от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Эге!
— Ну, это простая предосторожность. После исполнения обо всем доложишь мне.
— Все?
— Все. Бог тебе в помощь.
И когда Бель-Роз садился на коня, д'Ассонвиль добавил:
— Что бы со мной ни случилось, ты нем, как рыба.
Возбуждению Бель-Роза, физическому и душевному, казалось, не было предела. Лишь галоп его лошади мог отвечать его состоянию. Можно сказать, что он пулей влетел в Париж.
Остановился он в гостинице на улице По-де-Фер-Сен-Сюльпис, оплатив номер деньгами, врученными ему д'Ассонвилем. Вечером он отправился по делам.
Все происходило, как предсказывал д'Ассонвиль. Сад с калиткой окружал старый домик времен Лиги. Из его труб не вилась ни малейшая струйка дыма, а окна были закрыты ставнями.
— Дом не сдается, — ответила женщина, открывшая калитку.
— Мне нужна лишь мадмуазель Камилла. У меня для неё письмо.
Женщина пристально посмотрела на Бель-Роза.
— Ее нет, — ответила она.
— Тогда пригласите её брата.
Новый пристальный взгляд.
— Это какого брата?
— Господина Киприана.
Женщина взяла у него письмо (естественно, после очередного разглядывания Бель-Роза) и достаточно уверенно отодвинула его от калитки, закрыв её.
Через два дня хозяин гостиницы подошел к Бель-Розу:
— Вам письмо. Вот.
Бель-Роз прочел на конверте:» Бель-Розу, сержанту саперного полка из Берте.» Вскрыв его, он прочел:
«Сержант Бель-Роз нарушил дисциплину и покинул полк без разрешения на длительное отсутствие. Но ему разрешается провести всего один месяц в Париже или другом месте, если потребуется.
Виконт Жорж де Нанкре.»
— Новое дело, — пробормотал Бель-Роз. — Еще один образец тщательно скрытой доброты.
На третий день Бель-Роз получил клочок бумаги, на углу которого было написано имя «Гаспар де Вийебр.»
— Мой лейтенант! — воскликнул Бель-Роз. — Откуда он узнал обо мне?
И он вопросительно взглянул на хозяина, господина Меризе.
— Не знаю. Но он спрашивал именно вас, господин Бель-Роз. А когда узнал, что вы вышли, попросил передать эту бумажку.
Бель-Роз прочел записку до конца. Вийебр сообщал ему, что он в Париже по делам.
»— Если я вам нужен, — говорилось далее, — то в два часа дня я буду возле улицы Люксембург играть в мяч, а в три с четвертью — на Королевской площади. И адью!»
Лейтенант был с юмором.
На следующий день Бель-Роз отправился на улицу Кассе и постучался в калитку. Женщина приняла от него письмо уже без всяких слов.
Оставалось ждать ещё три дня. Бель-Роз прогуливался по Парижу, не переставая думать о Сюзанне, осыпаемый благосклонными взглядами (без взаимности) парижских гризеток и солидных дам.
На третий день, возвращаясь с прогулки домой, он встретил у дверей гостиницы Меризе.
— А у меня для вас новость, — сообщил тот Бель-Розу.
— Письмо.
— Нет, лучше.
— Визит?
— Разумеется. Да ещё какой! Самые высокие гранды нашего короля с большим удовольствием восприняли бы его.
— Что же, это дама?
— И какая красавица! Карие глаза сверкают, волосы — золотистый шелк, небольшой точеный носик, губки — лепестки розы, зубки…ах, какие зубки! Как приятно, наверно, быть ими укушенным!
— Мсье Меризе, поэтическая натура заставила вас забыть, что я перед вами.
— Послушайте, — мечтательно произнес владелец гостиницы, — вот уже двадцать два года, как я торчу на этой улице, но такой красоты не видывал…
— Кто же она, наконец? Какая-нибудь субретка?
— Субретка! Да вы что? Фу, ну надо же! Да она тянет не меньше, чем на маркизу!
— Вы хоть с ней говорили?
— Я её разгадал.
Бель-Роз улыбнулся.
— Сойдет для маркизы. Но хоть парой слов вы с ней обменялись?
— Конечно. Она сказала, что придет снова.
— Так, уже неплохо.
— А потом она села в портшез.
— И больше ничего не сказала?
