от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— А, ты проявляешь милосердие, — рассмеялась дама. — Поблагодарю-ка я тогда д'Ассонвиля за то, что он прислал нам такого храброго представителя!
— Я ему тоже благодарен, — ответил Бель-Роз, — он поручил мне миссию, в которой можно пользоваться оружием.
— Что? Он разрешил вам взять кинжал?
— Он был неправ, мадам?
Дама села на диване и внимательно посмотрела на Бель-Роза.
— Прекратите это, — сказала она. — Вы можете дать мне слово, что последуете за моим пажем?
— Безусловно, мадам. Вы сомневаетесь в моем слове, я же не посмею оскорбить вас сомнением относительно вашего.
— Что же, с такими солдатами командиры всегда добьются славы.
После этого дама обменялась с пажем несколькими словами, и написав записку на услужливо придвинутом пажем столике, передала её Бель-Розу.
— Передайте этот мой ответ д'Ассонвилю и забудьте обо всем, что вы здесь видели и слышали. Но если через некоторое время вас никто не посетит, снова идите на улицу Кассе.
Кто же откажется принять так сладко пахнущую духами записку от дамы? Конечно, не Бель-Роз.
— Храни вас Бог. — Последний взгляд на Бель-Роза, и дама исчезла за портьерой.
— Пойдемте, — произнес паж.
Бель-Роз не сразу расслышал его: впечатление от только что увиденного слишком его оглушило. Наконец он очнулся и отправился с пажем наружу. Они сели в карету, паж опустил шторки, и через два часа они остановились на улице Вожирар. Здесь шторки были подняты, и Бель-Роза быстро подвезли на улицу По-де-Фер-Сен-Сюльпис, где у себя в гостинице его ждал господин Меризе.
— Я боялся, что с вами что-нибудь случилось! — произнес с тревогой Меризе.
— Вы что же, дожидались меня?
— Да, вам опять записка. Вот она.
С этими словами Меризе передал Бель-Розу клочок бумаги, на котором было написано:
«Вийебрэ жив и проболтался. Вас ждет арест. Как можно скорее покиньте Париж.
Корнелий Хогарт.»
Бель-Роз написал тут же записку д'Ассонвилю, что события не позволяют ему нанести новый визит той же даме. Записку взялся отвезти в Аррас племянник Меризе. Самому Меризе Бель-Роз вручил записку для Клодины и сообщил, что уезжает и что комнату за ним следует оставить.
— Понял. У вас дело государственной важности, — ответил Меризе.
Бель-Роз быстро собрался в путь.
»— Нанкрэ дал мне алебарду сержанта, ему я её и верну,» — сказал он себе и отправился в путь.
ГЛАВА 11. МГНОВЕННАЯ СТРАСТЬ
Бель-Роз ехал по дороге во Фландрию. В полдень ему повстречался кабачок, куда он завернул пообедать.
— На четверть часа позднее, и вам не досталось бы даже куриного яичка, — сообщила хозяйка в конце обеда. — Солдаты конной гвардии все подчистят. А, да вон они! — добавила она, указывая в окно. — Видите, они ищут какого-то солдата-дезертира.
И она подозрительно посмотрела на Бель-Роза. Тот поднялся, бросил несколько монет на стол и направился к выходу.
— Стоп! — произнесла хозяйка. — Ни шагу вперед! Как выйдете на дорогу, так вас и убьют. Идите сюда.
И она указала ему на соседнюю комнату. Едва Бель-Роз скрылся в ней, вошел солдат. Хозяйка тут же поставила ему на стол кружку вина. Затем под предлогом, что она пошла на кухню, вошла в комнату, где сидел Бель-Роз.
— Они пьют, — тихо сообщила она.
— Все?
— Все. Сплошной водопад.
Бель-Роз подошел к окну. Но тут в комнату вошел солдат.
— Ну, где ты там, моя дорогая? А, да мы не одни. Тут наверняка замешана любовь. Ну-ка, дорогой, повернись ко мне. Хотелось бы взглянуть на твое личико.
Бель-Роз вздрогнул: голос солдата показался ему знакомым. Он повернулся к солдату и узнал его. То был Бультор, служивший теперь артиллеристом при конной гвардии.
— Бель-Роз! — заорал тот. — Во, друг, какая встреча! У нас же свои счеты. Теперь моя очередь. Ты мой пленник.
