от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я запер дверь и сел на кушетку, не зажигая света. Я не строил себе никаких иллюзий. Даже если я точно выполню все их указания, у Сэнди все равно оставалось мало шансов остаться в живых. Они не могут позволить себе отпустить ее на волю. Моя единственная надежда состояла в том, чтобы делать все, что они прикажут и искать шанс повернуть ход событий. Например, отдавая посланцу героин, напасть на него и «обрабатывать» до тех пор, пока он не выдаст местонахождение Сэнди. Никто не появился. Вместо этого снова зазвонил телефон. На этот раз говорил Отто Следж.
— Включите свет, Барроу, — сказал Отто. — Все лампы.
Я положил трубку и включил свет. Потом снова взял трубку.
— Зажег. Что теперь?
— За вами наблюдают. Через окно. Поэтому после того, как я дам отбой, больше до трубки не дотрагивайтесь. Выйдите из дома и подойдите к своему «форду». В нем вы найдете новые указания.
— Я не отдам вам ничего, пока не буду уверен, что вы отпустите Сэнди! — закричал, я.
— Мы отпустим ее, — сказал Следж. — Больше того, я арестую ее и отвезу в полицейское управление и предъявлю обвинение в пьянстве и приставании к мужчинам. Тогда никто не поверит ей, что ее похитили. Разумеется, ей придется распроститься со службой в полиции, но я думаю, что это лучше смерти.
— Я вам не верю, вы этого не сделаете...
— А вам ничего другого не остается, кроме как надеяться. Вы думаете, я добровольно ставлю все на карту? Вы с вашей подругой поставили меня в безвыходное положение, приходится рисковать. Если вы решитесь на какой-нибудь трюк, то прежде подумайте о последствиях. Случается, что полицейских убивают. Это опасная профессия, а каждый второй убийца остается непойманным, так случится и с вашей подругой, если вы вздумаете тянуть время... Идите к машине, Барроу. И не пытайтесь вернуться домой или воспользоваться телефоном-автоматом. В этом случае смерть вашей подруги будет особенно унизительной и болезненной. Делайте, что вам говорят! Немедленно!
Я бросил взгляд в окно. Вполне возможно, что кто-нибудь наблюдает за мной в бинокль из дома напротив. Я нагнулся, взял сумку и вышел из квартиры. Спускаясь по лестнице и пересекая тротуар, я не смог обнаружить никакого наблюдения. На сиденье машины лежала записка.
«Пересеките Бруклин-Бридж и поезжайте кратчайшим путем к Бродвею. Там сверните налево и двигайтесь к Уолл-Стрит. По пути за вами будут наблюдать с контрольных пунктов и, кроме того, следовать за вами. Не пытайтесь скрыться от преследующей машины. Если вы это сделаете, нас сейчас же известят. Достигнув угла Бродвея и Уолл-Стрит, выбросьте то, что украли, из окна машины, не останавливая ее. Если человек, который должен поднять сумку, не позвонит в условленное время, вы никогда не увидите вашу подружку в живых. После этого отправляйтесь к Беттери и переправьтесь через гавань с машиной на пароме. Когда прочтете эту записку, сразу сожгите ее и сделайте это так, чтобы вас при этом было видно».
Я прочел еще раз, записал все указания и попытался найти в них какую-нибудь брешь. Распланировано все было тщательно. Все время я буду под контролем. А избавиться от меня после получения героина будет несложно. Переезд на пароме продолжается долго. По пути я никуда не смогу позвонить. Они же не такие дураки, чтобы отпустить меня, и они наверняка застрелят меня либо на пароме, либо на том берегу.
Держа записку перед собой, я достал зажигалку и поджег лист с угла. Когда пламя стало лизать мои пальцы, я выпустил лист из рук. Ветер подхватил пепел.
Я поехал в заданном направлении. Не доехав до конца квартала, я заметил фары следовавшей за мной машины. Завернув за угол, я снова посмотрел в зеркальце. Машина не отставала и шла за мной, сохраняя неизменную дистанцию. Я переехал через мост в Манхэттен. Преследующий меня бело-голубой «крайслер» не отставал ни на метр. Человека за рулем разглядеть никак не удавалось.
