от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Я вам обязана своим счастьем, — сказала она. — Как я могу вам отплатить за него?
— Любите меня, — ответила Женевьева, — и мы будем квиты.
Молодым супругам был предоставлен домик на территории монастыря. После церемонии к ним зашел Понро. На столике он обнаружил маленькую коробочку, сильно его заинтересовавшую.
— Как попала к вам эта коробочка? — спросил он Сюзанну. — Кто вам дал ее?
— Габриэла де Мэзль, бедная девушка, умершая в монастыре бенедиктинок.
— Она умерла?! — вскричал Понро.
— Да, и при последнем дыхании произнесла имя, написанное на коробочке.
— Шевалье д'Аррене! Она его любила до конца.
— Вы его знаете?
— Бог мой! Да это я и есть!
Граф рухнул в кресло и закрыл лицо руками.
ГЛАВА 45. ШЕВАЛЬЕ Д'АРРЕНЕ
Итак, вместо веселого и легкомысленного человека, каким всегда до этого был граф, перед присутствующими предстал иной Понро — печальный и даже слегка постаревший мужчина.
Сюзанна открыла коробочку, вынула оттуда письмо и подала его Понро.
— Вот все, что оставила Габриэла, — добавила она.
Понро взял письмо и прижал его к губам. Потом прочел, и слезы показались на его глазах. Затем он взял за руки Сюзанну и Бель-Роза.
— Друзья, я люблю смеяться, — произнес он упавшим голосом, — но я могу и плакать, как ребенок. Мне кажется, в вашем присутствии я могу это сделать.
— Нет добрых сердец, не способных страдать, — мягко отозвалась Сюзанна.
— Такая юная и красивая! — продолжал Понро. — И она умерла. Что я наделал! Ведь это я обрек её на страдания!
— На этот счет она была обратного мнения, — заметила Сюзанна.
— Нет, все это ужасно! Я помню скромную, но красивую, счастливую и розовощекую Габриэлу. А уже через три года она умерла.
И он прижал к губам локон Габриэлы, произнеся с тоской:
— Это все, что она мне оставила.
Он ещё долго говорил о ней. А прощаясь, в знак признательности просил у молодоженов чести стать их другом.
— Сегодня у нас счастливый день, — заметила Сюзанна, — мы четверо снова встретились и вместе обрели нового друга.
Покинув аббатство, Понро направился в Париж к Лувуа.
— А-а, дорогой кузен, вы все-таки вернулись? — спросил его министр.
— Похоже, да, — ответил граф, — и полагаю, вы оцените тот факт, что первый свой визит я нанес именно вам.
— Это великолепно! Я вам благодарен, дорогой граф.
— Ну, не у в каждой же семье есть такие кузены…
— Я всегда рассчитывал на вашу преданность.
— Вы мне льстите, монсеньер.
— Нет, это не так: в окрестностях Эннерю вы покрыли себя славой, верно?
— Вы, я вижу, принимали у себя мсье Шарни?
— Да.
— Ну до чего ж хорош наш друг Шарни! На все способен…
— От меня ничего не скроется и кому, если не мне, аплодировать вам за вашу храбрость. Жаль, однако, что ваша шпага лопнула в такой критический момент, когда сердце вашего врага было так недалеко от её острия. — И министр продолжал выговаривать кузену в том же духе. Понро не оставался в долгу, парируя уколы Лувуа.
— А ваша схватка с Брегибулем? Что это?
— Монсеньер, просто мне вспомнились наши родственники…
— Благодарите Бога, что ваша шпага не сломалась.
— Просто фортуна предоставила мне реванш.
— Это могу сделать только я, а не фортуна. Что вы скажете, если я дам вам серьезное поручение? При этом вы больше не будете достойны благосклонности его величества, а получите мою протекцию.
— А что скажете вы, если я его не выполню всерьез?
— Я вас арестую.
— Меня ждет Бастилия? Я отказываюсь от поручения.
— А если я прикажу?
— Меня возьмет под защиту принц Конде как своего офицера. А он принц крови.
— У вас сказочный покровитель!
— А, так вы любите сказки. Но иногда они вполне реальны. Смотрите!
Понро подошел к окну, открыл его и указал на ждавшую его во дворе карету. Рядом с ней стоял лакей в цветах принца Конде. На самой карете были вензеля принца крови.
