от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И тут Бель-Роз услышал, как женский голос сверху звал его по имени. Он бросился в ту сторону, выламывая на пути запертые двери. Наконец, последняя дверь пала под его могучими руками. Он ворвался в комнату, откуда слышал зов, и тут же языки пламени пустились в бешеную пляску вокруг, сжимая кольцо. Но он успел подхватить бесчувственное тело женщины, лежавшей на диване. То была Женевьева. Быстро заметив ещё не полыхавшую огнем лестницу, он с герцогиней на руках спустился вниз в неохваченную огнем часть дома. Пока он нес Женевьеву, та, не открывая глаз, инстинктивно обхватила его шею руками. Так они очутились в одной из комнат. Бель-Роз положил герцогиню на диван. Видя, что она приходит в себя, он взял её руки и принялся целовать их, приговаривая со слезами на глазах:
— Жива! Боже мой, она жива!
Затем, заметив, что та, наконец, открыла глаза и смотрит на него, он добавил:
— Вы очнулись. Слава Богу! Разрешите мне уйти.
Женевьева вскочила на ноги.
— Вы хотите уйти? — спросила она.
— Да, мадам, сегодня ли, завтра ли, не все ли равно, когда-то я должен уйти, — ответил он.
В комнате из-за слабого освещения царил полумрак. Мадам Шатофор, прекрасная в своем испуге, приводила в порядок складки платья на талии. По её плечам вились рассыпавшиеся пряди волос, руки были умоляюще сложены на дрожащей груди, в глазах светились страх и мольба. Никогда она не выглядела в глазах Бель-Роза такой прекрасной. В его душе зашевелились сомнения, ему уже не хотелось покидать её.
— Вы же видите, что я вас люблю, — простонала она. — И вы меня оставляете!
И опять рухнула на диван.
— Разве вы не догадались, мадам? — спросил её Бель-Роз. — Я ведь вас тоже люблю с безумством сумасшедшего и со страхом ребенка. Ваш голос меня будоражит, ваш взгляд меня зажигает. И я…
(Нет, герой наш не остановился; остановились мы. А он продолжал расписывать свои чувства. Мы их не станем воспроизводить. Поверьте, Петрарку он не превзошел, но для герцогини в тот момент никакого Петрарки не существовало. Был лишь один Бель-Роз, один на всем свете. И она слушала его, и блаженство охватывало её душу.).
… — Моя любовь к вам растет с каждым днем, — продолжал Бель-Роз. — Но кто я для вас?
(И снова мы прервемся. Мы и так знаем, что он мог про себя сказать:"бедный солдат», «дезертир», «вы такая богатая, а я…». И т. д. и т. п.).
Герцогиня его поняла, и когда он закончил словами:» — А теперь отпустите меня», она поднялась с дивана вся в слезах. Ее глаза горели, как два бриллианта.
— Идите! — вскричала она с болью в голосе. — Но я вас люблю.
ГЛАВА 13. ЗМЕЯ ПОД КОЛОДОЙ
Успокойся, читатель! Никуда Бель-Роз не ушел. Он остался в замке. Блестящей цепью, закрепившейся одним звеном в его сердце, приковала его к себе герцогиня. Или, если хотите, её красота, молодость и любовь. Да вдобавок он как раз сейчас («как раз сейчас» в данном случае звучит как «весьма кстати») получил письмо от Корнелия Хогарта. В нем сообщалось, что Вийебрэ, оставшись в живых, возобновил свои поиски Бель-Роза. Что д'Ассонвиль, добившись славных успехов в борьбе с мародерами, собирается покинуть эти края и отправляется в Париж на поправку здоровья. Что Клодина едет с госпожой д'Альберготти к герцогине Лонгвиль. В конце письма Хогарт обещал и впредь информировать Бель-Роза о действиях Вийебрэ в интересующем их направлении.
И наш герой вновь стал разгуливать по парку рука об руку с хозяйкой замка вплоть до глубокой ночи. Любовь брала свое.
Однако через несколько дней они уже не были на прогулках одни. Некий человек тихо, подобно тигру в лесной чаще, выслеживал их, следуя за ними повсюду. При появлении же стражи и слуг он успевал вовремя скрыться, так что до поры до времени никто его не замечал.