Я с трудом подавлял желание устроить ему ловушку. Но рисковать я был не вправе. Возможно, следом за «крайслером» идет другая машина. А в том, что они сдержат обещание и прикончат Сэнди, я не сомневался. Хорошо, если они не сделали этого до сих пор. Я надеялся, что они оставят ее в живых по крайней мере до тех пор, пока не расправятся со мной, на случай, если придется еще шантажировать меня.
Глава 16
Я доехал до Бродвея и свернул налево. Они точно выбрали место для операции. Нижняя часть Бродвея в это время суток практически безлюдна. «Крайслер» мог следовать за мной на расстоянии двух кварталов, не теряя меня из виду. Словно окаменевший, я ехал по темному, безлюдному финансовому центру. Приблизившись к углу Уолл-Стрит, я сбавил скорость. Преследователь сделал то же самое. Возле тротуара я схватил сумку и выбросил ее в окно. Она шлепнулась на асфальт. Я поехал дальше, все время оглядываясь в зеркало. Она так и осталась лежать на тротуаре. «Крайслер», не останавливаясь, следовал за мной до Баттери.
Паром ждал у причала. Я уплатил за поездку и въехал на палубу. «Крайслер» остался на берегу. Находясь на пароме, я не мог видеть его, а его водитель мог наблюдать за мной. На пароме было мало машин, все пассажиры были мне неизвестны, и никто из них не обращал на меня особого внимания. Это была моя последняя надежда. Стоит парому тронуться — и я навсегда потеряю контакт с людьми, знающими, где находится Сэнди.
Я вылез из машины и пошел вдоль борта в носовую часть. На палубе здесь было пусто. Застучали двигатели, паром был готов к отправлению. Я снял пиджак, плотно завернул в него свой «магнум», перелез через перила и прыгнул. Я постарался упасть на воду спиной, чтобы не погрузиться слишком глубоко. И все-таки погрузился с головой в маслянистую жидкость. Вода дошла до кисти руки, державшей пистолет, но не намочила его.
Я вынырнул и поплыл к берегу, держа руку с пиджаком над головой. Достигнув набережной, я вскарабкался на нее и сделал большую дугу, чтобы добраться до «крайслера» с другой стороны. Ради Сэнди надо было постараться не пользоваться револьвером. Водитель «крайслера» оставался для меня последней надеждой, чтобы узнать, где находится Сэнди.
«Крайслер» стоял у обочины, метрах в 50-ти от меня. Рядом с машиной, облокотясь на нее и покуривая, стоял Райлз. Он наблюдал за отходившим от пристани паромом. В машине никого не было. Я беззвучно крался по улице, оставляя за собой мокрый масляный след. Достигнув тротуара, я бегом кинулся к Райлзу. Надо схватить его раньше, чем он меня заметит...
Этого мне не удалось. Он был очень бдителен. Хотя основное внимание он уделял парому, но все же иногда поглядывал по сторонам. Я был метрах в 25-ти от него, когда он меня заметил.
Реакция его была такой же быстрой, как и тогда, в коридоре за баром Джука. Сигарета выпала из его пальцев, и вместо нее появился револьвер, который в тот же момент выстрелил. И может быть, чуть быстрее, чем было надо. Пуля распорола рукав моей рубашки, но руку не задела.
Раньше, чем он успел выстрелить второй раз, я спустил курок. Револьвер дернулся в моей руке. Пуля раздробила ему коленку, нога Райлза дернулась, и он упал на машину. Но оружия не выпустил.
Я прыгнул к нему, когда, скользнув вдоль кузова машины и подвернув раненую ногу под немыслимым углом, он сел на асфальт. Должно быть, боль была ужасной. Но в — нем было упорство и сдаваться он не собирался, а с искаженным болью лицом поднял пистолет.
Я мчался, глядя на черное дуло. Отчетливо было видно, как его палец нажимает спусковой крючок. Целиться мне было некогда. Я бросился плашмя на землю и выстрелил почти вслепую. Наши выстрелы раздались одновременно. Его пуля просвистела надо мной. Больно ударившись о мостовую, я перекатился на бок и, готовый к новому выстрелу, посмотрел в его направлении.