— При таком очаровании разве запомнишь? Но, по-моему, она больше ничего не сказала. Словами, разумеется. Зато её вид мне сообщил, что она сожалеет о вашем отсутствии.
У Бель-Роза не оставалось сомнений, что маркиза прибыла с улицы Кассе. Следовательно, у него есть ещё сутки на ожидание.
— Ну, если кто желает меня видеть, пусть хоть что-то напишет. В мире хватает перьев.
Вечером, за два часа до того, как отправиться на старое место, он заметил, как на углу остановилась карета. В ней сидели женщина и мужчина, в котором он узнал…самого Меризе. В свою очередь Меризе заметил его и сделал знак приблизиться. Бель-Роз направился было к карете, из которой к тому времени женщина успела выйти. Но тут та его заметила. Далее последовало нечто неожиданное: женщина проворно вскочила в карету, толкнула кучера, тот дернул вожжи и…карета скрылась за углом. Меризе с досады топнул ногой:
— Пяток минут, и вы бы её перехватили.
— Так это та самая?
— Да нет.
— Что, другая?
— Да кто её знает? Она же была под вуалью!
— Вы что же, ничего не разглядели?
— Ничего, кроме ножек. Но ножек герцогини, учтите.
— Хорошо, но скажите, наконец, нужен я был ей или нет?
— Ну как же, ведь она вас искала. Но не хотела с вами говорить. Ей нужно было только вас увидеть.
Оставалось лишь ломать голову над вопросом: что это были за таинственные посещения двух дам, которых Бель-Роз не знал. Да он вообще не знал в Париже никаких дам.
Вновь он отправился на улицу Кассе. Женщина молча взяла у него письмо и ушла. Ничего нового.
На следующий день с утра он стал дожидаться конца последних суток. Обедать отправился, как обычно, в трактир на улицу Бак. Оттуда пошел прогуляться на соседнюю улицу Севре. На её углу в толпе народа он вдруг ощутил в руке клочок бумаги, который кто-то ему сунул, произнеся при этом: «Кастильянка ждет.» Голос был женский! Бель-Роз оглянулся, но никого не увидел. Он повернул назад и быстро отправился к себе, чтобы уже дома прочитать записку. Но в тот момент, как он толкнул дверь и вошел в гостиницу, к нему вдруг подошла какая-то женщина. Луч света упал на её лицо.
— Брат мой, — произнесла женщина.
— Клодина! — воскликнул Бель-Роз, и они бросились друг другу в объятия.
ГЛАВА 9. ДРУГ И ВРАГ
Бель-Роз проводил Клодину к себе и закрыл дверь, прищемив нос Меризе.
— Но это ведь та маркиза, — бормотал хозяин гостиницы, потирая свое самое любопытствующее место.
Когда прошли первые мгновения радости, брат спросил сестру:
— Не ты ли сюда уже приходила?
— Да, правда, я была тут на днях. Но потом не могла вернуться.
— Почему же ты не оставила адреса?
— Потому что прежде тебе надо было со мной обязательно встретиться.
— Ты приехала не одна?
Молчаливый утвердительный кивок.
— После приезда в Париж она заболела, — добавила Клодина.
— Я немедленно иду к ней!
— Нет, нельзя. Ты убьешь её своим присутствием. Но ты меня проводишь до её дома, вернее, дома д'Альберготти.
И они прошлись вдвоем к дому, расположенному вдали от улицы По-де-Фер-Сен-Сюльпис на улице Лозейль.
— Послезавтра в одиннадцать, у ворот Сент-Онорэ, — произнесла на прощание Клодина.
Придя домой, Бель-Роз обнаружил у себя записку такого содержания: «В следующую субботу через час после захода солнца Бель-Роз встретит у Гайонских ворот персону, которая сообщит ему обусловленный пароль. Если он последует за ней, то встретится с господином д'Ассонвилем.»
Получалось, что эта встреча должна была состояться в день встречи с Клодиной. Правда, с сестрой это было днем, с д'Ассонвилем — вечером. Об отмене же какой-либо встречи нечего было у думать. И Бель-Роз решился.
Как и было условлено, он встретил сестру и они вдвоем покатили на фиакре по дороге в Нейи. Но по дороге Бель-Роз вдруг услышал, как какой-то голос произнес его имя. Он выглянул наружу и в окне одного кабачка увидел своего лейтенанта Вийебрэ. Тот помахал ему рукой:
— Счастливого пути, Бель-Роз!
