от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Почему?
— Мы получили сигнал, что вы занимаетесь подпольной торговлей наркотиками. — Моран избегал моего взгляда. — Мне очень жаль, Барроу, но сигнал поступил сверху и мы должны его проверить.
Я неохотно отдал ему револьвер. Что мне еще оставалось делать? Кроме того, Морану я доверял.
— От кого же вы получили сигнал?
Низкий голос ответил из коридора:
— От меня!
В открытую дверь вошел Отто Следж. Несмотря на свою массивность, он двигался с ловкостью балетного танцора.
— Я же вас предупреждал, — сказал он. — Вы позволяете себе торговать наркотиками в моем районе. Мне не удалось схватить вас на месте преступления, но я уже говорил, что когда-нибудь вы попадетесь. Я получил анонимное телефонное сообщение, что вы прячете товар у себя на квартире.
Я повернулся к Морану.
— Но это не участок Следжа. Почему же...
— Я попросил начальника здешнего участка о содействии. Конечно, если бы вы знали, что я и здесь доберусь до вас, то давно спустили бы наркотики в канализацию.
Я посмотрел, как Моран подошел к телевизору и вытащил маленькую коробочку. Она была приклеена пластырем к задней стенке телевизора. Холодный комок подкатился к моему горлу. Им вовсе не надо было ничего искать, они заранее знали, где это лежит. Ее спрятал там Мэссей или Райлз. Чистенько они сработали. Оправдываться сейчас не имело смысла. Слово лейтенанта полиции в данной ситуации весило больше моего.
Моран открыл коробочку. Она содержала несколько ампул с героином. Он снова закрыл ее и посмотрел на меня с брезгливым выражением.
— Я поражен, Барроу! Я даже поспорил с начальником участка, что обвинение против вас необоснованно.
Должно быть, я старею, если меня так просто обвести вокруг пальца.
— Я хочу позвонить своему адвокату и немедленно.
— Это зависит от лейтенанта Следжа, — ответил Моран. Он протянул Следжу коробочку и мой револьвер, потом вытащил наручники и сказал ледяным тоном: — Руки за спину!
Я выполнил приказ. Моран обошел меня со спины и наложил на запястья стальные кольца.
— О'кей, — сказал Моран Следжу. — Он в вашем распоряжении.
— Вы выдаете меня ему?
— Вы занимались махинациями у меня в районе, — сказал Следж. — Начальник сержанта Морана согласился передать вас мне для допроса, если мои сведения подтвердятся.
Я очень хорошо понимал, какого рода допрос предстоит мне перенести. Мы останемся со Следжем наедине в подвале его участка, и он сможет спокойно разорвать меня на куски. Я видел его гигантские лапы и ясно представлял себе, что он будет выделывать со мной, пока я вместе с кровью не выплюну признание, где спрятан героин. А потом, подобно Харрису Смиту, я совершу «попытку к бегству». И Следж, естественно, поневоле, пошлет мне пулю в затылок.
— Следж — убийца, — сказал я Морану. — Если вы отдадите меня ему, приготовьтесь прочитать сообщение о моей смерти.
— Молчите, — сказал Моран с отвращением. — У меня нет сочувствия к торговцам наркотиками. Я слишком часто вижу ваши жертвы.
— Я не торговец наркотиками. Героин мне подсунули. Но запомните одно. Конечно, когда все произойдет, вы вспомните мои слова. Будет объявлено, что я попытался бежать и что...
Следж сделал шаг вперед и ударил меня в живот. Я навалился всем телом на его руку, соскользнул и упал на колени. Я ловил ртом воздух, но дыхание не возвращалось.
— Пожалуй, не надо было этого делать, — с сожалением сказал Следж. Мне показалось, что он говорит где-то за стеной. — Он вывел меня из себя. Вообще-то не в моих привычках... Сожалею, Моран. Как вы считаете, надо это записывать в протокол?
Моран ответил:
— Я ничего не видел...
Я поднял голову. Туман перед моими глазами начал рассеиваться. Я пытался что-то сказать, но не мог произнести ни одного отчетливого слова. Следж знал, куда бить!
— Ну, — сказал Моран, — оставляем его вам. Мое почтение!