Райлз лежал на боку, пистолет был рядом с его рукой. Опустившись на колени, я осмотрел его. Входное отверстие пули находилось как раз между бровями. С ним было покончено. Так же, впрочем, как и с моими надеждами увидеть Сэнди живой.
Я сидел и смотрел на него, словно он, мертвый, мог сказать мне то, что я хотел узнать. Мною овладело отчаяние. Я больше никогда не увижу Сэнди. Они убьют ее и спрячут тело там, где его никто никогда не найдет. Я лишь надеялся, что они не до конца выполнят свою угрозу, и она умрет быстро и безболезненно.
Глава 17
Я хотел подняться на ноги, когда мертвый все-таки заговорил: из-за обшлагов его брюк посыпался песок.
Воспоминание разрослось в моем сознании и прогнало все остальное. Я схватил его ботинок и сорвал с ноги. Из него тоже посыпался песок.
Так же было и с моими обшлагами и ботинками, когда я ездил на северное побережье, в карьер Вирта Коула.
Через несколько секунд я мчался сквозь Нижний Манхэттен к Мидтаун-тоннелю. Вирт Коул — босс «Опиумного кольца»! Все сходится! Мне не нужна полиция. Если я приведу полицейских и они, ворвавшись к Коулу, не найдут там Сэнди, это будет означать для нее конец, где бы в другом месте она ни находилась. Мне надо ехать туда одному. Я надеялся, что случится чудо и я приеду на карьер раньше, чем туда вернутся люди, посланные за героином. У «крайслера» был сильный мотор, на прямых участках дороги он давал до 150. Но мне все равно казалось, что я двигаюсь со скоростью гусеницы или нахожусь в автокарусели: колеса крутятся, подо мною скользит дорога, а машина стоит на месте. Наконец, я добрался до цели.
Я поставил «крайслер» у колючей проволоки. Карьер лежал в темноте, машины на его дне ждали нового дня. Я пробежал мимо вывески «Вирт Коул. Песок и гравий». Ворота были открыты. Я бесшумно проник внутрь.
Спускаясь с холма, я не слышал ничего, кроме своего дыхания. Если их здесь нет, мне придется искать дом Коула. Лично Вирта Коула, чтобы побеседовать с ним. На площадке стояли три автомашины. Я спустился по лестнице к ним. Передо мной находился бетонный барак. Сквозь окна падал свет. Справа от меня зияла пропасть карьера — огромная черная чаша, в которую не проникал лунный свет. Я ступал по террасе осторожно, держась в тени откоса и ощупывая каждую доску, прежде чем ступить на нее, чтобы она не заскрипела.
Дверь барака была заперта. Я дотянулся до единственного с этой стороны окна. Донесся голос Коула:
— Незачем ждать, пока вернется Райлз. Раз уж вы уже привезли героин, надо поскорее избавиться от девчонки. Как только позвонят, что Барроу ликвидирован, я жду звонка с минуты на минуту.
— Чем раньше, тем лучше! — Это уже был голос Отто Следжа. — Я сразу же отвезу ее труп в Манхэттен и постараюсь инсценировать самоубийство.
— Это хорошая идея, — ответил Коул с признательностью в голосе. — Сунешь ее тело в комнату какого-нибудь наркомана-музыканта и устроишь так, чтобы он тоже покончил с собой.
— Да, тогда получится, что она погибла при выполнении задания, — деловито произнес Следж.
Сантиметр за сантиметром я подвигал голову к окну, стараясь заглянуть внутрь. Коул стоял по одну, Следж по другую сторону письменного стола. На столе лежала сумка с героином. Сэнди сидела рядом, скрючившись на стуле. Она просто сидела, смотрела на Следжа и ждала смерти.
— Мэссею и Райлзу не понравится эта спешка, — сказал Следж. — Они заранее предвкушают, как позабавятся с нею.
— В такие игры я не играю, — ответил Коул. — По крайней мере, в этом нет необходимости. Настоящие парни никого не мучают, разве что таким путем можно что-нибудь достичь. Мы убьем ее сразу же, как только Мэссей принесет из машины резиновый мешок, чтобы можно было запаковать труп.
