от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Бель-Роз пристально посмотрел на д'Ассонвиля, который продолжал:
— Берегись! И побереги меня всего один день, потом я исчезну. Слушай. Когда мне было двадцать лет…
И д'Ассонвиль рассказал ему историю своей любви. Ему не суждено было навеки соединиться со своей любимой, о которой он рассказывал Бель-Розу так, словно только вчера влюбившийся подросток. Свою яркую речь он закончил так:
— В мое сердце вонзилась смертельная стрела: мадмуазель Ланве вышла замуж.
— Мадмуазель Ланве, — как эхо повторил Бель-Роз.
— Я её назвал? — вскричал д'Ассонвиль. — Уже много лет её имя не срывалось с моих губ. Забудь его, она ведь теперь замужем. Больше того, она уже мать.
Слова с хрипом вырывались из его горла.
— Мать. Ты слышишь, она мать. О, мое дитя!
Жалость проникла в сердце Бель-Роза. Тем временем д'Ассонвиль продолжал:
— Но мальчик, разумеется, даже не знает моего имени.
— А что же она? — спросил Бель-Роз.
— Она? Она живет в богатстве, почете и славе. Она знатная дама — вот кто она.
— Я отомщу за вас, — сказал Бель-Роз.
— Но я её люблю и желаю видеть своего ребенка, — ответил ему д'Ассонвиль.
Глаза капитана затуманились, лицо побледнело. Из глаз скатились две крупные слезы. В этот момент во дворе замка послышался шум: то въехала карета. Через некоторое время двери комнаты, где находились Бель-Роз и д'Ассонвиль, отворились, и в них показалась мадам Шатофор. Д'Ассонвиль повернул голову, увидел её и громко застонал. При этом звуке мадам Шатофор замерла на месте, смертельно побледнев. Д'Ассонвиль огромным усилием поднялся с дивана, сделал пару шагов и рухнул на пол. Он был мертв. Госпожа Шатофор встала рядом с ним на колени. Ужасное подозрение закралось в душу Бель-Роза. Он взглянул на герцогиню и глухо произнес:
— Это убийство.
— Но я здесь не при чем! — воскликнула г-жа Шатофор.
Не глядя на нее, Бель-Роз поспешно вышел из комнаты. Навстречу ему попалась камеристка герцогини.
— Как звали г-жу Шатофор до замужества? — спросил её Бель-Роз.
— Мадмуазель Ланве, — ответила Камилла, удивленно взглянув на него.
ГЛАВА 15. ШАГ К МОГИЛЕ
Камилла, войдя в комнату и увидев герцогиню, склонившуюся над трупом, сразу поняла, почему Бель-Роз задал такой вопрос. Но Ничего не сказала госпоже, а лишь помогла той добраться до её комнаты.
Накануне этого происшествия события разворачивались следующим образом. Властная и решительная, никогда не выказывавшая слабость перед людьми, госпожа Шатофор вдруг сделалась совершенно иной. В течение нескольких часов она сидела в неподвижности, о чем-то все время думая и временами роняя слезы. Затем после полудня отправилась в свой парижский дом. Но тут, всего лишь пересев в новую карету, она отправилась на улицу Кассе, где обычно встречалась с д'Ассонвилем. В этот раз они разминулись, так как д'Ассонвиль отправился к ней в замок для встречи в парке на хорошо ему известном месте. Разумеется, он предупредил об этом её слугу. И воспользовался той самой калиткой, которая оказалась открытой. С ним-то и повстречался Вийебрэ, принявший его за Бель-Роза. Дальнейшие события в парке нам уже известны.
Тем временем госпожа Шатофор, прождав в доме на улице Кассе, вдруг преисполнилась неизъяснимой тревоги и спешно вернулась в замок, где и застала д'Ассонвиля уже при смерти.
Бель-Роз воспринял гибель покровителя как хладнокровное убийство. Он попрощался с телом убитого, написал несколько слов герцогине и, приняв решение вернуться к мсье Нанкре, сел на коня и поскакал по аллее к воротам. В это время герцогиня, стараясь рассеяться после пережитых потрясений, вышла на балкон. Услыхав цокот копыт, она вгляделась и увидела незнакомого всадника в белой одежде. Сердце подсказало ей его имя. С пылающим лицом она обернулась к бывшей рядом Камилле.
