ж его крепко долбанули.
И они отправились дальше вдоль стены. Через некоторое время Бультор наткнулся на неподвижное тело мужчины, лежавшее у дорожного столба головой к монастырской стене.
— Вот он! — воскликнул Бультор, разглядывая тело. — Хороший удар, прямо в глотку.
Он вынул свиток из кармана и свистнул. Прибежавшие полицейские сообщили, что ничего не видели и не слышали. Впрочем, один из них сказал, что примерно четверть часа назад он пропустил двух человек, закутанных в плащи, поскольку те сказали пароль.
— Наверняка это те, кто его убил, — сказал Гриппар.
На самом деле было вот что. Утром этого дня Бультор встретился с племянником Меризе, ведя за собой четырех лошадей.
— Во, какие красавцы! — сказал Бультор, указывая на лошадей. — Что скажешь, Кристоф? Две сотни пистолей, и они перейдут к твоему дяде.
— У меня в карманах ни гроша, — вздохнул Кристоф. — Правда, один господин обещал вечером десять или двадцать пистолей.
— Какой господин?
— Он живет у папаши Меризе, говорит, как герцог, и платит, как король.
— А тому господину не нужны четыре лошади?
— Мне поручено найти сильных и проворных.
Бультор не забыл, что Бель-Роз жил в гостинице папаши Меризе. Предложив распить бутылочку-другую, он засыпал Кристофа вопросами. А потом помчался к Гриппару, которому все рассказал.
— Таким образом, я их выследил, — сказал он. — Правда, у меня нет при себе пистолетов. Пойду к оружейнику.
Но по пути Бультор свернул на улицу По-де-Фер-Сен-Сюльпис. Тем временем Гриппар побежал в гостиницу «Царь Давид», где нашел Корнелия.
— Слава Богу, вы здесь! — перевел он дух.
— Я жду Кристофа с лошадьми, — ответил Корнелий.
— Возле монастыря — десяток человек, все вооружены. Они имеют приказ открыть огонь.
— Хорошо, — сказал внезапно вошедший к ним Бель-Роз, — наймем пяток храбрецов и устроим славную драку.
— А дамы? — парировал Гриппар. — Они что, будут под огнем?
— Хорошо, — ответил Бель-Роз, — двинемся в путь наперекор обстоятельствам. Поздно предупреждать Ладерута.
Ночью они отправились к монастырю, рассчитывая встретить на углу сержанта.
— По крайней мере, надо его предупредить, — решил Бель-Роз.
Сказав пароль, они подошли к стене. Бель-Роз собрался было перекинуть шелковую веревку с крюком за стену, как на него бросился человек, следивший за ними из ниши. Бель-Роз одной рукой оттолкнул его, другой вонзил ему в горло кинжал. Человек упал без единого крика. Но тут Гриппар издал вопль, когда увидел Ладерута. Бель-Роз и Корнелий быстро оттащили тело в сторону, а Ладерут взлетел на стену. Бель-Роз с Корнелием направились было назад к гостинице, но их остановил окрик «Кто идет?» Они не ответили. Последовал вторичный окрик и раздался выстрел. Они побежали. Люди Бультора погнались за ними, но друзья сумели, пользуясь темнотой, скрыться.
Корнелий привел друга в дом Понро на улице Руа-де-Сисиль.
— Куда ты привел меня? — смеясь, спросил Бель-Роз.
— Мы у нашего врага Понро. Здесь мы под лучшей защитой, чем у друга Меризе.
В эту ночь к Бультору пришел мсье Шарни, который посетил гостиницу Меризе.
— Птички улетели, — сообщил он Бультору, — но они вернутся.
На другой день Ладерут рубил ветки в парке, наблюдая искоса за дверью, откуда выходила в парк Клодина. Наконец около полудня Клодина, осмотревшись, приблизилась к Ладеруту.
— Вы слышали выстрел? — спросила Клодина, остановившись неподалеку от него и разглядывая вишневые деревья. — Никто из наших не ранен?
— Никто. Бультор был зол, как черт, я это успел заметить, стало быть, у него были одни неудачи. А что собираются предпринять с мадам д'Альберготти?
— Этой ночью её увезут, не знаю, куда, возможно, в Бастилию. Так сказала мать Еванжелика. Надо предупредить Бель-Роза и Корнелия.
— Предупрежу. Будьте вечером наготове.
Ладерут взял большой красный платок, забрался на высокую вишню и повесил его.
— Что это ты делаешь? — спросил его Жером.
— Воробьи склевали половину вишен. Хочу сохранить остальные.
— Хорошая идея.
— У меня их тысячи.
А Бель-Рз с Корнелием, пробыв некоторое время в доме Понро, покинули его совершенно преображенными. Бель-Роз отправился на чердак наблюдать за монастырем, Корнелий же пошел к «Царю Давиду» искать Гриппара. Как только Бель-Роз увидел красную тряпку на дереве, он быстро сбежал вниз и помчался на улицу Франк-Бурже-Сен-Мишель.
— Ладерут вывесил красную тряпку, — сообщил он Корнелию и Гриппару.