Он ушел вместе со вторым полицейским, я остался наедине со Следжем. Он наклонился и рывком поставил меня на ноги. Мне пришлось напрячься изо всех сил, чтобы не упасть.
— Я вас предупреждал, — сказал Следж тихо. — Но вы не захотели меня слушать. Теперь вам уже не выкарабкаться. Я неохотно делаю людям больно.
Я выдавил:
— Вас не мучила бессонница после того, как вы убили Смита?
Он сделал вид, что не слышит вопроса и продолжал:
— Постарайтесь облегчить свою участь, Барроу. Так или иначе, но мы все равно вернем себе то, что вы взяли в квартире у Мэссея.
— А как только вы получите все обратно, вам ничто не помешает убрать меня.
— Придется. Вы сами этого захотели. Но незачем перед этим мучаться и страдать. Как только вы мне скажете...
— На этот раз вам это даром не пройдет, — сказал я, впрочем без всякой уверенности.
— А что делать? Надо. У меня нет другого выхода. Ни у меня, ни у вас. Где героин?
Я молчал.
— Вы все равно скажете мне, — сказал он уверенно.
— Думаю, что нет!
— Скажете! Но если вы предпочитаете сначала помучиться... — он обхватил мою руку у плеча и подтолкнул меня к двери. — Придется отвезти вас в такое место, где вы сможете страдать в полном одиночестве.
Глава 15
Держа меня одной рукой за локоть, Следж другой рукой нажал на ручку двери и открыл ее. Перед дверью, в брюках и блузке с маленькой сумочкой в руках, стояла Сэнди. Она уже подняла руку, чтобы постучать, когда дверь отворилась. Мы все трое замерли.
Первой пришла в себя Сэнди. Она заметила, что мои руки скованы наручниками.
— Что здесь происходит?
Следж внимательно посмотрел на нее. Наконец, он, видимо, узнал девушку из бара Джука.
— А вы зачем сюда явились?
— Я подруга Джейка, — ответила она наивным голосом. — Я вас узнала, Вы были когда-то у нас в баре и задавали вопросы. Вы — полицейский.
— Совершенно верно, — ответил Следж, глядя на нее оценивающим взглядом. Он потянул меня назад в комнату. — Входите!
Она вошла.
— Так что же все это означает?
— Арест. — Лицо Следжа было озабоченным. Такого поворота он не предвидел и старался понять, насколько это меняет ситуацию.
— За что вы его арестовали?
— За торговлю наркотиками. — Он опять посмотрел на нее испытывающе. — Пожалуй, стоило бы и вас задержать. В вашем баре бывает много наркоманов. Возможно, вы являетесь его сообщницей и помогаете сбывать товар.
Лицо Сэнди осталось непроницаемым.
— Джейк не торгует наркотиками. Кто это утверждает?
— Я! — сказал Следж строго. — Вам надо быть разборчивее в выборе друзей. — Он оттолкнул меня в глубину комнаты и вытащил коробочку. — Вот что мы нашли у него за телевизором. Здесь ампулы с героином, так что вы...
— Это еще ничего не означает, — ответила Сэнди. — Это моя коробочка, и я дала ее ему на сохранение.
Лицо Следжа стало напряженным.
— Вы признаетесь в этом?
Она посмотрела на меня и вздохнула. Мы оба попали в западню и понимали это. Она снова посмотрела на Следжа.
— Это не признание. Я служу в полиции!
Она открыла сумочку и вынула служебное удостоверение.
Следж побледнел.
— Я... Боюсь, что я чего-то недопонимаю... — сказал он, возвращая ей документ. — А что вы делаете в баре?
Но он и сам все уже понял и ему это не понравилось.
— Вы лжете, — сказал он грозно. — Вы не давали Барроу никаких ампул!
— Нет? — Она посмотрела ему прямо в глаза. — Что-то вы слишком в этом уверены. Ну, ладно, как же они попали в эту квартиру?
— Он нелегальный торговец наркотиками, и я забираю его для допроса. К себе в участок. Вы не имеете никакого права вмешиваться и отлично знаете об этом!
— Я знаю еще больше, лейтенант. Я знаю, что Джейк не виновен. Да мы оба знаем об этом, не так ли?
