от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

По крайней мере, до расстрела уж точно. Это наверняка.
— Это твое дело. С завтрашнего дня ты мой солдат. Но…Имя твоего отца… — Нанкре помедлил. — Я предпочел бы, чтобы ты его носил по заслугам. Надо ещё проверить, достоен ли ты быть его сыном.
Жак ждал.
— Для полка твое имя слишком штатское. Назовем тебя…Да оно уже написано на твоем лице.
— И какое же?
— Бель-Роз.
И Нанкре вызвал капрала и представил ему нового рекрута.
Капрал Ладерут оказался неплохим человеком.
— Наш капитан — человек суровый, — сообщил он. — Не забывай об этом. Но если стараться, он тебя быстро повысит.
— Вы, я вижу, очень старались получить нашивки?
— Как повезет. Когда в офицерах убыль, дело идет быстрее.
— Будем надеяться, противник закидает нас ядрами…
— Это не преминет случиться.
— Молодцы испанцы!
— Наш майор сделал с их помощью карьеру. У нас десяток капитанов и три майора. Так что нужно всего три-четыре ядра и пяток гранат.
— По-моему, моя должность сапера — совсем неплохая.
— Превосходная. Здесь если один офицер теряет ногу, тридцать солдат остаются без головы.
— Да ну?
Бель-Роз надолго умолк, потом наконец обратился к капралу:
— Мсье Ладерут, вы ведь говорили, что в артиллерии приобретают или успех, или смерть?
— Да.
— Сколько служите вы?
— Восемь лет.
— Дьявол!
— Не волнуйся. Месяцев через шесть ты будешь сержантом. А на меня не смотри: я долго был курьером, вот и все. Не робей!
Так беседуя, они прибыли в казармы, где для Бель-Роза началась новая жизнь.
Надо сказать, начал он довольно рьяно. Капрал Ладерут, обучая солдат, иногда попадал в затруднения, так как не очень-то был внимателен, получая инструкции от сержанта. И тут, на счастье (или беду Ладерута?) выскакивал вперед Бель-Роз со своими поправками. Надо сказать, что сначала, кроме смеха, они ничего не вызывали. Кончилось тем, что, не выдержав, Ладерут пошел к Нанкре.
— Капитан, вы говорили, что я должен обучить Бель-Роза. Но ведь это готовый инженер: он все время учит своего капрала.
— Позови мне его.
И Нанкре пришлось объяснить Бель-Розу, что без знания тригонометрии и испанского языка ему ничего не светит.
— Придется тебе приступить к ним завтра же, — добавил он.
Несколько дней назад Бель-Роз получил от д'Ассонвиля пятнадцать луидоров для платы за учебу. Он показал их Нанкре. Тот нахмурился.
— Вы мой солдат, и я сам найду учителей. А эти деньги — это ваши дела с д'Ассонвилем, и я их не касаюсь.
»— Вот вам и суровый Нанкре,» — подумал про себя Бель-Роз.
И ему пришлось засесть за теорию. Неоднократно личико Сюзанны смазывало ему углы в тригонометрии. Но его упорство было непреодолимым.
Однажды после рукопашного боя с тригонометрией Бель-Роз пошел было проветриться на улицу. Тут он столкнулся с одним солдатом, быстро взбиравшемся наверх.
— Ну и неловок же ты! — вскричал солдат.
Бель-Роз объяснил, что неловок как раз сам солдат, шедший не по той стороне, где надо.
— Да ты ещё и противоречишь! — И солдат замахнулся было на Бель-Роза, но тот предотвратил удар, сбросив солдата с лестницы на глазах у нескольких саперов. Поднявшийся с земли солдат в ярости произнес:
— Человек с такой сильной рукой наверняка знаком со шпагой! Ты мне ответишь за это.
Бель-Роз, указал ему путь на заброшенное кладбище. Но солдат по имени Бультор, пытаясь преградить ему путь, принялся нападать на него со шпагой в руке. В одной из попыток отразить нападение Бель-Роз сплоховал и пропустил выпад Бультора. Шпага противника задела его, на рубашке Бель-Роза показались капельки крови. Это разъярило его, и он напал на противника с такой быстротой, что тот не успел защититься. Бель-Роз успел ранить его в плечо, а поскольку тот не сдавался, нанес ему укол в грудь. Бультор рухнул на колени.
— Я удовлетворен, камрад, — успел произнести он и потерял сознание.
