от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Позвольте мне все же вам тоже напомнить, что разница между нами заключается лишь в том, что вы можете совершить хороший поступок, а я — всего лишь просить о нем.
— Поскольку вы не желаете меня понять, — ответил герцог, — мне остается лишь попросить, чтобы вас отвели в расположение артиллеристов.
И он подошел было к столу, чтобы позвонить и вызвать солдат, но Бель-Роз предупредил его, схватив за руку.
— Ради Бога! — умоляюще произнес он.
Генерал быстро схватил свободной рукой пистолет, прицелился в Бель-Роза и спустил курок. Но капсюль не сработал, и раздраженный герцог отшвырнул пистолет. От движений одежда на Бель-Розе распахнулась, и стал виден медальон на его шее. Герцог увидел его, остановился и спросил, указывая на медальон:
— Откуда он у вас?
— Я его нашел.
— Где?
— В Сент-Оноре.
— Когда?
— В 1658 году. Но при чем тут медальон, когда речь идет о жизни Нанкре?
Герцог Люксембургский уставился на Бель-Роза.
— Ну да, ведь ты не Бель-Роз. Постой, ведь тебя зовут…Жак…Жак Гринедаль. Ты же сын Гийома Гринедаля!
— Так это были вы! — вскричал Бель-Роз. — Вы, тот самый коробейник!
— Правильно, коробейник, а теперь, слава Богу, генерал на королевской службе. Времена меняются, но сердце остается прежним. Дитя мое! Ты сослужил мне великую службу. Теперь очередь за мной.
— Позвольте мне просить за это сохранить жизнь мсье Нанкре.
— Ты не изменился, — ответил герцог, вертя в руках медальон, — ты по-прежнему все тот же гордый и решительный мальчик. Идет, я сделаю для Нанкре все, что позволят мне законы военного времени.
Радостный Бель-Роз покинул генерала. Снаружи его встретил Ладерут.
— Наконец-то! — обрадовался и он. — Вот уже целый час я жду вас. Что с господином Нанкре?
— Он останется в живых.
— Вы, стало быть, видели герцога?
— Да, это храбрый человек и в то же время чувствительный, как девушка.
— Значит, вам удалось предотвратить казнь?
— Совершенно верно. Слушай, вот тебе луидор, выпей за его здоровье.
— Пойду напьюсь, лейтенант.
Утром к Бель-Розу пришел адъютант генерала и предупредил, что его ждут в большом зале совещаний. Бель-Роз, надев мундир, явился в зал. Когда он вошел, его сердце учащенно забилось. За длинным столом сидел герцог Люксембургский, по бокам — старшие офицеры. Герцог жестом пригласил Бель-Роза занять место. Через некоторое время ввели капитана Нанкре. Герцог встал с места и снял шляпу.
— Мсье Нанкре, вы, будучи офицером, не выполнили приказ. Вы отстраняетесь от должности. Сейчас же вы отдадите мне шпагу и немедленно лишаетесь эполет. Господа, приступите к исполнению своих обязанностей.
Два офицера подошли к Нанкре и сняли с него знаки различия.
— По законам военного времени вы должны умереть, — произнес далее герцог. — Можете вы что-нибудь сказать в свою защиту?
— Ничего.
— Тогда идите, мсье.
Бель-Роз закрыл лицо руками. Нанкре повернулся и двинулся к выходу, как вдруг раздался голос герцога:
— Вернитесь, мсье.
Удивленный Нанкре вернулся на место в центре зала. Бель-Роз поднял голову.
— От имени короля, — громко сделал заявление герцог, — в соответствии с данными мне полномочиями я отменяю осуждение вас на смерть.
— Вы меня прощаете? — Капитан сделал два шага вперед, разжалованный, но живой. — Но что же вы хотите от меня?
— Послушайте до конца, мсье, — ответил герцог, — вопросы потом. Вы понесли наказание согласно законам, но в то же время искупили вину кровью противника. От имени короля я отобрал у вас шпагу капитана. От имени короля я вручаю вам шпагу полковника.
Нанкре собрал всю свою волю в кулак, чтобы не дрогнуть, не подать вида, что он волнуется. Его тут же окружили офицеры. Герцог Люксембургский подозвал Бель-Роза.
— Я тебе обязан. Теперь у тебя не один, а два покровителя.