— Еще чего! — ответил Бель-Роз, вспрыгивая на подоконник.
Бультор кинулся было к Бель-Розу, но тот сильным ударом свалил его на пол. Бультор поднял крик, вбежали солдаты. Бель-Роз выпрыгнул в окно и уже был далеко от дома, когда Бультор выстрелил вслед из мушкета. Пуля пролетела мимо.
— То был наш дезертир! — вопил Бультор, — и мы должны были получить за него десять луидоров.
Но хозяйка решила по-своему его успокоить.
— Ах, бедный мальчик, — заговорила она, встав у окна и глядя в поле. — Как быстро он побежал, да прямо по люцерне дядюшки Бенуа…А за ним конники…Но он уже близко от леса…Вот где-то спрятался, а они его выслеживают, как зайца…А земля-то рыхлая, а кони-то тяжелые…Вот он перепрыгивает ручьи один за другим…Лес уже совсем близко…Он прорвался в лес…Все, он исчез!
Скрывшийся Бель-Роз, подождав, пока погоня утихла, пошел сначала просто вперед, а затем вышел на дорогу. Пройдя с четверть часа, он увидел какой-то большой замок и пошел к нему. А приблизившись, увидел даму на лошади, рядом — всадника — слугу в ливрее. Дама читала письмо, которое, видимо, привез этот слуга. Его вид говорил, что он проделал долгий путь. Но тут произошло неожиданное. Дама вскрикнула и хлестнула лошадь. Та понеслась прямо к реке, не разбирая дороги. Конь под слугой тоже чего-то испугался и рванул в другую сторону. Через несколько мгновений дама на лошади оказалась уже в воде, беспомощно пытаясь выбраться на берег.
Бель-Роз не был бы самим собой, если бы хладнокровно наблюдал эту сцену. Какие-то мгновения, и он уже на мосту, с которого через перила бросается в воду и хватает лошадь под уздцы. Он тащит её к берегу, но почувствовав дно, лошадь делает рывок, натыкается на Бель-Роза и валит его с ног. Как в тумане, Бель-Роз успел сделать несколько шагов, выбрался на берег и рухнул без сознания.
Очнулся он уже в замке, в одной из роскошно убранных комнат, лежа на диване. Откуда-то донесся голос:
— Боже, ведь вы ранены! Это все лошадиная подкова виновата.
Бель-Роз повернул голову и увидел рядом даму.
— Лежите спокойно, — произнесла она. — У вас рана на голове и кровоточит рука.
Бель-Роз заметил повязку на своей левой руке, усмехнулся и опять перевел взгляд на даму. Ее амазонка была в крови, рука тоже перевязана. Волосы длинными темными прядями обрамляли лицо, глаза ярко блестели.
Увидев улыбку Бель-Роза, дама тоже улыбнулась в ответ.
— Понимаю, вы не помните, как вас переносили сюда, — сказала она. — Но, быть может, помните, как бросились спасать некую хорошенькую женщину?
Но Бель-Роз все забыл. Постепенно, однако, он стал вспоминать схватку с Бультором, свое бегство и все остальное. Разумеется, при этом он молчал, не отвечая на расспросы дамы.
— Ну, я не прошу вас раскрывать свои секреты, — по-своему отреагировала она на его молчание. — Это ваше право. Но, по совести, человек, который едва не убил господина Вийебрэ, мог бы кое-что и ответить.
Бель-Роз воззрился на неё с изумлением.
— Вийэбрэ? — спросил он.
— Вы его знаете?
— Артиллерийского офицера?
— Именно его я жду в замке. Тот, кто покушался на его жизнь, бежал. Но я его найду.
— Он перед вами, — ответил Бель-Роз.
— Но не вы же первым нанесли удар.
— Я ударил его по лицу, мы скрестили шпаги за оскорбление им женщины.
— Какой-нибудь гризетки.
— Моей сестры, мадам.
— Что за важность! Кто же ваша сестра?
— Мадам, в ваших руках моя жизнь, но не честь моих родных.
Бель-Роз приподнялся на диване в сильном возбуждении. Дама молча смотрела на него своими прекрасными глазами. Бель-Роз не выдержал.
— Мадам, — произнес он взволнованно. — Я защищаю свою сестру от вашего гнева, но я бы отказался мстить вам за своего брата.