Ехали они уже долго, и потому Бель-Роз решил встретиться с лейтенантом и заодно отобедать. Он оставил сестру и зашел в кабачок. Здесь его встретил Вийебрэ, который выразил восхищение «той девочкой, что стоит у дороги.» Узнав же, что эта девочка — сестра Бель-Роза, он восхитился сначала ею, а потом…потом остроумием Бель-Роза.
— У меня тоже есть сестра, — добавил Вийебрэ. — Но она в монастыре. Так ты хочешь здесь пообедать. Слушай, я тебе дам совет, а заодно и деньги. Поезжай в Першерон, там есть кабачок «Сосновая шишка» и как следует пообедай один, а?
— Я остаюсь здесь, — хмурясь, ответил Бель-Роз.
— Жаль! Ты что же, забыл, кто я?
— Напротив, я собирался вам это напомнить.
— Ну, да ты забавен. Я тебе отрежу уши.
— Я в этом не уверен.
Вийебрэ поднял было руку, но Бель-Роз перехватил её на лету.
— Как? Ты дотронулся до меня, петушок? Да я проткну шпагой твое брюхо! — вскричал Вийебрэ.
И оба — лейтенант и сержант — схватились за свои шпаги и выскочили на улицу, где на них с изумлением воззрились кучер фиакра и Клодина.
— Господин Вийебрэ, — твердым голосом произнес Бель-Роз, — вам лучше не приближаться к моей сестре.
— Я не буду с тобой драться, — вдруг произнес тот, — я тебя повешу. Эй, кучер! Десять луидоров, если ты посадишь эту красотку в фиакр, и ещё десять, если отвезешь её в «Сосновую шишку». Я тоже туда поеду.
И он швырнул кошелек кучеру. Тот ловко поймал его и протянул было руку к упавшей на колени Клодине.
— Стоп! — раздался вдруг чей-то голос. В один миг на дороге оказался неизвестный молодой человек с благородным выражением лица и при шпаге, но в одежде студента. Он ловко подхватил стан девушки.
— Что за черт! — произнес Вийебрэ, — откуда вас принесло?
— Это уже мое дело, — хладнокровно ответил неизвестный, отталкивая сунувшегося было к Клодине кучера.
— Послушай, — сказал он ему. — Этот господин обещал тебе десять луидоров или сколько там, не знаю. Я тебе обещаю целую сотню палок. Понятно?
— Ясно, — пробурчал кучер, отходя в сторону.
— Пойдемте, мадмуазель, — произнес незнакомец, подавая руку девушке, — я провожу вас. Садитесь в фиакр. Эй, кучер! Вези мадмуазель на другую ферму.
Все было сделано так быстро, что Бель-Роз и Вийебрэ успели только проморгать эту сцену.
— Вы, стало быть, практикуете также убийство? — обратился незнакомец к лейтенанту.
Тот побледнел.
— Берегись! — вскричал он и бросился было к незнакомцу.
— Не забывайте обо мне! — воскликнул Бель-Роз и преградил ему путь.
— Я желаю драться с этим мужланом! — прошипел Вийебрэ, указывая на незнакомца.
— К вашим услугам, — ответил тот. И пока Вийебрэ в нетерпении топал ногой, заметил:
— Здесь не место для драки. Пойдемте к тем деревьям, если не возражаете.
— Пойдем! — ответил Вийебрэ.
Придя на место, они скрестили шпаги в присутствии Бель-Роза. Вскоре Вийебрэ пришлось убедиться в превосходном искусстве своего соперника владеть шпагой. Короче, после третьего выпада шпага Вийебрэ оказалась спокойно лежащей на траве. Тут вмешался Бель-Роз:
— Лейтенант, скажите лишь, что вы сожалеете о случившемся, — сказал он, — и делу конец.
Вийебрэ, не отвечая, поднял шпагу и снова вступил в бой. На этот раз он защищался осторожнее, и бой затянулся. Наконец, через десять минут поединка последовал выпад незнакомца, и Вийебрэ упал на колени. Незнакомец помог ему встать на ноги. Изо рта Вийебрэ полилась кровь. Тогда незнакомец положил его на траву.
— Может быть, вам не следует его дожидаться? — спросил незнакомец.
— Это мой лейтенант, — ответил Бель-Роз.
— Но вас же расстреляют! — ответил незнакомец. — Быстрее исчезайте.