Бель-Роз вернулся домой и доложил обо всем Ладеруту.
— Это досадно, — ответил капрал, — но неизбежно. Ведь это в обычаях полка. Бультор вас прощупал. Рекрутов всегда провоцируют.
— И что будет дальше?
— Ничего. Все закроют глаза на дуэль. Бультор попадет в лазарет и будет нем, как рыба: таковы правила.
— А врач?
— Скажет, что Бультор простудился. А там — или выжил, или умер. Но только от простуды.
И видя, что Бель-Роз улыбается, добавил:
— Идите лучше спать и ни о чем не беспокойтесь.
ГЛАВА 6. ЗАБЫТЫЕ МЕЧТЫ
Все произошло, как и говорил капрал: Бультор попал в лазарет, врач объявил, что он простудился. Нанкре принял его сообщение к сведению, но однажды, встретив Бель-Роза, заявил:
— Мне известно, что ты на днях разносил простуду. Будь осторожен: я не люблю ни тех, кто её разносит, ни тех, кто её получает. На первый раз достаточно.
— Все кончено, — твердо отвечал Бель-Роз, — приступ прошел.
Нанкре усмехнулся. Бультор выздоровел, и вопросов больше не было.
Прошли месяцы, затем год, другой, третий. Бель-Роз писал в Сент-Омер, в ответ получая сувениры от Сюзанны. Он уже давно обошел Ладерута, но боев не было: испанцы тихо сидели в своих квартирах. После славных сражений наступила очередь послов. Вместо героев появились торговцы, а Людовик XIV женился.
Все это не устраивало нашего героя. Когда однажды утром, после развода, Нанкре, улыбаясь, спросил его, есть ли новости о войне, сержант Бель-Роз ответил:
— Никаких. Пришло время выдать солдатам прялки: все больше пользы будет.
— Придется посылать добровольцев во все концы Европы, — оживленно заметил Нанкре.
Но видя угрюмое выражение лица Бель-Роз, капитан поспешил сообщить ему, что ему вскоре будут даны поручения. Требовалось направить несколько небольших отрядов солдат для обслуживания укреплений в Бетюне, Перонне, Амьене, Сен-Поле и в других городишках Пикардии и Артуа.
Между тем Бель-Роз получил одно письмо от Сюзанны. Впервые она писала ему сама. Тысячу раз Бель-Роз поцеловал письмо, прежде чем вскрыл его.
Письмо не было коротким. Тогда девушки любили описывать свои чувства и не старались выглядеть мужественнее самих себя. А что уж говорить о влюбленных! Да ещё о таких, которым грозили опасности. Среди них оказалась и Сюзанна. Но мы понимаем нынешнего читателя — ему некогда. А потому лишь кратко сообщим: Сюзанну собирались выдать замуж. Уж конечно, не за сына сокольничего. Соперниками Бель-Роза оказались двое — некие граф де Понро и маркиз д'Альберготти. «— Я не тороплю тебя, дитя мое, — сказал Сюзанне отец. — Выбирай, кем хочешь быть: графиней или маркизой.»
А когда подошло время ответа, он снова спросил дочь:
»— Ну и кто же твой возлюбленный, дочь моя? Вообще-то Понро молод, а тот, другой, стар и болен. Я бы не колебался.»
»— Я ответила, — писала Сюзанна, — что мой выбор пал на Альберготти. Отец удивился, но лишь пожал плечами. Через два дня господин Альберготти нанес нам визит. Он обещал мне стать вторым отцом, чем тронул меня. Итак, вы свободны, мой любимый, а я…я окована цепью.»
Прочтя письмо, Жак поднялся и в сильном волнении зашагал к дому Нанкре. Тот принял его и спросил, что ему нужно.
— Мне нужен отпуск, — ответил сержант.
Нанкре задумался.
— Что-то случилось?
— Мне нужно быть в Сент-Омере.
— Сейчас?
— Немедленно.
— А если я не дам отпуск?
— Мне придется завещать душу Богу, тело д'Ассонвилю, а себе пустить пулю в лоб.
Минутный взгляд на Бель-Роза, и последовал вопрос:
— Но что там произошло?
— Мадмуазель Мальзонвийер выходит замуж.
— И превосходно! Ты тут при чем?
— Я её люблю.
— Ну и что?
— Я должен её видеть.
И Бель-Роз взглянул на маятниковые часы, мерно отстукивающие время.