Однажды, когда влюбленная пара зашла в чащу парка, послышался хруст веток под ногами невидимого преследователя. Бель-Роз, привыкший в условиях лагерной жизни чутко прислушиваться к окружающей его тишине, повернул голову в направлении шума.
— Это косуля, — успокоила мадам Шатофор.
Но чуть позже острый глаз солдата заметил во тьме мелькнувшую тень. Всмотрелся было, но различить ничего не смог.
— Вам видятся призраки вместо моих улыбок, — отреагировала герцогиня.
Уже вечером, продолжая гулять, они вышли к стене, ограждавшей парк. Здесь в углу находилась калитка, ведущая из парка в окружающие поля.
— Стража пользуется этим выходом? — спросил Бель-Роз.
— Нет, о нем почти никто не знает, — ответила мадам Шатофор.
— Между тем этим проходом пользуются.
— Но ни у кого нет ключа.
— Смотрите, — указал Бель-Роз на примятую мальву у стены.
Герцогине это ни о чем не говорило, однако Бель-Роз недаром почуял опасность. Дело в том, что Вийебрэ, встревоженный молчанием герцогини, не отвечавшей на его письма, решил разузнать, в чем дело. Превосходно зная местность, он заняться слежкой за герцогиней и преуспел в этом. Помогло ему то обстоятельство, что когда-то мадам Шатофор дала ему ключ от калитки, которым он теперь и воспользовался.
Каково же было его негодование, когда он узнал в сопернике Бель-Роза! Мало того, что тот тяжело его ранил, он ещё смеет ухаживать за его любимой! Поначалу он решил было с помощью властей арестовать дезертира. Но поразмыслив, вспомнил, что герцогиня, не всегда проявляя желаемое благоразумие, могла воспользоваться своим влиянием и загубить его карьеру. Тогда он изобрел иной путь.
Однажды, когда герцогиня, собираясь на охоту, садилась на лошадь, камеристка подала ей письмо.
— Прочту вечером, — отмахнулась герцогиня.
Но пока она вставляла ногу в стремя, камеристка что-то тихо ей шепнула.
— Подумаешь! — произнесла в ответ герцогиня, трогая лошадь.
Камеристка двинулась было за ней, но мадам Шатофор метнула на неё молниеносный взгляд, и та отстала. Запели рога и охотничья кавалькада скрылась между деревьев.
Некоторое время камеристка смотрела вслед, потом взглянула на письмо и заметила:
— Да, разумеется, он молод и красив. Но когда капитан рассержен, он становится подобен льву.
Охота продлилась до вечера. Когда герцогиня возвратилась, камеристка снова подала ей письмо, тихо назвав имя. Мадам Шатофор бросила письмо на туалетный столик нераспечатанным. Лишь когда уже спустилась ночь, её рука нехотя протянулась к столику. Но прочитав письмо, она побледнела и воскликнула:
— Немедленно карету!
Пораженные камеристки даже не шелохнулись.
— Мне что, вас ждать? — повторила она. — Лошадей, живо! Да шевелитесь же! И где Камилла?
Камилла вошла. По первому взгляду госпожи она поняла: у той плохие новости. Тем более, что в руке у неё распечатанное письмо.
— Когда, скажите, вы получили это письмо? — возбужденно спросила герцогиня.
— Вчера утром, мадам.
— И только сегодня оно у меня!
— Я вам подавала его дважды, и оба раза вы отказались его брать.
— И ты не могла мне его распечатать?
— Что вы, мадам! — И Камилла указала на Бель-Роза, как раз проходившего в тот момент по саду.
— Но это письмо от него, — с силой произнесла мадам Шатофор. — Оно послано вчера, и вчера же он меня ждал. И он поклялся именем матери, что если меня не дождется, то примчится сюда. Он меня не дождался, Камилла!
— А если он примчится…Боже, вы погибли, мадам! Господин герцог…
— Какое мне дело до него! Речь идет о Бель-Розе. Он больше меня не любит!
Искры сыпались из глаз герцогини. Да, это была любовь! И Камилла это поняла.
Тут открылась дверь, и в ней показался слуга, возвестивший:
— Карета готова.
Герцогиня, совсем по-детски сложив в умоляющем жесте руки, обратилась к Камилле:
— Поезжай, он наверняка в Париже. Ничего не забудь.
