от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


При этих словах дверь, за которой находился Бель-Роз, открылась, и сам он показался в проеме. Он все слышал и не мог допустить, чтобы Понро оказался в опасности.
— Благодарю вас, граф, — произнес он, пожимая руку Понро, — вы выполнили свой долг, я исполню свой. — И повернувшись к Шарни, добавил:
— Я к вашим услугам, но берегитесь: свой первый шаг за дверью я сделаю со шпагой в одной руке и пистолетом в другой.
Шарни победно усмехнулся, надел шляпу и двинулся к двери, но ходу бросив Бель-Розу:
— Следуйте за мной, мсье.
Но тут между ним и Бель-Розом оказался Понро.
— Вы мой гость, и если хоть один волос упадет с вашей головы, я буду обесчещен. Прошу вас остаться.
— Вы опять?! — закричал в бешенстве Шарни.
— Вы же отвечаете головой, — произнес Бель-Роз, обращаясь к Понро.
— Вам она нравится больше моей чести?
Бель-Роз промолчал. Молчали и остальные. Наконец заговорил Шарни:
— Я сейчас позову свою стражу!
— А я — своих вооруженных слуг, — парировал граф.
Шарни умолк.
— Я вижу, мы в патовой ситуации, — заговорил граф. — У меня идея, как её разрешить.
Все взгляды повернулись в его сторону.
— Между господами Шарни и Бель-Розом возникло недоразумение, — объявил он. — Каждый из них при шпаге. Я и Ладерут — секунданты, все остальное — также по законам чести.
Бель-Роз потянулся за шпагой, но Шарни выразил сомнение:
— А если я откажусь от дуэли?
— Это самый простой вариант: я вас буду считать неизвестным мне лицом (с трусами я знакомств не веду), в связи с чем, считая вас бандитом, обманом проникшим ко мне, приму надлежащие меры: вызову слуг, которые вас просто задушат. Впрочем, вот наш друг Ладерут готов мне в этом помочь.
— Безусловно, — подтвердил Ладерут.
Шарни ничего не оставалось, как взяться за шпагу. К удивлению Понро, он оказался искусным фехтовальщиком, особенно по части уходов. Наконец Бель-Роз, приспособившись к его манере, нанес такой удар, что шпага вылетела из рук Шарни. Он побледнел как труп, но Ладерут вернул ему шпагу. Затем последовал второй удар Бель-Роза и шпага Шарни снова упала на пол. После третьего разоруженный Шарни упал на колени.
— Бейте, наконец! — гневно воскликнул он.
— Шпионов не убивают, — произнес Бель-Роз.
Он поднял шпагу Шарни и переломил её о колено. Шарни обессиленно упал в кресло.
— По-моему, вы побеждены, — сказал ему Понро. — Разрешите мне действовать с вами, как с мертвым.
Он позвонил лакею и велел приказать кучеру готовить карету.
— Мы едем в Шантийи, — добавил он.
— Полагаю, вы едете один? — поинтересовался Шарни.
— А вы, мсье, кажется, мертвы? Впрочем, отвечу вам, что я не люблю ездить в одиночку. Поэтому со мной поедут мои друзья Бель-Роз и Ладерут.
— Это слишком, я этого не позволю. — И Шарни кинулся к окну.
Его остановил Понро.
— Послушайте, мсье, — твердым голосом заявил он, — здесь хозяин я, а вы у меня без разрешения и без приказа. Вы сражались, вас, по моему разумению, убили и потому извольте подчиняться моим условиям. Если вы поднимете шум, я прострелю вам башку.
И Понро вытащил пистолет, направив его на Шарни. Тот сел на место.
По знаку Бель-Роза Ладерут исчез на минуту и вернулся со спящим Гастоном на руках.
Понро приказал слугам выпустить Шарни только через час после их отъезда. Сам он с друзьями сел в карету с вензелями принца Конде и поехал в сопровождении стражи, выкликавшей по дороге «Дорогу карете монсеньера принца Конде!»
— И все же, — сказал Понро, когда они оставили за углом улицу Руа-де-Сисиль, — лучше бы вы убили Шарни.
ГЛАВА 49. ВЕСНА 1672 ГОДА
По пути Шантийи карета миновала Сен-Дени и свернула в направлении на Понтуаз. Солнце светило уже пару часов, когда они прибыли к монастырю.