— Эй, Эпине! — прокричал Понро.
Лакей подошел к окну.
— Передай Бургиньону, мы отправляемся.
И Понро обратился к Лувуа:
— Надеюсь, вы все видели? Прощайте, монсеньер.
Он направился было к двери, но министр остановил его со словами:
— Раз вы отправляетесь к Конде, мой храбрый кузен, даю вам совет: там и оставайтесь.
— Он исходит от вас, и я постараюсь его забыть.
И, низко поклонившись, Понро вышел. Министр проследил за его уходом, затем схватил вазу севрского фарфора и швырнул её об стену.
Потянулись дни счастливой жизни новых семейных пар в стенах монастыря бенедиктинских монахинь.
Но вот пришло время, и Бель-Роз почувствовал, как внутренний голос стал обвинять его в бездействии. Как-то, помучившись в очередной раз, он решился; к тому же был повод. В углу монастырского сада он нашел Ладерута с Гриппаром, забавлявшихся стрижкой газона.
— Эй, Ладерут, — произнес он, — завтра утром прибывает епископ Мантский. Вечером же мы должны будем отправиться отсюда.
— Да здравствует король! — Это было выражение высшей радости со стороны Ладерута.
ГЛАВА 46. ПО ГОРАМ И ДОЛАМ
И Бель-Роз поведал Ладеруту о своем плане. В свите епископа будет много людей. Нужно к ним присоединиться и вместе покинуть монастырь. Естественно, переодевшись соответствующим образом.
Наутро епископ прибыл в монастырь. Ладерут взялся обработать кучера кареты епископа, очень любившего, как оказалось, слушать разные истории про войну. «— Да ещё смакуя орлеанское вино!» — добавил Ладерут и повел кучера к себе позавтракать. Тем временем Гриппар занялся стражником, а Бель-Роз сел писать письмо Сюзанне.
Вечером, когда начались приготовления к отъезду епископа, к Бель-Розу подошел Ладерут.
— Путешествие состоится, — доложил он. — Можете убедиться сами.
И повел Бель-Роза в свою комнату, где представил ему мирно храпящего кучера. Бель-Роз быстро переоделся в его одежду, чему способствовало сходство их фигур.
Выезд его в качестве кучера состоялся вполне благополучно. Кортеж епископа прибыл в Мант. Первым человеком, которого Бель-Роз встретил во дворе епископского дворца, был, разумеется, Ладерут, одетый в форму стражника. После возгласа удивления и радости Бель-Роз — только для порядка — спросил:
— А что со стражником?
— Он дрыхнет вместе с кучером.
С трудом понимая происшедшее, Сюзанна, наконец, нашла записку, оставленную Бель-Розом.
«Ни о чем не беспокойся. Буду через три-четыре дня. Я всего в десяти лье отсюда.»
Ни Клодина, ни Корнелий не смогли ей ничего объяснить. Но оба успокаивали ее: они верили в Бель-Роза.
Ночью Бель-Роз с Ладерутом покинули епископский двор, переодевшись и добыв лошадей.
— Ну-с, теперь, когда путешествие началось, может быть, вы скажете, куда мы направляемся? — осведомился Ладерут.
— В Рошфор — деревушку недалеко от Рамбуйе.
— А зачем?
— Чтобы, поехав туда вдвоем, вернуться втроем, с ребенком. И этот ребенок — племянник мсье Нанкре. Кстати, он уже солдат легкой кавалерии.
— Стало быть, у нас в руках будущий маршал Франции!
В Рамбуйе они остановились в гостинице. Случилось так, что Ладерут вышел на несколько минут, а вернувшись, поспешил с докладом.
— Тут, знаете, попался мне один кадетик, потерявший все свои деньги. Я предложил ему двадцать пистолей, а он мне дал за них свою экипировку — шпагу и пистолеты. Я остаюсь в лакейских обносках.
Нацепив амуницию, Бель-Роз с Ладерутом отправились в Рошфор и через несколько часов вышли к первым домам деревни. Тут они заметили маленького мальчика, собиравшего у изгороди дикие ягоды. Бель-Роз предложил ему пистоль, если он укажет жилище старого Симона.
— Следуйте за мной, — сказал мальчик, — и смотрите не потеряйте мой пистоль.