Через минуту после этого подошла очередь Нанкре.
— Я знаю, что обязан тебе всем. Мой брат был тебе другом, я заменю его.
И, пожав руку Бель-Розу, свежеиспеченный полковник отправился принимать свой полк.
Бель-Роз вернулся в роту. Здесь он натолкнулся на нового сослуживца.
— Корнелий!
— Бель-Роз! — И друзья обнялись.
— Какой счастливый день! — воскликнул Бель-Роз. — Они, значит, ещё бывают в жизни.
— Их будут ещё тысячи, — ответил Корнелий. — Я видел твоего отца. Он передал мне письмо от Клодины. Я люблю и любим, и следовательно, жизнь полна счастливых дней.
И оба отправились прогуляться в окрестностях. Но когда они довольно далеко отошли по дороге, раздался вдруг выстрел, и в двух шагах от Бель-Роза прожужжала пуля.
— Это испанские мародеры, — произнес Корнелий. — Я уверен.
— Повернем обратно, — ответил Бель-Роз. — Шпаги против ружей — слишком неравные условия.
Они осторожно, с оглядкой двинулись назад. Но через несколько сот шагов вторая пуля сбила шляпу с Корнелия. Следующая пуля задела одежду на груди Бель-Роза.
Друзья припустили к лагерю. Еще несколько пуль было послано им вдогонку, но, к счастью, вреда они не принесли. У самого лагеря к друзьям на помощь выбежали солдаты, услышавший выстрелы. Но мародеры уже не стреляли. Они успели скрыться, завидев подмогу своим несостоявшимся жертвам.
— В такой войне, — произнес Корнелий, — чести не добьешься. — И вдруг он указал Бель-Розу на человека, ведшего под уздцы коня.
— Вот там, как я полагаю, капитан мародеров.
Бель-Роз взглянул в указанную сторону. То был Вийебрэ.
ГЛАВА 20. ИГРА В КАРТЫ И ИГРА В КОСТИ
Когда Вийебрэ прибыл в лагерь, весть о нем быстро распространилась среди его обитателей. Смелость всегда поражает. Но Вийебрэ не смущало никакое внимание. Вечером в день своего прибытия он отправился туда, где собирались свободные от службы офицеры чтобы поболтать, выпить и повеселиться. Туда же Нанкре привел и Бель-Роза, чтобы познакомить его с офицерами. Вийебрэ их не заметил, прошел прямо к столу, за которым шла игра, и бросил несколько золотых монет. В этот момент карты сдавал храбрый старый капитан, который узнал Вийебрэ.
— Я ставлю десять луидоров, — сказал Вийебрэ.
— Господа, я больше не играю, — капитан бросил карты на стол.
— Мсье! — вскричал Вийебрэ, меняясь в лице и хватаясь за шпагу.
Капитан остановился, посмотрел на Вийебрэ, усмехнулся и отошел. Вместо него карты собрал молодой мушкетер, перетасовал их и произнес:
— Делайте ставки, господа.
Но перед тем, как метнуть карту, он отодвинул деньги Вийебрэ на угол стола. Вийебрэ закусил губу до крови.
— Это уже оскорбление, — сказал он, — и вам придется объясниться.
Мушкетер поднялся и наградил Вийебрэ таким же взглядом, как перед этим капитан.
— У этого стола случаются неприятные вещи, господа, — произнес он, обращаясь к офицерам, — покинем его.
Краска снова залила лицо Вийебрэ. Он поднял шум, Бель-Роз услышал и подошел поближе. Тут его узнал Вийебрэ.
— А, вот вы где! Наконец я нашел вас! — вскричал он и вытащил шпагу.
Бель-Роз тоже положил было руку на эфес шпаги, но тут его остановил Нанкре.
— Господин Гринедаль, — произнес он ледяным тоном, его величество вручил вам шпагу офицера не для того, чтобы вы её пачкали.
Бель-Роз снял руку с эфеса и офицеры разошлись, оставив Вийебрэ одного.
Через час заглянувший в игорный зал сержант Ладерут застал Вийебрэ, неподвижно сидевшего за столом, обхватив голову руками. Вынутая из ножен шпага лежала рядом.
Ладерут приблизился к нему, снял шляпу и произнес:
— Вы месье Вийебрэ?
Вийебрэ взглянул на Ладерута мутным взглядом и, хотя с трудом, но узнал его.