— Что же это, одновременно и юность, и красоты, и мужество?
Помолчав, она добавила тихо:
— Да, вы имели право чуть не убить Вийебрэ.
Невозможно объяснить почему, но сердце Бель-Роз охватила огромная радость. Возможно, молодость мешала ему глубоко анализировать свои чувства.
Дама словно что-то заметила во взгляде Бель-Роза. Во всяком случае, следующий её вопрос казался несколько странен:
— Ваш удар шпагой, стало быть, очень силен?
— У меня было на то право, мадам.
Следующий вопрос был уже яснее:
— Раз вы так храбро защищали честь своей сестры, не могли бы вы таким же образом вступиться за честь своей любимой?
— Это стало бы для меня наивысшим счастьем.
— Тогда всегда охраняйте ту, которую любите.
При этом напоминании о Сюзанне Бель-Роз покраснел. Дама это заметила.
— О, так вы любите! — произнесла она с чувством.
Краска на лице Бель-Роза явно сгустилась.
В этот момент в комнату вошла камеристка.
— Карета, которую заказывала госпожа герцогиня, готова.
Бель-Роз хотел было попрощаться с герцогиней, но едва стал подниматься, как от слабости рухнул на диван.
— Господин Вийебрэ мертв, — негромко добавила камеристка.
Направлявшаяся было к двери герцогиня резко остановилась и повернулась к Бель-Розу. Лицо её побледнело.
— Я остаюсь, — глухо произнесла она.
ГЛАВА 12. МЕЧТЫ В ЛЕТНИЙ ДЕНЬ
Несколько дней Бель-Роз вынужден был провести на диване, охваченный приступом жестокой лихорадки. Все эти дни он для поднятия духа вспоминал о своей дорогой Сюзанне и чувствовал, что это ему медленно, но верно помогало. Однако иногда его посещал образ незнакомки из здешнего замка, и тогда тело его пробирала дрожь. Однажды, когда, казалось, лихорадка уже не была столь сильной, чтобы вызывать беспокойный огонь в его взгляде, он, проснувшись, приоткрыл глаза и как сквозь туман увидел женскую фигуру в белом, сидящую рядом в кресле. Думая, что это лишь продолжение сна с участием, разумеется, Сюзанны, он пробормотал её имя. Внимательно наблюдавшая незнакомка сказала:
— Я не Сюзанна.
Бель-Роз всмотрелся и узнал герцогиню.
— Так это вы? — улыбнулся он.
— Я ваш друг, который за вами ухаживает, — ответила герцогиня. — Но вы должны молчать.
И, приложив палец к губам, она мягко уложила приподнявшегося было солдата на диван.
— Вы, стало быть, любите свою Сюзанну? — спросила она мягко вибрирующим голосом.
Краска залила щеки Бель-Роза.
— Я её назвал? Простите, мадам, то была слабость.
— Что вы, мсье, не следует извиняться, раз уж я вас спросила. — Голос её снова звучал так музыкально…
Бель-Роз помолчал с минуту. Затем произнес с чувством:
— Вы правы, я её люблю.
Герцогиня взглянула прямо в глаза Бель-Розу.
— Вы с ней обручены? — прямо спросила она.
— Нет, — ответил Бель-Роз, — эту девушку я потерял.
Герцогиня ещё раз бросила жгучий взгляд своих лучистых глаз, затем призадумалась.
Герцогиня Шатофор была в то время в полном расцвете своей красоты. Высокая, стройная, с гибкой талией, эта женщина превосходно сочетала в себе грацию с достоинством, что так поразительно выделяло придворных дам во времена Людовика XIV. Вся Европа знала это их качество и восхищалась ими. Но герцогиня отличалась от них ещё тем, что обладала только ей свойственной горделивой и одновременно мягкой элегантностью, которая принималась иными за кокетство (люди часто хотят видеть в других то, что позволяет им компенсировать собственную незначительность). А между тем улыбка герцогини, её взгляд, жесты, мягкость и гордость одновременно — все это было у неё от природы, точнее от отца-француза и матери-испанки. Ее муж, герцог Шатофор, губернатор одной из провинций центральной Франции, предоставил ей полную свободу в условиях жизни в Париже. И она этим была вполне довольна. В её парижском светском окружении всегда находилось достаточно молодых людей, позволявших ей постоянно пользоваться доверием мужа. В момент, когда на её пути оказался Бель-Роз, одним из таких молодых людей, которые пробивались ко двору, был Вийебрэ.