Бель-Роз сообщил Сюзанне, что именно Понро помог ему вернуться.
— Вы по-прежнему щедры на самопожертвование, — заметила Сюзанна.
— Что делать, — ответил Понро, — как только мне взбредает в голову сделать доброе дело, я оказываюсь в убытке.
Бель-Роз отправился в приемную на встречу с аббатисой, захватив с собой Гастона, которого оставил в соседней комнате.
— Вы отсутствовали, Жак, — сказала ему аббатиса на встрече, — забыв, что ваша жизнь больше вам не принадлежит.
— Моя жизнь принадлежит тем, кого я оберегаю, стало быть, и вам тоже.
Что-то в его голосе показалось Женевьеве странным.
— Вы хотите мне сообщить что-то важное?
— Перед отъездом Сюзанна сказала мне, что она собирается стать матерью. Моей обязанностью является забота о другой матери.
— Боже! Вы привезли Гастона? Он здесь?
Бель-Роз отодвинул портьеру и вывел Гастона за руку. Женевьева с радостным криком метнулась к сыну и обняла его. Гастон узнал её и бросился к ней на шею. Но он называл её своим другом, а не матерью.
— Это наша общая мать, — сказал ему Бель-Роз. — Называй её мамой.
Женевьева взглядом поблагодарила его.
Прошло несколько месяцев. Безмятежная жизнь стала беспокоить Бель-Роза. Он не мог к ней привыкнуть. Его душа рвалась к боевой походной обстановке. Он с тоской наблюдал за тем, как однажды мимо монастыря проехал эскадрон гусар, сверкающих оружием и униформой и веселящих глаз боевыми знаменами. Ладерут бросил в этот момент войну с газонными цитаделями и тоже долго смотрел вслед эскадрону, приговаривая:
— Эх, повезло этим молодцам! Они идут драться. Какое счастье!
За это время Сюзанна родила чудесную девочку. Появление ребенка для Бель-Роза явилось радостным событием, чуть было не вытеснившим его тоску полностью. Но новый объект любви Бель-Роза, принесший ему также чувство новых обязанностей, все же не смог до конца примирить его сердце солдата. Неужели весь мир его теперь будет ограничен монастырским садом? Да и не только его. Не должен ли он, давший жизнь новому существу, дать ему и свободу? Но Сюзанна с маленькой Женевьевой цепко держали его сердце в своих руках.
Время шло, наступила весна 1672 г. Франция была в расцвете сил. К началу 1668 года она разгромила войска четверного союза Испании, Голландии, Англии и Швеции. Однако плоды победы оказались невелики: стержень завоеваний согласно мирному договору в Лашапели был ею потерян. Но Людовик XIV ничего не забывал. Он жаждал мести, тем более, что в его адрес враги не щадили насмешек и оскорблений. До весны 1672 г. шли приготовления. Франция захватила все дороги в провинции Франш-Конте и в Нидерландах. Это было уже многое, но не все.
Итак, все дышало войной. Понро, посетивший как-то Бель-Роза, рассказал о том, что говорят в Версале и Шантийи о замыслах короля, разогрев тем самым кровь Бель-Роза. Занятый подготовкой к войне, Лувуа, похоже, забыл о нем. Сам же Бель-Роз все больше укреплялся во мнении, что армия — его семья, а война — отечество. О Ладеруте и Гриппаре нечего было и говорить: ведь у них не было даже того, что имел Бель-Роз — Сюзанны и двух Женевьев. Даже слегка флегматичный по природе, Корнелий мечтал о том же, что и Бель-Роз.
Жены догадывались об их намерениях. Все решил последний приезд Понро в конце апреля.
— Экипажи принца Конде готовы, — сообщил он, — через три дня он отправляется во Фландрию.
Глаза Бель-Роза встретились с горящим взглядом Ладерута.
— Король отправляется 27-го, — продолжал Понро. — В Шарлеруа его ждут мушкетеры.
— В Шарлеруа! — воскликнул Ладерут. С этим названием его терпение подошло к концу.
— Надеюсь вас там увидеть. — Понро был невозмутим.
— Завтра вы меня найдете в Шантийи, — только и ответил Бель-Роз.