— Господин Верваль! Это он! — И она повернулась было к двери, но та сама открылась перед ней. За дверью стоял слуга с письмом в руках. Она схватила конверт и, отпустив слугу, упала на софу, дрожа от волнения.
— Что с вами, мадам? — спросила Камилла. — У вас такой вид…
— Ты никогда не любила, — ответила герцогиня.
Она вскрыла конверт, но прочесть ничего не могла: глаза её были полны слез.
— Прочти, — велела она Камилле. — Я не могу. Возможно, я сошла с ума.
И закрыла лицо руками.
Между тем Камилла прочла:
«Мадам, вы лишили меня права отомстить за д'Ассонвиля, но зато я оставляю вам его тело. Дайте ему покой, который вы отняли у его сердца. Он поручил мне священную миссию. Если я когда-нибудь увижу вас, я буду готов её выполнить, то есть буду готов на все. Поступайте так, чтобы я не имел повода вас ненавидеть. Бель-Роз.»
Мадам де Шатофор осталась сидеть, бледная и неподвижная, не в силах ни говорить, ни пошевелиться.
А Бель-Роз тем временем прибыл в Камбре, где в то время находился полк мсье Нанкре, и направился прямо в кабинет, где тот работал за столом.
— Ты приехал, когда тебя уже не ждали, — сухо заметил Нанкре, — но будешь прав, если поймешь, что никогда не поздно угодить на виселицу.
— Повесьте меня, господин виконт, но знайте: это не единственный способ доставить мне удовольствие.
— Ну, знаешь ли, ты едва не заколол своего лейтенанта и дезертировал, зато воевать, как положено, ты отказался. Не мог бы остаться там, где был?
— Я и так был там слишком долго.
— Так оставался бы там навсегда…Ты слишком поздно решил стать честным человеком, негодник!
— Капитан!
— Тебе не нравится?
— Я ведь сдался. Разве этого недостаточно?
— Вполне. Вполне достаточно для дезертира. Что я теперь скажу д'Ассонвилю?
При этом имени у Бель-Роза перехватило дыхание.
— Ага, ты запнулся, — заметил Нанкре, вышагивая по комнате. — А что ты скажешь о Вийебрэ? Он скверный человек, я знаю, но он же твой офицер. Короче! Если ещё раз ты устроишь резню, я умываю руки.
— Господин виконт, — начал Бель-Роз, — все в руке Божьей, но позвольте мне оставить эту тему. У меня другие обязанности.
— Нет у тебя других, кроме как идти в тюрьму.
— Всему свое время, но позвольте мне попросить у вас письмо, оставленное д'Ассонвилем.
— Да, я и забыл. Вот он…Он, ты говоришь, дал тебе поручение. Надеюсь, недалеко от Парижа? Кстати, ты давно его видел?
Бель-Роз побледнел.
— Увы, — произнес он медленно, — д'Ассонвиль мертв.
Нанкре запнулся. Затем попросил рассказать о случившемся.
— Бедный Гастон, — произнес Нанкре, когда Бель-Роз рассказал ему все. — Но он любил! Его душа разрывалась между женщиной и маршальским жезлом, но женщина победила.
Он в ярости потряс кулаком, и, продолжая посылать проклятия в адрес судьбы своего брата, рухнул на диван и заплакал. Бель-Роз тихо подошел к нему и взял за руку. Так они оставались неподвижны несколько мгновений.
Но тут Нанкре вскочил с дивана.
— Хватит слез, — твердо заговорил он, — дисциплина прежде всего. Разнимем руки, и больше капитан и дезертир не будут вместе. Отправляйся в карцер.
Он позвонил. Вошел…все тот же капрал Ладерут.
— Капрал, вот Бель-Роз, отведите его в карцер. Потом получите мои указания о созыве военного совета. Идите.
Как только Бель-Роз и Ладерут вышли за дверь, капрал обратился к сержанту.
— Помереть мне на месте! Какая-то нелепость. Но слушай, это ещё не конец делу.
— Дня три-четыре, я думаю, пройдут.
— Да нет, всего ночь и следующий день. Есть тут одна идея…
— Ты это о чем?
— Тихо…Здесь не место для бесед. Поговорим там, где никто не помешает.
— В карцере?
— Точно. Я сбегаю к капитану, и если он мне выделит солдат из стражи, все будет в порядке.