— Осторожно, — предупредил я Сэнди. — Реакция у него более быстрая, чем кажется.
— Не будь непочтителен к лейтенанту, — сказала она с иронией. — Он всего лишь честный полицейский.
Она положила удостоверение обратно в сумочку и порылась в ней. Теперь на поверхности появился пистолет.
— Вы просто честный полицейский, — повторила она, глядя прямо ему в глаза, — который введен в заблуждение...
— Я не введен в заблуждение! — Следж бросил взгляд на оружие и сдержался. — Наркотики находились у него. Если потребуется, это могут подтвердить еще двое полицейских. На основании этой улики я, как вы знаете, имею право задержать Барроу и допросить его.
— Я же вам объяснила, — сказала Сэнди тихо, — как наркотики попали к нему.
— Вы сами признались, что являетесь знакомой Барроу. Я бы сказал — любовницей. Начальнику полиции будет, несомненно, интересно узнать, что служащая полиции является любовницей торговца наркотиками.
— Вон стоит телефон. Можете сейчас же позвонить в городское полицейское управление.
— Я не стремлюсь нарушить вашу карьеру. Но сделаю это, если вы меня вынудите. Если вы попытаетесь вмешаться, я гарантирую вам крупные неприятности.
— Вы не выйдете из этой квартиры вместе с Джейком! — сухо сказала Сэнди. — А если попытаетесь, я сама позвоню в полицейское управление и тогда мы оба будем иметь неприятности. Я могу себе позволить подвергнуться любой проверке, а вы?
Следж судорожно искал выход, но его не было. Он пытался блефовать, но безуспешно. Серьезной проверки ему не выдержать. Что бы он сейчас ни предпринял, преимущество не на его стороне.
— Я вижу, что ошибся в отношении Барроу, — сказал он.
— Сейчас же снимите с меня наручники, — накинулся я на него.
Он подошел ко мне со спины и расстегнул наручники.
— Такие ошибки случаются, Барроу, — сказал он негромко. — Я рад, что это оказалось недоразумением. Как-нибудь на днях я поставлю вам выпивку, и мы вместе посмеемся над случившимся.
— Посмеется только один из нас, — ответил я, потирая запястья. — Другому будет не до смеха. Верните оружие!
Он отдал револьвер, не моргнув и глазом. Потом протянул Сэнди коробочку с героином:
— Вы сказали, что это ваше?
— Большое спасибо, — ответила она ледяным тоном и взяла коробочку. Взяла левой рукой, не выпуская оружия.
Следж молча вышел. Я запер дверь и в бессилии прислонился к ней спиной.
— Очень жаль, — сказал я Сэнди, — что из-за меня тебе пришлось раскрыть карты.
— Мне тоже. Думаю, мой начальник будет не в восторге.
— Я пытался позвонить тебе в гостиницу и предупредить, чтобы ты не приходила. Какое счастье, что я тебя не застал...
— Я пробовала найти другой след к Пауэрсу, но безуспешно.
Я сел на край кушетки и ощупал свой живот.
— В том-то и дело. Я нашел Пауэрса. В частной лечебнице.
Глаза Сэнди округлились.
— Он сказал тебе...
— Да. Смит не убивал Лоудера. Следж свалил вину на Смита, принудив его к признанию и потом убил, чтобы тот не мог потом отказаться от своего признания.
— Ты уверен в этом?
— Абсолютно. Следж арестовал Смита сразу после убийства Лоудера, а не через три дня. Все эти дни он его гае-то прятал.
Я рассказал ей все, не назвав, правда, места, где спрятан героин. Сэнди душой и телом была сотрудником полиции и наверняка предпочла бы сдать героин в руки властей, чем рисковать, что он снова попадет к преступникам.
А я собирался рискнуть. Это была опасная игра, которая могла плохо для меня кончиться. Мы оба понимали это. Поэтому я отказался сказать ей, где находится героин.
— Да, моя роль полицейского агента в этом деле закончилась, раз Следж знает, кто я такая. — Она поднялась. — Лучше я сразу расскажу все своему начальнику. Потом отвезу свои вещи из гостиницы домой. А тогда уже вернусь и буду с тобой вместе.