— Не больше четверти часа? — спросил Нанкре, поняв этот взгляд.
— Всего одно лье.
Капитан подошел к столу, написал несколько слов на листке и протянул его Бель-Розу:
— Проваливай! — проворчал он.
Но тут же подал ему руку.
— Ты сын старого Гийома. Ты честен и обладаешь сильным характером.
Бель-Роз пожал руку капитана и бросился из дома.
ГЛАВА 7. КАПЛЯ НА ЛЕПЕСТКАХ ЦВЕТКА
Бель-Роз гнал на перекладных, ускоряя движение золотом. Последнюю лошадь он погнал прямо по полям к дому Мальзонвийеров. По пути его быстрый взгляд уловил некое оживленное движение. Он повернул голову и пригляделся. От церкви двигался свадебный кортеж. Седовласый господин восседал на месте новоиспеченного мужа рядом с юной красавицей. Кровь бросилась в лицо Бель-Розу. Он помчался навстречу…То была Сюзанна рядом с Альберготти! Бель-Роз остановился, как вкопанный. Какой смысл теперь во встрече с Сюзанной? Но тут она повернулась к нему, и он увидел, как она бледна. Сюзанна его будто не заметила. Не заметила она и того, как по лицу солдата скатились две крупные слезы. Бель-Роз не выдержал, круто повернулся и бросился к дому отца.
Вбежав в дом, он увидел сидящего в кресле отца, бросился к нему и с криком:» — Отец!» рухнул на пол без сознания.
Отец поднял его и положил на диван. Глаза Бель-Роза были полуоткрыты, но взгляд стал неподвижен и бесчувствен.
Так прошло около часа, пока отец молил Бога за сына. Тут тихо открылась дверь, и в комнату вошли две молодые женщины. Гийом узнал в них Сюзанну и Клодину. Сюзанна буквально подлетела к Бель-Розу и склонилась над ним. Ее взгляд был полон ужасной тоски. Гийом его перехватил.
— Он жив, — произнес он.
— Но он умирает! — воскликнула она.
— Бог поможет нам всем, — ответил отец.
— Я не обманулась! — снова вскричала она. — Я его заметила издали. Но что же теперь делать?
То была уже не прежняя девушка. Раньше такая спокойная и уверенная, теперь она являла собой крайнее возбуждение: волосы её растрепались, лицо бледнее белого платья, плечи трепетали, а руки буквально извивались в воздухе.
— Да вы вглядитесь, ведь он мертв! — снова вскричала она, падая на колени. — Он же не узнает меня!
— Встаньте, мадам, — обратился к ней Гийом, — вспомните, чье имя вы теперь носите, и не задерживайтесь здесь долго. Вашему счастью это ничего не прибавит.
— Мое счастье! Что оно мне дало? — произнесла она горько. — Он болен, он страдает, и я остаюсь, пока он меня не услышит и не простит. О, пожалейте меня, отец мой, оставьте меня с ним!
И отец с дочерью, так и не дозвавшейся Бель-Роза, отошли от него в глубину комнаты.
— Жак, — вполголоса позвала Сюзанна.
Тот оставался неподвижным.
— Боже мой, он мертв! — Новый взрыв отчаяния послышался в голосе Сюзанны.
— Приближается ночь, — произнесла Клодина. — Вас могут хватиться в замке.
— Если только захотят, — ответила Сюзанна печально. — Отец мой хотел…
— Вы можете заблудиться, а его вы все равно не спасете, — сказал Гийом.
— Но чего вы от меня хотите? — спросила она со слезами на глазах.
— Нам надо прощаться, — раздался вдруг голос Жака.
Обе женщины вздрогнули и уставились на него.
— Я притворился умирающим, чтобы выслушать все здесь сказанное. И считаю, что имею право просить об одной милости.
Сюзанна склонилась над ним.
— О чем, Жак?
— Мне нечего вам прощать. У вас были обязанности перед отцом и передо мной. Я ждал вас все это время. Я понял, что ваша боль не уступает моей. Вы овладели мной навсегда, но теперь вы маркиза д'Альберготти. Прощайте же.
— Имя не меняет сердца, — ответила Сюзанна. — Если вы умрете, я последую за вами.
Жак схватил было её руку, но в этот момент Гийом Гринедаль остановил его.
— Мадам д'Альберготти, — произнес он внушительно, — ваш муж ожидает вас.
Оба любящих существа вздрогнули и разъединили руки.