Через четверть часа он подвел их к маленькому домику, окруженному садом. Весь вид жилища напомнил Бель-Розу его дом в Сент-Омере. Навстречу им вышел старый гвардеец.
— Вот, папа, два незнакомца ищут тебя, — сказал мальчик.
— Чем могу служить? — спросил гвардеец.
Бель-Роз объяснил, что речь идет о мальчике, которого ему временно доверили на воспитание.
— Кто вас послал? — осведомился гвардеец.
Бель-Роз представил бумаги Женевьевы.
— Я его отведу в монастырь Сен-Клер-д'Эннерю.
Услышав это, гвардеец вздрогнул. Но после некоторого колебания все же согласился:
— Хорошо, я передам вам Гастона.
«Имя как у д'Ассонвиля!» — подумал Бель-Роз.
— Гастон, — позвал гвардеец мальчика, — вот тот воин, который поведет тебя в первый поход.
— После первого похода за вами ещё останется первая битва, мсье, — ответил Гастон.
ГЛАВА 47. ВОЛЧОНОК
До возвращения в монастырь Бель-Розу нужно было заехать в Париж, чтобы оформить бумаги, закреплявших за Гастоном его имущество. Бумаги оставались у мсье Меризе, который уже верил, что его вечный постоялец Бель-Роз когда-нибудь станет первым министром.
Мальчик быстро подружился с Бель-Розом и Ладерутом. Он оказался очень смышленым, ловким и смелым. За какие-нибудь четверть часа он освоил обращение с пистолетом. Ладерут нашел для него даже маленькую лошадь.
Наконец наступил день отъезда в Париж.
— Вы с Гастоном отправитесь к мсье Понро, а я поеду в гостиницу Меризе.
Бель-Роз появился у Меризе глубокой ночью, закутавшись в плащ. По пути ему встретился спавший на улице человек с надвинутой на лицо шляпой. Решив, что это какой-то пьяный лакей, Бель-Роз прошел мимо. Но когда он постучал в дверь гостиницы, «лакей» встал и направился к нему. И теперь стало видно, что под плащом у него рапира и пара пистолетов. Однако Бель-Роз стоял к нему спиной и ни о чем не догадывался.
— Кто там? — спросил Меризе.
— Посмотри и скорее открой, — ответил Бель-Роз, открывая лицо.
»— Это он,» — воскликнул про себя шпион.
Он быстро побежал на улицу Вье-Колонбьер, вытащил из кармана свиток и тихонько свистнул. Но никто не отозвался.
— Мерзавец, — прошипел шпион, — наверняка нажрался в каком-нибудь кабаке.
Шпион вернулся к гостинице, лег у стены и остался неподвижным.
Тем временем Бель-Роз получил у Меризе необходимые бумаги и вышел из гостиницы. Твердым шагом он направился сначала по улице Канетте к перекрестку Бюси. Его вид убедил следовавшего за ним шпиона, что Бель-Роз не искал убежище, а шел к намеченной цели.
Некоторое время Бель-Роз ничего не замечал, но в конце моста Сен-Мишель обнаружил черную тень, двигавшуюся вдоль парапета.
»— За мной следят,» — заметил про себя Бель-Роз.
Ему пришлось ускорить шаг и сделать маневр, скрывшись за углом, после чего он направился к мосту Нотр-Дам, приготовившись к возможному нападению. Шпион бросился было вслед, но, завернув за угол на улицу Лалантерн, неожиданно столкнулся с приятелем.
— Эй, Гаргуйль, — прошептал он ему на ухо, — я напал на след. Беги к мсье Шарни и разбуди его. Скажи: наш приятель отправился к Понро.
Между тем Бель-Роз приготовился. Держа кинжал, он стоял за углом на улице Кокилье. И едва шпион свернул на нее, он нанес смертельный удар. Человек упал, даже не вскрикнув.
Через три минуты Бель-Роз уже был перед домом Понро, где его ждал хозяин, предупрежденный Ладерутом. Он быстро забрался на балкон и открыл окно в комнату, где сидел Понро. В этот момент с улицы раздался выстрел, и пуля ударила в стену рядом с Бель-Розом. Понро схватился было за шпагу, но, увидев друга в окне, бросился к нему с протянутыми руками.
— Бель-Роз! — воскликнул он.
Тот бросил окровавленный кинжал на ковер.