— Ну, уж это ты, пожалуйста, оставь. Я должен справиться в одиночку. Не беспокойся, я буду осторожен.
— Я и не беспокоюсь за тебя. Но ты зажал их в тиски. Их боссу наверняка придется встретиться с тобой. И тогда я хотела бы присутствовать при этом.
Все мои попытки отговорить ее оказались напрасными. Заперев за ней дверь, я подумал, что было бы лучше, если бы главарь торговцев наркотиками связался со мной до ее возвращения.
* * *
Наступил вечер. Никто не звонил, никто не стучал в дверь. Я даже удивился — ни босса, ни Сэнди. Наконец не выдержал и позвонил к ней в гостиницу. Сэнди не было. Вообще не появлялась. Позвонил ей домой — никого.
Она обещала, что вернется. Если ей что-нибудь помешало, она должна была позвонить. Она знала, что я буду волноваться. Мои опасения перерастали в страх. Неужели Следж решится... Раз уж он знает теперь, кто она такая, у него просто не остается выбора. Слишком уж он глубоко увяз.
И тут зазвонил телефон.
— Барроу, — заскрипел возле моего уха голос Мэссея. — Теперь вы готовы вступить в переговоры с нами? Мы предлагаем обмен. Вы возвращаете то, чт украли, а мы отдаем вам вашу подружку. Вы поняли меня? Мы поймали эту маленькую ищейку и спрятали в таком надежном месте, где никто ее не найдет.
— Если вы ее хоть пальцем тронете, — проговорил я хрипло, — то...
— Ничего мы ей не сделали. Пока ничего. Следжу, правда, пришлось слегка оглушить ее, но, кроме легкой головной боли, она не испытывает никаких неудобств.
Я проклинал себя за собственную слепоту. Выйдя из моей квартиры, Следж должен был принять какое-то решение. А когда он придумал, что делать, то ему осталось только подождать, пока Сэнди выйдет на улицу. Это было отчаянным шагом. Не каждый решится похитить сотрудника полиции. За это в США полагается смертная казнь. Но зато теперь они получили в руки средство, чтобы заставить меня возвратить героин.
— Ночь теплая, — сказал Мэссей. — Так что мерзнуть ей не придется.
— Мерзнуть?
— Ну да. Мы ее раздели. Вы знаете, у нее неплохая фигурка. Нас здесь несколько человек: я, Следж, Райлз и еще парочка парней, каждый позабавится с ней, прежде чем мы ее прикончим. Конечно, если вы не будете вести себя по-умному.
Последние слова прозвучали так, словно он обращался к кому-нибудь другому:
— Заставьте ее покричать для своего дружка! И погромче!
— Джейк! — Услышал я голос Сэнди. — Не будь идиотом, Джейк! Она...
Крик прервался и перешел в стон, который подействовал на меня подобно удару ножа.
— Прекратите! — заорал я в трубку. — Я согласен на обмен! На ваших условиях. Только пусть они немедленно прекратят.
— Хватит, — сказал Мэссей, обращаясь к кому-то из своих. Сэнди умолкла. — Вы будете делать все так, как я скажу. — Это относилось уже ко мне. — Каждый ваш шаг будет контролироваться. Если вы задумаете позвонить в полицию или кто-нибудь из ваших людей, наблюдающих за вами, не позвонит своевременно, мы пришлем вам труп вашей подружки. Понятно?
— Да! — ответил я в отчаянии.
Мэссей захихикал.
— О'кей! Отправляйтесь за тем, что вы украли, и доставьте это к себе на квартиру. Потом оставайтесь на месте, пока мы опять не позвоним вам. Запомните: любая ваша ошибка — смертный приговор для девчонки. Больше рисковать мы не можем. — Он повесил трубку. Я знал, что сделаю все так, как они прикажут. У меня не было выбора, если я хочу увидеть Сэнди живой.
В голове было пусто. Я почувствовал себя, как слепой, которому заткнули уши и пустили в гущу уличного движения. Я поехал и забрал квитанцию. На пенсильванском вокзале я получил сумку с героином. Нельзя было отделаться от ощущения, что за мной постоянно наблюдают.
Было уже совсем темно, когда я вернулся домой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15


 Резник Майк