— Прощайте, — тихо сказала Сюзанна Жаку. — Я ваш друг навеки.
Жак ничего не ответил, и Сюзанна вышла вместе с Клодиной. Жак остался наедине с отцом.
На рассвете Жак покинул отчий дом. Но он решил отправиться не в Лоан, а в Аррас к д'Ассонвилю. Инстинкт подсказал ему это решение.
Он нашел молодого офицера в хорошей форме, прохаживающегося по ковру. Только взгляд его был необычно печален, да лицо бледнее обычного.
— Привели с собой саперов или канониров? — после приветствия спросил д'Ассонвиль.
— Нет, капитан, я один.
— И что же тебя привело сюда?
Жак молчал. Д'Ассонвиль вгляделся в него пристальнее.
— Да ты ли это, Бог мой?
— Сюзанны вышла замуж, — произнес Жак.
Д'Ассонвиль схватил его за руку.
— Бедняга, ведь ты же её любишь! Но у тебя гордое сердце, я знаю. Сопротивляйся своей боли, ты можешь, пойми это.
И он продолжал подбадривать Жака. Тот молча пожал руку д'Ассонвилю.
— Не поддавайся печали, слышишь? Иначе она всегда будет тебя искать.
И, рассуждая так, д'Ассонвиль продолжал ходить по комнате, поглядывая на Бель-Роза и все дольше задерживая на нем взгляд.
Наконец, он остановился и пристально взглянул на него.
— Можешь ли ты оказать мне услугу? — спросил он Бель-Роза.
— Я ваш телом и душой.
— Только обо всем молчок, даже ценой жизни.
— Обещаю.
— Прекрасно. Я подготовлю тебе распоряжения. Завтра же ты отправишься в Париж.
ГЛАВА 8. ДОМ НА УЛИЦЕ КАССЕ
Назавтра д'Ассонвиль принял у себя Бель-Роза. Хозяин сидел перед столом, заваленным бумагами.
— Я послал сообщение господину Нанкре, что нуждаюсь в твоих услугах. Ты готов отправиться в путь?
— Готов.
— Должен предупредить: в дороге у тебя будут не только трудности, но и опасности.
— Буду сожалеть, если их не будет.
Д'Ассонвиль поднял глаза на Бель-Роза. Затем меланхолически произнес:
— Да, двадцать лет…Золотой возраст, возраст забав и наслаждений.
— Тридцать лет, кажется, возраст страсти и любви. Не так ли, капитан?
— Ты полагаешь? — с усмешкой ответил д'Ассонвиль. — Мне кажется, мое сердце угасло. Впрочем, все в руке Божьей. Ну, вернемся к твоим делам. Вот тебе три письма, друг мой. В каждом из них — часть моей жизни. Береги их, как зеницу ока. По прибытии в Париж остановишься на улице Люксембург. Вечером отправляйся на улицу Кассе с самым маленьким письмом. Там на углу улицы Вожирар увидишь сад. Постучись в калитку. На третий удар она откроется. Передашь слуге записку и скажешь, что для мадмуазель Камиллы. Да спроси, дома ли она. Если нет, попроси передать её брату Киприану. Да не забудь оставить на конверте свой адрес, а потом возвращайся домой на улицу Люксембург.
— Хорошо…Камилла и Киприан.
— Если через три дня ты не получишь никакого письма, возвращайся снова к саду на улице Кассе и передай уже вот это, среднее по размерам письмо. Все сделаешь, как прежде. Если опять не получишь ответа, через три дня передашь третье письмо. Но на его конверте припиши:» — У меня только 24 часа.»
— И мне сразу отправляться назад?
— Сразу же, как только надоест торчать в Париже.
— Ясно. Еду сразу.
— Не думаю. Даже наверняка нет, если только после третьего письма тебя не отыщут.
— Мадмуазель Камилла или господин Киприан?
— Они порознь или вместе, — усмехнулся д'Ассонвиль. — Ты их выслушай и сделай все, что они скажут.
— Но как я их узнаю?
— При встрече мадмуазель Камилла скажет:"Кастильянка ждет.» Может, тебе передадут записку с этими словами. В записке тебе назначат свидание. Опасность тебе угрожать не будет, но на всякий случай захвати с собой кинжал.
— Вот как?
— Постоянно держи руки свободными и готовыми к действиям.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22


 Ли Эйна - Любовные хроники Маккензи - 9. Утро нашей любви