Когда Понро уехал, Бель-Роз повернулся к Ладеруту.
— Завтра, не знаю как, но мы едем, — сказал он.
— Да здравствует король!
Про Корнелия и Гриппара нечего было говорить. Пока они все вместе обсуждали отъезд, перед воротами аббатства остановилась карета: приехал господин Шарни. Это был уже не первый его приезд: под различными предлогами он наносил визиты аббатисе. Но на этот раз визит его не предвещал ничего хорошего. Шарни не забыл ничего. Он подкупил в аббатстве двух работников, которые следили за беглецами и обо всем ему доносили. Едучи сюда, Шарни имел возможность подозревать о многом.
Но, как известно, у Ладерута был нюх на шпионов. Он тоже кое-что уже подозревал. И во время обсуждения плана отъезда тщательно прислушивался и присматривался. Вскоре он заметил некое шевеление в кустах. Незаметно подкравшись, он кошкой бросился на шпиона. Свалив его и пригрозив зарезать, если тот закричит, он обыскал его карманы и нашел свисток. Потом тихонько свистнул. В кустах показалась вторая голова, в которую Ладерут нацелил пистолет.
Условия спасения жизни для второго сообщника остались прежними. Оба оказались связанными, с кляпами во рту. Вместе с Гриппаром Ладерут перенес их в сарай и запер на ключ, после чего оба направились в конюшню. Здесь они попутно раздели ещё какого-то лакея.
Действуя таким образом, они обеспечили Бель-Роза и Корнелия нужной одеждой. Итак, для Шарни была подготовлена карета и прислуга из двух человек (в результате предыдущих операций в неё вошли Ладерут и Гриппар).
Вскоре на конюшне появился Шарни.
— Зажгите фонари, — приказал он «слугам», — поехали.
Все было сделано, как он приказал. В наступившей ночной темноте было хорошо слышно, как карета выехала со двора. Вскоре за ней раздался топот выезжавших лошадей. Сюзанна, прислушивавшаяся весь вечер, обо всем догадалась. Когда захлопнулись ворота монастыря, она с мольбой упала на колени. А через пять минут поднялась со словами:
— Боже, храни их!
ГЛАВА 50. УВЕСЕЛИТЕЛЬНАЯ ПРОГУЛКА
Вскоре после отъезда к карете, мчавшейся во весь опор, подъехало с каждой стороны по всаднику, которые продолжили путь рядом с окошками. Первыми их узнали, конечно, Ладерут и Гриппар. И лишь через четверть часа Шарни удосужился взглянуть в окно.
— Эй, Грендорж! — воскликнул он.
— К вашим услугам, — ответил «Грендорж» и открыл лицо. То был Бель-Роз.
Со вторым окном было нечто подобное, хотя Шарни на этот раз увидел Корнелия.
— Осторожно, — предупредил его Бель-Роз. — Не решайтесь на непродуманные шаги. Вы здесь один. Впереди Ладерут и Гриппар.
И Бель-Роз взял на себя задачу не дать скучать мсье Шарни, занимая его в дороге рассуждениями, касающимися всего спектра их отношений. Разумеется, тон его рассуждений был в высшей степени спокойный, а потому не лишенный убедительности даже для такой недоверчивой личности, как Шарни.
— По-моему, — сказал под конец Бель-Роз, — вы меня понимаете. Но все же позвольте дать вам один совет: после того, как мы расстанемся, сделайте так, чтобы никогда с нами не встречаться. Иначе такая встреча окажется для вас роковой.
— Ясно, по крайней мере, что такой она будет для одного из нас, — мрачно заметил Шарни.
В его тоне слышалась угроза министерского фаворита, что несколько удивило Бель-Роза.
— Смена лошадей! — прокричал Ладерут.
Они подъезжали к станции. От Бель-Роза не укрылось, что Шарни стал пристально вглядываться в окошко.
— Мсье, — заметил Бель-Роз, — если вы что-то задумали, учтите: дуэли не будет, ибо я просто изобью вас, как собаку.
После смены лошадей карета продолжила путь в Париж. Через пятьсот шагов Бель-Роз отсалютовал рукой Шарни.
— Наш эскорт вам больше не потребуется. Я оставляю вам жизнь, только не попадайтесь больше.