Отведя Бель-Роза, Ладерут ушел и вскоре вернулся обратно.
— Учитывая дружеское расположение к тебе и не желая тебя долго мучить, капитан распорядился ускорить процесс вынесения приговора и его исполнения. Ты говорил о четырех днях. Нет, тебя расстреляют через сорок восемь часов.
ГЛАВА 16. ПОСЛЕДНЯЯ НОЧЬ
Заметив, что Бель-Роз при этих словах взглянул в окно, капрал добавил:
— Вернее сказать, что тебя расстреляют, если я этого захочу. Но я командую экзекуцией. И я не я, если не спасу тебя от этих кровопийцев.
В ответ на удивленный взгляд Бель-Роза он добавил:
— Нанкре поручил мне охрану. Совет состоится завтра утром. Я все уже рассчитал. У нас есть двадцать часов времени, чтобы найти возможность бежать.
Бель-Роз схватился за спинку стула.
— Бежать?! — воскликнул он.
— Конечно. Поверь, капрал Ладерут из тех, кто не подводит друзей.
— Тебя же расстреляют!
— Да о чем ты? Ведь я бегу с тобой.
— Как, и ты тоже?
— Ну конечно. Ведь охрана будет из наших же солдат. А с ними я всегда найду общий язык. Я им все объясню, отправлю их всех спать — я ведь у них начальник, — а дальше просто открою твою дверь — и привет! Ну как, хороша моя идея?
— Она превосходна, но есть одна трудность.
— Какая?
— Я не хочу бежать.
Теперь уже наступила очередь капрала хвататься за спинку стула.
— Тебе это не подходит? Да не шути!
— Нет, я говорю серьезно. Считай, что это уже моя идея.
— Идет! У каждого — своя идея: тебе хочется остаться, мне хочется открыть дверь.
— Прекрасно. Ты побежишь один.
— Точно, удеру.
— Затем тебя поймают.
— Понимаю.
— И расстреляют.
— Понятней не бывает.
— Иди к черту!
— Нет, я лучше останусь.
Бель-Роз нервно зашагал по камере. Затем остановился, взял Ладерута за руку, и стараясь говорить помягче, произнес:
— Друг мой, то, что ты собираешься делать, называется безумием.
— Не большее безумие, чем твой отказ бежать.
— Ты что же, решился окончательно?
— Окончательно. Я таскал пику, стал капралом, буду мертвецом. Тут все ясно.
— Ну хорошо. Положим, я соглашусь. Но как ты представляешь, как мы смогли бы обойти все трудности твоей идеи?
— Да если много обо всем думать, никогда ни на что не решишься.
— Но на нашем пути стоит стража.
— Это всего лишь дополнительный риск.
— Плюс патрули, шныряющие вокруг крепостного вала.
— Их задача — искать нас, наша задача — их избегать.
— Нас поймают прежде, чем доберемся до границы.
— И хорошо!
Бель-Роз вскочил на ноги. Капрал безмятежно поигрывал большими пальцами рук.
— Так чего же ты хочешь? — вскричал выведенный из себя Бель-Роз. — Стоит тебе ошибиться, и тебя расстреляют!
— Договорились, — ответил Ладерут и поднялся со стула.
Наступило время ужина, и капрал отправился исполнять свои обязанности. Едва он вышел за дверь, как Бель-Роз поспешно набросал на бумаге несколько слов и дал записку саперу, стоявшему под окном, с просьбой отнести её Нанкре. Тот согласился.
Нанкре прочел следующее:» Капитан, капрал Ладерут предложил мне бежать. Он честный человек, и я не хочу делать его своим соучастником. Смерти я не боюсь. Прошу вас за него. Бель-Роз.»
— Передай Бель-Розу, что я сделаю, как он просит, — сказал он саперу.
»— Вот оно, сердце солдата, — думал Нанкре, вышагивая по комнате. — Он и мой брат стоят один другого. Это люди высшей пробы.»
И он принял решение. Час спустя в карцер вбежал Ладерут.
— Мы разоблачены! — вскричал он. — Капитан все знает.
— Правда? — сделал удивленное лицо Бель-Роз.
— Я ужинал, когда меня позвали к капитану. Вхожу.» — Я знаю все, — говорит он мне. — Я не палач, и ты не попадешь под трибунал. Но на три дня я тебя отправлю в жандармерию… Впрочем, если ты не покажешь себя хорошим солдатом, розог тебе не избежать.» Хорошо, что заменивший меня сержант позволил забежать сюда на минутку…Вот приключение! Надо действовать. Ночь темна, и ноги у нас быстрые.