Тем временем Бель-Роз, захватив с собой мушкет, отправился в парк, твердо решив проверить свои подозрения. Что в парке был шпион, он не сомневался. Но полагал, что то мог быть Бультор, ищущий его, чтобы отомстить. С этой целью он покинул территорию замка и направился в соседние поля, не забыв прихватить с собой шпагу.
— Он ищет дезертира, — сказал себе Бель-Роз, — а найдет пулю.
В темноте, пройдя парк, он подошел к той калитке, о которой недавно узнал, гуляя с Женевьевой. Та оказалась отпертой. Но сделав вид, что не заметил этого, он продолжил путь. Пройдя сотню шагов, остановился и стал вслушиваться. Через три-четыре минуты калитка скрипнула. Тогда он двинулся по предполагаемому пути шпиона, более следуя предчувствиям, нежели результатам наблюдений, и вышел на тропинку, которая вела к замку, идя при этом по траве, заглушавшей его шаги. При этом он срезал путь, воспользовавшись тем, что тропинка, по которой мог идти шпион, делала поворот. Вдруг он услышал громкий возглас. Послышалось звяканье двух клинков. Он бросился в ту сторону, но не пробежал и пятнадцати шагов, как звон шпаг прекратился. Тогда Бель-Роз остановился и огляделся. Впереди при свете луны был виден человек со шпагой в руке. Мгновением позже раздался пистолетный выстрел, и мимо уха Бель-Роза прожужжала пуля. Стрелявший, не выпуская шпаги, бросился к той самой калитке на углу и захлопнул её за собой.
Тогда Бель-Роз поспешил к месту, где до того находился человек со шпагой. На траве лежал мужчина. Нагнувшись к нему, Бель-Роз увидел, как из двух ран на его теле сочилась кровь. Приподняв тело, он повернул его лицом к луне. Крик ужаса вырвался из его груди: то был д'Ассонвиль.
ГЛАВА 14. АГОНИЯ
Пистолетный выстрел услышали сторожа и бросились к месту происшествия. Там они обнаружили мсье де Верваля, который пытался остановить кровь у человека, без признаков жизни лежавшего на земле. Тело положили на носилки, кто-то бросился за врачом. Бель-Роз отправился в дом, где его с ужасом на лице встретила мадам де Шатофор.
Уже на месте в доме д'Ассонвиль стал подавать некоторые признаки жизни. Веки его дрогнули, он попытался взглянуть на окружающих, но это плохо удавалось. Наконец пришел врач и принялся ковырять своими инструментами в ранах д'Ассонвиля. В ответ на это раненый пошевелил рукой. Он даже приподнялся на миг, произнеся:» — Убийство», после чего голова бессильно упала на подушку.
Тем временем врач продолжал колдовать над ним. Прошло некоторое время. Наконец, взгляд д'Ассонвиля сделался более осмысленным. Он посмотрел на Бель-Роза и узнал его. Тот возблагодарил Бога.
— Я сначала подумал было, что вижу тебя во сне, — произнес д'Ассонвиль. — Теперь ясно, что я не умер.
— Вы не умрете, капитан! — воскликнул Бель-Роз.
— Э, подумаешь. Сегодня даже лучше, чем завтра: ведь самое трудное уже позади.
Д'Ассонвиль сделал огромное усилие, чтобы пошевелиться. Его лицо покраснело от натуги. Врач молча наблюдал за ним.
— Я должен тебе многое порассказать, — произнес раненый. — Но мой язык пересыхает. Дай пить.
Бель-Роз отвел врача в сторону.
— Что ему можно принести?
— Все, что захочет, — ответил врач.
Ответ этот поразил Бель-Роза. Он побледнел.
— Опоздал! — пробормотал он.
— Вы верите в чудеса? — спросил врач.
Бель-Роз продолжал молча смотреть на него.
— Если не верите, я ничего не могу добавить к сказанному. Если же верите, надейтесь на Бога. Наука же здесь уже не поможет.
И врач надел шляпу. Но тут раздался голос с дивана:
— Господин доктор, можно вас на пару слов?
Похоже, как это нередко бывает, умирающий почувствовал перед концом прилив сил. Оба — и врач, и Бель-Роз — разом повернулись к нему.
— Я, стало быть, проиграл? — спросил раненый.
Врач сделал было отрицательный жест, но д'Ассонвиль его остановил.