Ладерут и Гриппар, наставив пистолеты на форейторов, заставили отдать им по лошади. Вся четверка направилась в Шантийи к Понро, радостно их встретившему.
— Надо вам было все же пристрелить Шарни. — Эта любимая идея Понро пока ещё владела его воображением. — Но вы прибыли кстати. Завтра поход. Король с принцами присоединится к нам в Компьене.
На другой день в полдень все отправились в поход. Более радостных лиц, чем у новоприбывшей четверки, ехавшей в компании с Понро, было не найти. А когда Ладерут увидел пушки, он заметил, что будь он королем Франции, он бы приказал время от времени палить из пушек, ибо лучшей музыки он никогда не слышал.
Все их путешествие до Фландрии составило сплошной праздник. Повсюду их встречали криками восторга и воздушными (иногда и не только) поцелуями. Но так было лишь до границы. Во Фландрии их встретили штыками.
Армия остановилась в Шарлеруа. Здесь Бель-Роз узнал, что герцог Люксембургский расположился в Маршьенне, и решил отправиться к нему. Двор резиденции герцога он нашел весь забитый солдатами, пушками, повозками и спешащими курьерами. Пока Бель-Роз и Ладерут слезали с коней и приводили себя в порядок, во двор въехала группа офицеров, один из которых привлек их внимание.
— Полковник! — воскликнул Ладерут.
Услышав крик, полковник Нанкре обернулся и увидел Бель-Роза с Ладерутом. Он быстро соскочил с лошади, подошел к ним и крепко обнял Бель-Роза.
— Наконец ты вернулся. — Нанкре светился от удовольствия.
— Но, можно сказать, я снова сбежал, только теперь в армию.
— Прекрасно, ведь армия — это приют беглецов.
Прихватив Бель-Роза, Нанкре отправился на прием к герцогу Люксембургскому. Увидев Бель-Роза, герцог обрадованно заключил его в объятия. Они разговорились.
— Пожар у бенедиктинок и освобождение мадам д'Альберготти остановили мои попытки к удачному завершению дела: все знают, как король относится к таким делам. Но ты здесь, а шпага все поправит.
И герцог углубился в чтение депеш, которые ему доставил Нанкре.
— Господа! — воскликнул он, сверкая глазами, — это война! Мы немедленно направляемся на границу.
Когда Бель-Роз с Ладерутом вышли от герцога, эта новость уже распространилась по войскам. Всюду были видны радостные лица, среди которых немало знакомых Бель-Роза и Ладерута. На ночь счастливый Ладерут устроился спать под пушкой.
ГЛАВА 51. РЕЙН
Вторжение в Голландию в 1672 г. было, как известно, названо «ударом грома среди ясного неба». Перейдя Самбру и Маас, стотысячное войско вторглось в Нидерланды. Французская армия овладела рядом городов и преследовала отступающего противника. 12 июня на берега Рейна прибыл Людовик XIV, а с ним — и принц Конде. Герцог Люксембургский присоединился к высшим офицерам. Если бы Рейн был форсирован, между королем и Амстердамом оставалась бы лишь река Изель.
Охваченный всеобщим порывом, Бель-Роз как-то ночью, не в состоянии заснуть, встал и пошел на берег Рейна. Величественное зрелище реки, на берегу которой раздавались лишь голоса часовых и светились сторожевые костры, поразил Бель-Роза. Он было задумался, но неожиданно услышал голос Ладерута:
— Что вы тут делаете, капитан?
— Мне не дает покоя одна фраза, — ответил Бель-Роз.
— Какая?
— «Ищи и найдешь».
— И что это значит?
— То, что я искал и нашел-таки.
Капитан не умер и даже не был ранен: остальное Ладерута не волновало.
Наутро принц Конде приказал подготовить наплавной мост: король собирался изучить вражеские позиции.
Для поддержки этой операции потребовалось выбрать позицию для поддерживающей её артиллерии. Герцог Люксембургский подъехал к принцу Конде и изложил ему свои соображения. Принц ими заинтересовался.
— Есть ли надежный человек? — спросил он.
— Надежен, как я.
— Прекрасно, пусть попытается.
Герцог подозвал Бель-Роза:
— Принц Конде дает тебе возможность сделать то, чего ты так всегда желал.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22


 Успенский Федор Иванович - История крестовых походов