Но и такая жизнь…как бы сказать поточнее…не надоедает, нет, но все же, поймите меня правильно, в какой-то момент заставляет вас почувствовать неудовлетворенность, пусть сначала совсем глубоко в подсознании. Но если какое-то внешнее обстоятельство окажется достаточно сильнодействующим, тогда эта неудовлетворенность потребует выхода. Появление Бель-Роза в жизни герцогини и стало таким обстоятельством. Молодой солдат пробудил в ней тысячи разных воспоминаний из её прошлой жизни, когда она ещё не погрузилась в вихрь светской жизни. Все это в сочетании с внешностью Бель-Роза — отвага и гордая уверенность в себе светились на его прекрасном лице — пробудили в мечтаниях герцогини некое чувство, похожее на любовь. Во всяком случае, это было не меньше, чем пристальное внимание. Потеряв Вийебрэ, она вычеркнула из сердца офицера и заменила его солдатом.
Однако эта новая…нет, новое увлечение не заставило герцогиню сразу забыть о гордости. Неоднократно…сотни раз она делала попытки разорвать цепи, приковывавшие её к изголовью дивана, где лежал Бель-Роз. Но в конце концов не устояла, почувствовав нежность к бедному солдату. И когда Бель-Роз в первый раз пересек порог её комнаты, она протянула руку, чтобы поддержать его.
Бель-Роз любил мадам Альберготти, но ему не были неприятны прикосновения мадам Шатофор. Да, он любил Сюзанну. Но подобно неопытным путешественникам на Антильских островах, которые в тенистой прохладе вдыхали, не ведая о том, приятные, но ядовитые запахи, он так же вдыхал аромат любви, исходивший от Женевьевы Шатофор.
Люди, служившие в замке, принимали его за господина Верваля, как наказала им называть его герцогиня. А произошло это так. Однажды, когда он прогуливался с герцогиней по саду, та полюбопытствовала, откуда у него такое странное имя — Бель-Роз.
— Если оно вам кажется необычным, зовите меня просто Жак, — ответил он.
— Это, по крайней мере, христианское имя. Ну, а дальше как?
— Жак Гринедаль.
— Вот как! Прямо как местечко во Фландрии. И как оно переводится на французский?
— Зеленая долина (по-французски «вер валь» — прим. перев.).
— Что ж, мсье Гринедаль, разрешите тогда называть вас мсье Верваль?
— Похоже, судьба моя менять имя по случаю.
— Меня не интересует ваша судьба. Просто я так хочу.
— Я подчиняюсь. Но позвольте узнать мотивы.
— Пожалуйста: мой каприз. Вам дали имя по праву командовать вами, теперь вам дают имя по праву каприза.
— Это прекрасно.
— Безусловно. Нанкре — всего лишь капитан, а я — женщина.
— Я подчиняюсь и становлюсь мсье Вервалем по вашему повелению.
— Тем самым скрыв, что вы — Бель-Роз.
Бель-Роз согласился, лакеи его приняли за дворянина Верваля, а Бультор и конная жандармерия уже не искали под этим именем артиллерийского сержанта. Бель-Роз жил эти дни с ясным образом Сюзанны в душе, который попеременно сменялся воспоминаниями о Клодине, д'Ассонвиле, Нанкре и Корнелии Хогарте. Разумеется, он им писал письма.
Жил он в одном из крыльев замка, где жила и герцогиня. Его комната была на первом этаже. Герцогиня занимала второй.
Однажды ночью Бель-Розу почему-то не спалось. Больше часа он, открыв окно, наблюдал, как на потемневшем небе выступили яркие звезды, как окутывался мрачным покрывалом тьмы парк и тишина овладевала всем миром. Внезапно он увидел вблизи яркий свет, озаривший деревья. Тот погас, вспыхнул, снова погас. Затем число вспышек стало быстро нарастать, приближаясь к дому. Стало ясно — начинался пожар. Пламя уже подступило к дому, в котором начали просыпаться люди. Послышались крики, люди забегали из комнаты в комнату.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22


 Кэмпбелл Анна