— Господин граф, — сказал он, — я пришел во имя Габриэлы просить у вас убежища.
ГЛАВА 48. ПОБЕДИТЬ ИЛИ УМЕРЕТЬ
Понро оценил слова Бель-Роза по достоинству: для храброго человека, каким Понро считал Бель-Роза, они действительно означали крайнюю опасность. Он протянул гостю руку.
В этот момент Ладерут выскочил на балкон и стал прислушиваться. До него долетело несколько слов, сказанных вполголоса людьми на улице. Стало ясно, что люди Шарни окружили дом. Убитый Бель-Розом шпион успел передать им адрес убежища.
— Там бандиты, — сообщил Ладерут, сверкая глазами. — Дайте мне пистолеты и я их перебью.
— Осада пока ещё не началась, — улыбнулся Понро. — Нам надо потолковать перед боем.
Ладерут снова подошел к окну и, спрятавшись за ставень, принялся наблюдать: это ему хоть как-то напоминало боевую обстановку.
— А что с Гастоном? — осведомился у него Бель-Роз.
— Он будет спать двадцать четыре часа, если мы ему не помешаем.
Тут Ладерута прервал цокот копыт, донесшийся с улицы. Острый глаз Ладерута разглядел в темноте всадника.
— Это Шарни, — пробормотал Ладерут.
Раздался громкий и нетерпеливый стук в дверь.
— Жан, — обратился граф к одному из слуг, — пойди приведи сюда того, кто стучит. Да чтоб он был один. Никого больше не впускай.
— Как, вы впускаете врага внутрь крепости? — спросил Ладерут.
— Да, и арестую гарнизон.
— Что?!
— Идите туда.
И граф открыл потайную дверь за портьерой, где они увидели маленькую комнатку.
— Идите и молчите, пока я вас не позову, — добавил он.
Бель-Роз с Ладерутом вошли в комнату. Тут послышался шум на лестнице, и лакей возвестил о приходе г-на Шарни.
— Немного поздновато для визита, — произнес Понро, здороваясь с Шарни, — но вы посещаете меня столь редко, что любопытство пересилило мой сон. Рад видеть вас.
— Полагаю, что вам известна причина, по которой я вас побеспокоил в столь поздний час? — спросил Шарни.
— Мсье Шарни, вы ведь блестящий политик и должны понимать, что я таковым не являюсь вовсе. Ну как я могу угадать эту тайну?
Понро прекрасно понимал игру графа, но вынужден был ему подыгрывать.
— У вас этой ночью укрылся один человек.
— Простите, уточним: меня посетил один из моих друзей.
— Этот человек нарушил королевский закон: выступил против министра, представляющего короля.
— Позвольте заметить, что и вас невозможно обвинить в почтении к королю.
— Кроме того, — продолжал Шарни, — он убил одного из солдат его величества.
— Позвольте, вы уверены насчет солдата? Но когда был издан королем указ, чтобы солдаты шпионили по ночам за людьми? Я что-то не помню.
— Совершено убийство.
— Дуэль, мсье.
— Он укрылся в вашем доме.
— Но вы же убедились, что я открываю дверь всякому, кто в неё стучит.
— Сейчас, господин граф, я здесь для того, чтобы арестовать государственного преступника. Извольте мне его выдать немедленно.
Сказав это, Шарни встал. Граф остался в кресле. Изобразив на лице крайнее изумление, он произнес:
— Но это какая-то роковая ошибка. Предоставьте мне ещё пару минут на объяснения.
— Говорите, мсье.
— Вы ведь мсье Шарни, не так ли?
Шарни плюхнулся обратно в кресло.
— Вы опять за свои шутки, мсье…
— Шутки, которые никому не угрожают. А вот есть шутки, когда, не будучи ни лейтенантом полиции, ни прокурором в Шатле, не имея в руках обвинения со стороны органов правосудия, тем не менее заявляют, что пришли арестовать человека. Прошу вас, предъявите мне ордер на арест.
Бледный от ярости, Шарни снова поднялся.
— Стало быть, вы отказываетесь выполнить требование министра?
— Я его не вижу.
— Берегитесь, граф, вы затеяли опасную игру. Через час монсеньер министр будет знать о её подробностях и тогда речь пойдет о вашей голове, мсье граф.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22


 Баевский Товий