— Готовься к вечеру, — сказал Корнелий Гриппару.
— Прекрасно! У меня есть пистолет. Не Бог весть что, но тем интереснее победить таким оружием. — Гриппар любил философию, это точно.
Тем временем Кристоф готовился доставить лошадей к назначенному времени и месту. Ладерут, собираясь в поход, положил в карманы пару пистолетов, а под одеждой спрятал кинжал.
»— Надо спешить, — думал он, — пока не вернулся истинный Амбруаз Патю.»
Настал вечер. Ладерут вышел в огороды. Там он обнаружил сарай со старой мебелью и несколькими коровами, которых держали монахини. Сарай был метров тридцати в длину.
Ладерут присел за углом, достал из кармана трут и огниво, распалил трут и сунул его в кучу соломы рядом с сараем. Через пару минут взвилось пламя. Ладерут помог ему, размахивая снятой курткой. Пламя стало распространяться по стенам. Немного подождав и убедившись, что все идет как нужно, он вбежал в сарай, выгнал наружу коров и помчался к монастырю, крича во все горло:
— Пожар! Пожар!
Первым, кто откликнулся, был Жером. Услыхав только, что кричит его «племянник», он поднял ещё больший шум. В это время монахини служили вечерню. Услышав крики, матушка настоятельница подошла к окну и увидела отблески пламени. Женская интуиция сработала быстро.
— Горит монастырь! — закричала она.
Поднялась суматоха. Привратница открыла дверь. В общей суете Клодина действовала более целеустремленно. Помня предупреждение Ладерута, она кинулась в келью Сюзанны, схватила ту за руку и, предварительно закутав лицо, вывела вниз. Монахини же метались по монастырю, крича и плача, но ничего не предпринимая. Ладерут метался по двору с криками, будоражившими всю округу, а не только монахинь. Жители квартала, привлеченные криками Жерома и Ладерута и заревом пламени, побежали к монастырю. Они скорее взломали, нежели открыли ворота, и во двор ввалилась толпа, спешившая на помощь. Ладеруту только этого и надо было. Он бросился во вест опор к условленному месту, где забрал ждавших его Клодину и Сюзанну и вместе с ними побежал к воротам. На пути их перехватили Бель-Роз и Корнелий, появившиеся во дворе вместе с толпой. На бегу с Ладерута слетела шляпа. И тут находившийся во дворе Бультор узнал во мнимом садовнике своего врага.
— Ладерут! — вскричал тот и хотел было броситься следом, но живой вал преградил ему дорогу, что привело Бультора в бессильную ярость.
Тем не менее Ладерут все же подвергся нападению. Мсье Шарни тоже оказался в толпе, так как направлялся в монастырь для ежедневной проверки. Услышав крик Бультора, он заметил Ладерута и бросился к нему, на ходу вытащив кинжал. Но сержант был начеку. Перехватив руку Шарни с кинжалом, он другой вцепился ему в горло. Глаза Шарни выкатились, колени подогнулись и он рухнул на землю.
Больше никаких препятствий на пути к воротам не было. Их встретил Гриппар и повел скорым шагом к месту, где стояли четыре лошади Кристофа. Дальше они помчались галопом. Бель-Роз и Корнелий держали возлюбленных в руках. Сзади вдруг послышался гул. Все оглянулись: пламя взметнулось вверх, озаряя все небо.
— Рухнул сарай, — спокойно заметил Ладерут. — Я знал, что он наделает больше страху, чем вреда.
— Я в долгу перед тобой, — произнес Бель-Роз, нежно поддерживая Сюзанну, которая лежала в его объятиях, обхватив его шею.
— Ладно, ладно, — недовольно буркнул Ладерут. — Гриппар, стой, поехали сзади. Нам ещё надо последить за Бультором.
ГЛАВА 42. БРОДЯГА
Между тем Бультор, оставив своих людей, метавшимися между прочими во дворе монастыря, рвался сквозь толпу, чтобы догнать Ладерута. По пути он увидел Шарни, лежавшего без сознания на земле. Он наклонился к нему, и тут Шарни пришел в себя.
— Где они? — спросил он.
Бультор молча, безнадежным жестом указал на открытые ворота.
— По коням! — вскричал фаворит министра.
Они помчались с несколькими людьми Бультора на улицу Сен-Маюр, где была конюшня. Бультор побежал вперед, Шарни, как штатский, задержался. И тут он увидел гарцевавшего на коне Понро, прискакавшего полюбоваться на зрелище. Тот обратился к нему:
— Что это вы тут пасетесь?
— Да дело небольшое: похитить вашу невесту.
— Мадам д'Альберготти?
— Ее самую. Она с Бель-Розом убегают верхом. Вас надули, — ответил Шарни.
У Понро было достаточно самолюбия, чтобы щеки его порозовели. Он даже вздыбил своего коня. Но остался так же немногословен:
— Они удрали?!
— Бедная вдова подожгла монастырь, чтобы справить свою вторую свадьбу. — Насмешки дворянина Шарни над дворянином Понро, как видите, не отличались особой культурой.