— Ты принес мне вызов? — спросил он.
— Нет, мсье, всего лишь приказ.
— Ты? Мне? Приказ? Абсурд! — вскричал Вийебрэ, хватаясь за шпагу. В руках у Ладерута мгновенно оказался пистолет, который он направил на Вийебрэ.
— У нас с вами игра в открытую, — произнес он. — Вы больше не мой лейтенант. Если сделаете шаг ко мне, я вас пораню, если два — прострелю голову.
Вийебрэ в отчаянии швырнул шпагу, которая со звоном ударилась о стену.
— Мсье, — произнес сержант, убирая пистолет, — господа офицеры нашего полка предупреждают вас, что если вы появитесь среди них, будь то в расположении полка или на параде, они угостят вас своими шпагами. Впрочем, для предупреждения убийства вас могут передать в руки прево.
Сказав все это, Ладерут надел шляпу и ушел. Вийебрэ остался сидеть, не двигаясь. В таком положении он пробыл целый час, затем вскочил и стал срывать с себя эполеты и знаки различия, бросая это все на пол.
Еще через час лагерь покинул одинокий всадник. Закутанный в плащ, Вийебрэ — это был он, — проскакал мимо постов, бормоча под нос одно слово: «— Месть!» Путь его лежал к бельгийской границе.
Проскакав несколько лье, Вийебрэ был остановлен испанскими часовыми. Он потребовал, чтобы его отвели к генералу. Офицер привел его к герцогу Кастель-Родриго, сидевшему за столом, на котором лежали географические карты вперемешку с игральными.
Взглянув на Вийебрэ, герцог спросил:
— Вы француз?
— Да, генерал.
— Откуда вы?
— Оттуда.
— Из французского лагеря? — воскликнул генерал.
— Да.
— И чего же вы хотите?
— Предложить вас свою шпагу и руку.
— А, стало быть, вы дезертир?
— Я должен отомстить.
Генерал пристально посмотрел на него.
— Что вам для этого нужно?
— Несколько преданных человек и право пропуска днем и ночью.
— Все это вы получите.
— Тогда я ваш.
Кастель-Родриго написал несколько слов на бумаге и передал её Вийебрэ.
— Людовик XIV прибыл в Шарлеруа? — спросил он Вийебрэ.
— Завтра он будет завтра в лагере.
Задав ещё несколько вопросов о планах французской армии, генерал отпустил Вийебрэ.
Вернулся к сопровождавшему его офицеру, тот спросил:
— Можете вы помочь мне найти в вашей армии людей, готовых на риск ради честного выигрыша?
— У нас осталось очень мало настоящих солдат. Остальные — просто бандиты.
— Проведите меня к первым.
Офицер молча повел его в расположение испанской армии. Вийебрэ увидел картину, потрясшую его. Кругом сидели солдаты, игравшие в карты на опрокинутых барабанах. Кто спал, кто пил. Везде валялись пустые бутылки, шныряли женщины. Какой-то солдат хрипло орал во всю глотку, в то время как два кирасира очищали его кошелек.
— У нас тут сброд из всяких стран, — сказал офицер. — Некоторые дезертировали по пять раз.
Вийебрэ холодно взглянул на испанца.
— Я вас понял.
Они подошли к группе солдат, где шла игра в кости.
— У меня пять дукатов, — кричал выигравший. — Кто желает их получить?
— Моя сабля за твои дукаты, — сказал проигравший и швырнул её на барабан.
— Она стоит только двух: клинок железный, эфес медный.
— Ладно, вот ещё пистолеты: они стоят десятка католиков плюс десяток гугенотов.
Рука Вийебрэ легла на плечо игрока:
— Покупаю твою саблю за десять дукатов, и даю ещё десять за руку, которая будет её держать.
— Идет! — воскликнул солдат. — Эй, Конрад, бросай же.
Конрад метнул кости и проиграл: после третьего броска ничего уже не оставалось.
— Офицер, — обратился он к Вийебрэ, — у меня тоже есть сабля и рука. Может, подойдут?
— Вот двадцать дукатов.
— Заметано, — ответил Конрад, кладя деньги в карман.
Тут к ним подошел некий гусар, справившись, не видел ли Конрад его лошади. Вийебрэ купил и его с лошадью.