— А моя сестра?
— Я о ней позабочусь.
— Вы обещаете?
— Вот моя рука, — ответил незнакомец, беря за руку Бель-Роза.
— Но ваше имя, господин?
— Корнелий Хогарт, граф д'Армаф из Ирландии.
Бель-Роз тоже представился.
— Прекрасно, Бель-Роз, вы мой друг. Честные люди узнаются с первого взгляда.
Бель-Роз ещё раз пожал руку ирландцу и устремился к Гийонским воротам.
Прибыв на место, он прождал минут пять. Наконец, появился маленький юноша, закутанный в испанский плащ. Увидев Бель-Роза, он направился к нему и произнес:
— Кастильянка ждет.
— Я к вашим услугам, — ответил Бель-Роз.
Паж повернул и пошел по дороге, сопровождаемый Бель-Розом. Через несколько минут он остановился и позвонил в маленький серебряный колокольчик, который вынул из кармана. У ближайшего перекрестка показалась карета и остановилась. Паж подвел к ней Бель-Роза, они вместе сели в нее, и карета покатила по дороге.
ГЛАВА 10. ДОЧЬ ЕВЫ
Они ехали час или два. Так как на дверцах кареты шторки были задернуты, Бель-Роз не разглядел ни дороги, ни направления, в котором они ехали. Его же компаньон был нем, как рыба.
Приехав на место, они остановились. Снаружи лакей открыл дверцу, и паж пригласил Бель-Роза сойти вниз. Они оказались в каком-то парке. Была уже ночь, но откуда-то, как от одинокой звезды, пробивался луч света. Паж зашагал по дорожке, Бель-Роз следовал за ним. По мере продвижения свет усиливался. Наконец стали просматриваться очертания дома. Немного погодя Бель-Роз заметил, что их сопровождают два человека, на что паж, однако, не обратил никакого внимания. Бель-Роз вспомнил наставления д'Ассонвиля и сунул руку под одежду, нащупав кинжал. Но тут он ощутил прикосновение руки пажа и обратился к нему:
— Что мне делать?
— Ничего, только подчиняться.
— Но наша карета? Она же не будет ждать слишком долго.
— Об этом не беспокойтесь.
Рука пажа, касавшаяся руки сержанта, явно дрожала.
— Вы боитесь? — спросил Бель-Роз.
— Конечно.
Они шли вперед, пока не подошли к дому. Из одного окна и шел тот свет, который Бель-Роз заметил раньше. Паж постучал в дверь, та открылась. Они вошли в дом и стали подниматься по длинной лестнице.
Наверху они вошли в богато обставленную комнату. На диване под балдахином полулежала дама в платье из малинового бархата, держа в руке веер. Лицо её, к сожалению, было скрыто маской, разумеется, черной. Рядом с диваном стояли два стула, на которые и уселись оба прибывших. Комната освещалась яркой лампой в виде шара.
Поклоны гостей были встречены кивком хозяйки. Затем прозвучал её приятный голос:
— Вас зовут Бель-Роз?
— Да, мадам.
— Вы посланы д'Ассонвилем? И давно вы его знаете?
— Мой отец служил у его отца.
— Служил? Вы, стало быть, тоже из слуг?
— Я солдат, а господин д'Ассонвиль оказал мне честь и назвал своим другом.
— Ах, вот как! — И удивление, и даже тень презрения слышались в этом возгласе.
Помолчав, она спросила:
— А почему он послал вас ко мне?
— Не знаю. Но я не лгу.
Тогда дама обратилась к проводнику Бель-Роза на каком-то иностранном языке.
— О, мадам, я не могу этого сделать, — ответил тот по-французски.
— Кто тебе мешает?
— Солдат на тропинке.
— Это фантазия, я её тебе прощаю, но тебе надо с ней расстаться. Я понятно говорю?
— Да, но почему именно я?
— Потому что я так хочу.
— А все же?
— Вздор! — воскликнула дама. — Разве ты не знаешь, что я так хочу?
Тут вмешался Бель-Роз:
— Уверен, мадам, он готов умереть у ваших ножек. Впрочем, это готовы сделать и другие. Только прикажите. — Сержанта прямо-таки захватила его собственная галантность.
— Не надо приказывать, мадам, — вмешался паж. — Его слова меня убивают.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22


 Северов Петр Федорович - Морские были - 11. «Рюрик» в океане