— Вы так сказали, и я это слышал. Сколько времени отпускает мне ваша наука? Ответьте мне, вы же благородный человек.
Врач взял его руку и пощупал пульс, затем взглянул ему в глаза.
— Вам осталось ждать полдня, может быть, даже целый день. Но для этого нужно делать усилия и двигаться.
— Стало быть, у меня есть время проинструктировать моего друга?
— Если это ваша исповедь займет больше часа, вам придется делать большие усилия.
— Благодарю вас, мсье.
Врач ушел. Бель-Роз приблизился к раненому.
— Садись, — попросил д'Ассонвиль. — Я верю врачу и думаю, что не умру, пока не расскажу тебе все.
— Простите меня, — произнес с чувством Бель-Роз. — Ведь они искали меня, а убили вас!
— Тебя? — с удивлением спросил д'Ассонвиль.
— Но ведь я же дезертир!
— Ба, дезертиров никто не убивает. Нет, успокойся, я своих врагов знаю. Это меня они искали.
— Вы их видели? Тогда, ради Бога, назовите имена. Я отомщу.
— Отомщу? Зачем? Возможно, мне просто оказали услугу…Нет, я не видел, но узнал его. То был Вийебрэ. Это он крикнул, когда я бежал.
— Вийебрэ? Но ведь именно он меня и искал! Разве вы не знаете, что я побил его на дуэли?
— Но вчерашний удар шпагой не стоит одной десятилетней ссоры. Я видел эту руку. Она способна на убийство.
Дрожь проняла Бель-Роза с головы до ног.
— Слушай, — продолжал, усмехнувшись, д'Ассонвиль, — я умираю. Вот когда я умру, тогда делай, что хочешь. А пока слушай.
Бель-Роз взял д'Ассонвиля за руку.
— Ты обещаешь выполнить мои последние желания? — спросил тот.
— Верьте мне.
— Понимаю. У моего брата мсье Нанкре есть для тебя письмо. Я его оставил, когда покидал армию. Я знал о твоей дуэли, но я также знал, что ты невиновен. И не обманулся. А потому я тебе во всем доверяю.
Тут приступ кашля охватил д'Ассонвиля. На губах его выступила кровавая пена.
— Вам ведь тяжело! Отдохните, утром доскажете, — произнес испуганный Бель-Роз.
— Друг мой, мертвые не говорят. Если хочешь услышать, что я скажу, слушай сейчас.
Тут новые судороги исказили лицо капитана. Снова пошла кровь изо рта. Бель-Роз, не в силах помочь, ходил по комнате, в отчаянии ломая руки. Но капитан снова подозвал его:
— Мои страдания невелики. Лучше подай пить.
Бель-Роз послушался.
— Да это простая водица! — с сожалением произнес д'Ассонвиль. — Поищи-ка лучше старого бургундского.
Бель-Роз порылся в шкафу, нашел нужное вино и подал стакан умирающему. Тот жадно выпил его и попросил второй. Выпив и его, наконец с облегчением произнес:
— Ну вот, теперь хорошо. Если придет моя смерть, я встречу её на ногах.
Он напрягся и сел. Лицо его оживилось и показалось Бель-Розу просто прекрасным. Оно напомнило того д'Ассонвиля, которого он видел во время атаки на венгров при монастыре Святого Георгия.
— Итак, — снова заговорил д'Ассонвиль, — ты сделаешь то, что я попрошу. Я буду доволен. Но я не выживу. Ты поймешь, о чем я жалею, ведь ты любишь! Больше никогда не коснуться руки любимой женщины! Такая мука! Нет, ты не все знаешь: ты никогда не носил в своем сердце дорогой подарок — любовь, подающую надежду. Когда любят, как я, а затем остаются в одиночестве, приходит смерть…И я умираю. Вот в чем причина мой смерти. А ты плачешь. Да мне не о чем жалеть. Она сначала убила мою любовь, а уж потом мое тело!
Горящие глаза д'Ассонвиля блуждали по комнате, затем остановились на лице Бель-Роза.
— Позволь, ведь это ты меня нашел и принес сюда. Как ты сам сюда попал?
Бель-Роз покраснел.
— За мной была погоня, — ответил он. — Я нашел в этом замке убежище.
— Это хорошо, но берегись: убежище может оказаться могилой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22


 Тарасенко Вадим