Таким путем он через четверть часа набрал себе банду наемников. Но едва Вийебрэ попытался вывести её из лагеря, к нему подошел бригадир.
— Эй, вы! — закричал он. — Вы что, на службе нашего генерала герцога Аскота? Ведь только он дает разрешение на выезд.
— Он или тот, кто командует всей провинцией, — ответил Вийебрэ, подавая бригадиру свой пропуск.
Тот прочел, извинился и сослался на любовь к дисциплине.
— К дисциплине? — спросил Вийебрэ. — А может, как и эти люди, вы любите пистоли?
И бригадир, которого звали Бурк, тоже последовал за ними. Он был баварцем и внес свой вклад в разноплеменный состав банды Вийебрэ. Там уже были бойцы из Лотарингии, Франш-Комте, Пьемонта, Швейцарии и Голландии.
По дороге Вийебрэ сообщил им:
— Вы будете получать по пол-пистоля в обычный день, по пистолю — за день в походе. Ночная служба оплачивается вдвойне.
— Превосходно, — воскликнул тип из Франш-Конте, — днем я ведь сплю.
— Вот что, — обратился Вийебрэ к другому, из Лотарингии, — ты на рассвете отправишься во французский лагерь. Твоя задача — разведать расположение артиллерии. Тебе будет трудно найти лейтенанта по имени Гринедаль. Проще искать его под именем Бель-Роз.
— Я найду его.
— Ему ты передашь это письмо. — Вийебрэ дал солдату конверт без адреса. — Оно написано женщиной.
— Слово женщины — смола для мужчины.
— Верно. Скажешь ему, что автор письма будет ждать его в двух лье от лагеря, за Морланвельсом, у дерева, которое ты должен знать.
— Да, знаю, прекрасно подходит для засады.
— За это ты получишь двадцать луидоров.
На рассвете Конрад отправился в путь. Сначала он без приключений прошмыгнул мимо часовых. Но на подходе к лагерю услышал пушечный выстрел. Конрад замер на месте. Раздались крики, затрещали барабаны. В конце улицы показалась кавалькада из офицеров. Выстроившиеся на улице солдаты подняли ружья, кругом затрепетали флаги.
Пользуясь возникшей суматохой, Конрад свободно вошел в лагерь. Когда он перелезал изгородь со стороны границы, его величество Людовик XIV въезжал в лагерь со стороны Шарлеруа.
ГЛАВА 21. ХОРОШО И ПЛОХО
Был конец мая. Людовик XIV в сопровождении старшего из своих братьев приехал во Фландрию, чтобы принять на себя функции главнокомандующего. За ним следовала огромная и блестящая свита: не было ни одного дворянина во Франции, который бы не желал сражаться на глазах короля.
Королевская кавалькада двигалась по лагерю под радостные крики солдат:» — Да здравствует король!» Узнав о прибытии государя, Бель-Роз испытал такое волнение, будто с неба спустился сам Бог, хозяин мира и войны. Голландия, жертва гнева Людовика, дрожала от каждого его шага; Испания кровоточила от ран, нанесенных ей его армией; германского императора пугали его амбиции.
Король медленно ехал впереди процессии. Когда он поравнялся с полком мсье Нанкре, Бель-Роз так громко закричал:"Да здравствует король!», что тот различил его голос среди остальных и с улыбкой приветствовал такое бурное выражение чувств. Это заметила одна из следовавших в свите королевских фавориток, и бросила на юношу внимательный взгляд.
— Вот это красотка! — заметил один из офицеров полка Нанкре.
— Настоящее божество, — согласился другой.
— Вон та? — осведомился третий. — Следовало бы сказать: «богиня».
Бель-Роз прислушался к этим голосам и посмотрел на ту, о ком говорили офицеры. Лицо его побледнело, а сердце чуть не выпрыгнуло из груди: то была мадам Шатофор. Она ехала в середине кавалькады, окруженная обожателями. Увидев Бель-Роза, она пошатнулась. Двадцать обожателей кинулись было ей на помощь, но она успела овладеть собой прежде, чем ей оказали помощь. Бель-Роз находился некоторое время под сильнейшим впечатлением её взгляда, полного любви и мольбы, как вдруг почувствовал, что его сердце подверглось новому потрясению. За Женевьевой ехала…его Сюзанна.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22


 Бэгли Десмонд