Больше я не слушал. Если Мэссей пошел к машине на холм, то мы с ним разминулись. Я не видел его, проходя мимо машин. Но он, возможно, видел меня.
Я резко повернулся, и в этот самый момент он прыгнул на меня с крутого откоса. При свете луны в его руке сверкнул нож.
Повернись я на секунду позже, и его задумка удалась бы. Нож по рукоятку торчал бы у меня из спины. Но и так мое положение было достаточно трудным. Я выбросил вверх руку с револьвером, приготовясь выстрелить и одновременно уклониться в сторону. Оба мои движения не имели успеха.
Его колено ударило меня по плечу, мгновенно парализовав руку. «Магнум» выпал и скатился в пропасть. Нож прошел вскользь, вспорол мне рубашку и пиджак и провел жгучую полосу по груди. Я уперся в склон ногой и ударил его ногой в живот. Он отлетел, сбил ветхие перила и упал в пропасть. Его тело, описав широкую дугу, ударилось о крутой склон карьера. Он катился все ниже и ниже, и внезапно весь склон подо мной пришел в движение. Вопль Мэссея был сразу же заглушен тоннами земли, накрывшими его и похоронившими заживо.
Я прижался к стене барака. Если они и не слышали шума борьбы, то уж крик слышали наверняка. Я же теперь был безоружен. Дверь открылась, и Следж с револьвером в руке выскочил на террасу, чтобы посмотреть, что случилось. Увидев, что терраса пуста, он остановился.
Он не успел повернуться в мою сторону, как из барака выскочил Вирт Коул, тоже держа наготове револьвер. Я выставил ногу, и он, споткнувшись, с разгона налетел на Следжа.
Воспользовавшись их замешательством, я вбежал в барак, захлопнул за собой дверь и задвинул засов. Снаружи раздался выстрел, пуля пробила дверь рядом с моей рукой. Я отскочил.
Сэнди стояла и, открыв рот, смотрела на меня. Показав на противоположную дверь, я закричал:
— Беги!
Она рванулась к той двери. Следж налег на наружную дверь всем своим весом. Я помчался за Сэнди, в то время как с другой стороны продолжали таранить дверь.
Я догнал Сэнди на террасе позади барака. Край холма с нашей стороны был слишком крут, чтобы взбираться на него. Оставался только один путь: дощатый настил для подъезда машин с противоположной стороны карьера. Я первым начал спускаться по дощатой лестнице в темную пропасть карьера.
Выстрел, еще выстрел. Не останавливаясь, я бросил взгляд наверх. На верхней террасе стояли Следж и Коул, последний вел огонь. Но для того, чтобы хорошенько прицелиться, было слишком темно. Он старался хотя бы помешать нам подняться наверх по лестнице.
Только бы добраться до настила на противоположной стороне карьера...
Мы спустились на дно и пробежали между экскаватором и бульдозером. Лента транспортера служила ориентиром.
Мы бежали туда, где, как я помнил, находится настил для грузовиков. Но он оказался правее. Мы остановились, переводя дух. Голова кружилась от быстрого бега. Я схватил Сэнди за руку, и мы стали подниматься по крутому настилу. И тут на верхнем его краю появились яркие фары.
Это был Отто Следж. Он воспользовался машиной, чтобы обогнать нас и отрезать последний путь из карьера. Машина спускалась вниз, ее яркие фары буквально слепили нас. Мы бросились обратно в карьер. Следж остановил машину, выпрыгнул из нее и начал стрельбу.
Мы мчались к темным силуэтам экскаваторов и спрятались за ними. Стрельба прекратилась. Но это была лишь минутная передышка. Мы находились в западне, оружия у нас не было. Оба выхода оказались отрезанными. Им оставалось лишь постепенно сжимать кольцо. И как бы в ответ на мои мысли машина Следжа начала тихо съезжать по настилу. Ее фары буравили темноту.
Внезапно Сэнди схватила меня за руку и показала на бульдозер.
— Джейк, ты ведь раньше работал на строительстве.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15


 Гаскелл Уитни - Настоящая любовь и прочее вранье