Но настоящий дворянин, как известно, больше всего боится именно насмешки.
— Каким путем они поехали?
Стало ясно: не миновать погони.
Шарни указал дорогу. По знаку Понро один из его лакеев отдал свою лошадь Шарни. Естественно, им приходилось спрашивать про четырех всадников с двумя женщинами, на что уходило драгоценное время.
Тем временем добравшийся до конюшни Бультор со своими людьми тоже бросился в погоню, теряя время на расспросы. Эти задержки только распаляли злость Бультора, как вдруг он заметил отсутствие Гриппара.
— Где Гриппар? — воскликнул он.
— Его нет с нами, — был ответ. — Но час назад его видели в конюшне.
— Двойной предатель! — проревел Бультор. — Да я ему…его…Ну, попадись он мне!
Между тем беглецы держали путь на улицу Фур. Подъезжая к воротам Сен-Дени, они столкнулись с группой кавалеристов, предводительствуемых офицером.
— А-а, похищение красоток, как я вижу, — заметил он игриво.
Корнелий схватился было за шпагу, но Ладерут остановил его.
— Этот тип с розовым плюмажем отлично поужинал. — Ладерут видел, что офицер пьян.
— Не мешайте, это не ваше дело, — отвечал ирландец.
— Ну, черт возьми, — продолжал офицер, — я вижу, девицы в восторге. И я не против разделить с ними радость.
— Получай! — ответил Ладерут, и выхватив пистолет, нанес сильный удар рукояткой по физиономии любителя повеселиться. Тот рухнул на землю.
Пистолет проделал тем временем пируэт в воздухе и уже дулом уставился на кавалеристов, не успевших должным образом отреагировать на происходящее.
— Кто шевельнется, ляжет рядом! — Голос Ладерута не оставлял в этом сомнений.
Гриппар повторил этот маневр. Видя все это, четверо солдат поостереглись вступать в дело.
Проскакав Сен-Дени, наши друзья добрались до перекрестка. Ладерут остановился.
— Не нравится мне эта дорога, — заметил он. — Здесь сначала моего капитана остановил Бультор, а потом он чуть не лишился жизни. Свернем налево.
— А больше у тебя нет никаких предчувствий? — улыбаясь, спросил Корнелий.
— Это, по крайне мере, предосторожность. Нам лучше разделиться: мы с Гриппаром поедем направо.
— Но это твоя нелюбимая дорога, — сказал Бель-Роз.
— По ней-то и поскачут Бультор с Шарни. Мы их задержим, а вы получите выигрыш во времени.
— Прекрасная идея! — восхищенно воскликнул Гриппар.
— Прекрасная, нечего сказать, — возразил Бель-Роз. — Вы подвергаетесь опасности для нашей безопасности.
— Нет, — пробормотал сержант, — время умирать ещё не наступило.
— Вот что, — сказал Бель-Роз. — До этого мы риск делили вместе. Поэтому незачем нам сейчас разделяться. Есть только две возможности: или ты с нами, или мы с тобой.
Ладерут молча пожал руку капитану, и все отправились налево.
Идея беглецов была проста: найти какую-нибудь ферму за городом, переночевать, а наутро вернуться в Париж. Оттуда при первой же возможности отправиться к герцогу Люксембургскому под его защиту.
Дорога привела их через Понтуаз во Франконвиль, где они ненадолго остановились в трактире, а затем продолжили путь.
Тем временем их преследовал Бультор, за которым следом ехали Шарни и Понро с несколькими слугами. По пути они спрашивали о беглецах.
— Клянусь, негодяй не лжет! — воскликнул Понро, услышав сообщение офицера, которого Ладерут сбил удачным ударом с лошади.
— И охота вам за ними гнаться? — спросил офицер.
— Либо я их догоню, либо мой конь падет.
— Тогда я поеду с вами, и вы увидите, на что способен капитан Ролан де Брегибуль.
И он поскакал за преследователями вместе со своими солдатами.
— Теперь нас десять против четырех, — сказал Понро. — Это чересчур.
— Это моя месть, — заявил капитан, — вы наблюдайте, а я сам с ними справлюсь. Да, именно — я один!
На дорожной развилке они остановились. Куда ехать? Кругом было множество следов, поровну на обеих дорогах. Пока преследователи совещались, со стороны Сен-Дени послышался лошадиный топот. Подъехали всадники во главе с Бультором. Тот выглядел мрачным и грозным, как тигр.
— Гром и молния! — прорычал он. — На этот раз он поплатится жизнью или я поплачусь своей.
— По-моему, — сказал Понро, — раз нас уже двадцать, лучше всего разделиться по десять на дорогу.
— Э, нет, — вмешался Брегибуль. — Он мой, как же я могу его упустить?
— Правильно, — поддержал его Шарни.
Обсуждение продолжалось, но тут вдруг появилось новое действующее лицо. Это был незаметно подошедший человек с сердитым лицом и тяжелым посохом, одетый в изношенный плащ.
— Как я понял, вы ищете четырех всадников?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22


 Лайл Гэвин