— Но мы не можем… — начал было Бель-Роз, но его прервал стук в дверь.
— Это за мной пришли три канонира, — сказал Ладерут. — Я бегу, иначе они схватят насморк. Адье, сержант.
И они обнялись на прощание.
Когда Ладерут ушел, Бель-Роз принялся за письмо д'Ассонвиля. В нем молодой капитан просил Бель-Роза отыскать своего маленького сына, который перед этим исчез. Для этого д'Ассонвиль оставлял ему необходимые бумаги. Слезы душили Бель-Роза, когда он читал письмо, но он переборол себя.
»— Что же, теперь очередь за милостию Божьей, — подумал он. — Только о ней мне остается мечтать.» И предавшись мыслям о Сюзанне, он с тяжким вздохом сел писать письма. Первое — мадам Альберготти, затем Клодине, отцу, Корнелию Хогарту, мадам Шатофор и капитану Нанкре. Так прошло время до утра.
В начале десятого он в сопровождении караула входил в зал военного совета во главе с майором, справа от которого сидел Нанкре, казавшийся спокойным и лишь слегка бледным. Помимо стражи, в суде полно было любопытных, в основном, солдат.
Отвечая на вопросы майора, Бель-Роз рассказал обстоятельства, при которых состоялась его дуэль с Вийебрэ. Слушавшая в глубоком молчании публика была, разумеется, на стороне солдата.
После обсуждения военный совет принял решение оправдать участие Бель-Роза в дуэли как законную самозащиту, и приступил к рассмотрению обвинения в дезертирстве.
— Почему вы не вернулись в полк после дуэли? Вы были ранены? — спросил майор Бель-Роза.
— Да.
— Но после выздоровления могли вернуться?
Бель-Роз молча кивнул. Обменявшись несколькими словами с членами совета, майор спросил Бель-Роза, нет ли у него оправданий своему поведению. Получив отрицательный ответ, майор приказал караулу отвести Бель-Роза в тюрьму.
К вечеру в камеру к Бель-Розу пришел сержант.
— Вставай, камрад, пойдешь с нами.
— Куда?
— Туда, куда попадают только однажды.
— В камеру прево?
Молчаливый кивок сержанта, отведенный в сторону взгляд.
— Я готов.
И Бель-Роза отвели в камеру полкового прево, который зарегистрировал его имя в журнале. Сырое и холодное, скудно обставленное помещение не предвещало ничего хорошего. Вскоре к Бель-Розу пришли секретарь совета и заместитель майора, в сопровождении солдат. Секретарь зачитал решение совета: за дезертирство Бель-Роза приговорили к смерти.
— Вы желаете что-либо спросить по данному решению? — обратился секретарь к Бель-Розу.
— Только одно: как я буду лишен жизни?
— Учитывая ваше хорошее поведение в прошлом и настоящем совет заменил обычное в таких случаях повешение расстрелом.
— Благодарю. В котором часу экзекуция?
— Завтра, в 11 утра.
— Я буду готов, мсье.
— Не желаете побеседовать со священником?
— Да, будьте добры его пригласить.
После ухода секретаря и остальных к Бель-Розу пришел священник, которому он исповедовался.
ГЛАВА 17. РУКА ЖЕНЩИНЫ
Наутро в десять к Бель-Розу, который ещё спал, пришел прево.
— Подъем, сержант, время пришло, — произнес он.
Бель-Роз быстро поднялся. Он снял с себя одежду, полученную ещё от мадам Шатофор, и попросил прево отдать её солдатам стражи вместе с серебром, которое у него ещё оставалось. При этом пять луидоров он специально выделил солдатам-стрелкам, которым предстояло привести приговор в исполнение. Тут лейтенант — начальник караула открыл дверь и скомандовал:
— Сержант Бель-Роз, на выход!
Бель-Роз вышел наружу. Здесь уже ожидал караул из канониров его полка. Все молча отправились к месту казни. Время от времени у кого-либо из солдат скользила по лицу слеза — всем было жаль Бель-Роза, который только улыбался.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22


 Робертс Нора - Следствие ведет Ева Даллас - 7. Ей снилась смерть