от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Невезучая – 1

OCR Диана; SpellCheck Диана&Roland
«Невезучая»: АСТ, АСТ Москва, Транзиткнига; Москва; 2006
ISBN 5-17-036639-6, 5-9713-2233-8, 5-9578-3975-2
Оригинал: Beth Ciotta, “Jinxed”
Перевод: И. А. Никитенко
Аннотация
Афия Сент-Джон — неудачница в полном смысле слова. Неприятности следуют одна за другой, и конца им не видно.
Что делать женщине, рожденной в пятницу, тринадцатого?
Только одно — вырваться из кольца невезения!
Итак, новая работа — в частном детективном агентстве.
Красавец шеф Джейк Лидс, словно сошедший с обложки любовного романа.
Увлекательные расследования. Новые горизонты. Новая надоеда на счастье.
Быть может, Афия все-таки сумеет преодолеть «синдром неудачницы»?
Бет Чиотта
Невезучая
Посвящается Хелен Розберг и Лесли Бербанк, двум удивительным личностям, которым удается видеть чудеса в скучной повседневности.
Глава 1
— Мы не можем принять вашу карточку.
— Простите? Как это? — Афия непонимающе глянула на продавца, тщетно притворяющегося истинным европейцем: черный костюм и очки в тонкой черной оправе. Всего минуту назад этот подлый тип сверкал белозубой улыбкой и был сама предупредительность!
— Миссис Сент-Джон, ваша карта заблокирована.
Афия услышала сдержанный смешок продавщицы, стоящей чуть позади псевдоевропейца. Она даже слегка покраснела, до того разозлилась! В эксклюзивных бутиках вроде «Бернарда», где она только что пыталась расплатиться картой, продавцы обычно вышколены и вежливы. А мерзкая девица с конским хвостом имела наглость посмеяться над ней!
И откуда взялось это противное, липкое чувство неуверенности?
— Должно быть, здесь какая-то ошибка.
Продавец поджал губы и едва не закатил глаза, всем видом показывая, как раздражает его подобная наивность.
— Может, у вас есть другая карта? — все-таки спросил он. — Давайте попробуем ее.
Бизнес-менеджер Афии Генри Глик как раз на прошлой неделе попросил ее положить все средства на один счет, что-бы избежать сложностей с налогами. Он уже несколько месяцев предлагал Афии какую-то выгодную сделку, в тонкостях которой она не могла разобраться, а потом вздохнул и просто предложил перевести деньги на одну карту. И именно она сейчас была заблокирована.
Правда, у Афии всегда оставался запасной выход — использовать «Америкэн экспресс». Карту, на которой лежало кое-что «на черный день». Неприкосновенный запас, трогать который она никогда не решалась.
Что ж, можно было считать, что тот самый «черный день» настал. Афия со вздохом открыла бумажник (от Гуччи), вытащила из потайного отделения платиновую карту и протянула ее продавцу. Тот привычным жестом пропустил ее через считывающий аппарат и поджал губы. Он как-то странно взглянул на Афию, и хотя девушка горделиво вздернула подбородок, в душу ей закрались гаденькие сомнения. Продавец приподнял одну бровь.
Желудок Афии неприятно сжался.
«Чего он так на меня уставился? Я не совершила ничего предосудительного!»
Забавно, как много раз в жизни Афии хотелось прокричать эти слова во весь голос. Но она привычно стиснула зубы и адресовала продавцу самую ослепительную из своих улыбок.
Тот достал из нагрудного кармана сотовый и набрал какой-то номер. Афия спокойно заправила выбившийся светлый локон за ушко, украшенное бриллиантовыми подвесками. Однако безмятежный вид давался ей все труднее.
«Я не совершила ничего предосудительного».
Косо взглянув на нее, продавец что-то невнятно пробормотал в трубку, затем кивнул, многозначительно добавил «угу» и нажал отбой. Затем он протянул Афии ее «Америкэн экспресс».
— Заблокирована.
К прилавку начали подтягиваться другие продавщицы «Бернарда» — подтянутые девицы средних лет, до такой степени похожие, словно пользовались услугами одного и того же пластического хирурга. Они тихо перешептывались и хмыкали.
Афия наклонилась через прилавок и ткнула пальцем в табличку на груди продавца.
— Дуглас, верно? Боюсь, у вас проблемы со считывающей машиной. На моих счетах полно денег.
— Наша машина в полном порядке, — холодно отрапортовал парень. — А вот состояние ваших счетов под большим вопросом. Впрочем, мы готовы принять от вас чек.
— Но у меня нет чековой книжки!
Мистер Глик настоял на том, чтобы следить за состоянием счетов Афии. Он же и расплачивался с кредиторами. Афия уже давно не держала в руках наличных и не проверяла банковских выписок.
— Попытайтесь еще раз, — пискнула она, заново протягивая продавцу «Визу» — кредитную карточку, выданную ей Гликом. Ей было все больше не по себе. Потрясающие босоножки от Шанель — с тонкими шпильками и ремешками, в элегантной фирменной коробке — были уже уложены в пакет и ждали, пока она расплатится. Они составляли идеальную пару к шелковому платью, которое Афия приобрела сегодня в «Саксе».
Две минуты спустя Дуглас, поджав губы, убрал с прилавка пакет с туфлями. Афия, задыхаясь от негодования и ужаса, пулей вылетела из «Бернарда». Фиаско, постигшее ее в магазине, вновь ввергло ее в пучину отчаяния и ненависти к жизни, из которых она с таким трудом вытаскивала себя последние месяцы. Афия пережила две пышные свадьбы и трое похорон за семь лет, а это дается нелегко. Пресса не оставляла ее ни на минуту, папарацци и светская тусовка трепали ее имя и валяли его в грязи. От этого каждая личная драма превращалась в какой-то дешевый фарс. Ее прозвали Черной Вдовой с легкой подачи какого-то паршивого журналистишки. Иногда Афия представляла себе сладкую картину, как она душит этого гада, а тот хрипит и просит пощады. Близкие и друзья знали, что оснований для подобного прозвища нет и обвинения беспочвенны, но от этого не становилось легче. Афия похоронила первого мужа, а затем внезапно — в результате нелепой случайности — потеряла и второго. Общество не верило в совпадения и несчастным вдовам, отхватившим немалое состояние.
Смирившись со своим положением, Афия решила лечить душу шопингом. Она отдавалась этому занятию с маниакальным упорством, и тоска понемногу отступала, хотя и не уходила насовсем.
Однако сколько бы она ни вложила в покупки, она не могла потратить на тряпки целое состояние! А тем более два состояния.
Афия почти вприпрыжку понеслась прочь от магазина. Слезы застилали глаза, и она едва не налетела на стремянку, расставленную на тротуаре какими-то рабочими. Отскочив в сторону, девушка попала каблуком в трещину на асфальте, нелепо взмахнула руками и едва не упала. Браслет, подаренный еще отцом, слетел с запястья и шлепнулся в метре от нее. Щедро рассыпая проклятия, Афия сделала попытку выдернуть каблук из расселины. Затем еще одну. На третий раз ей это удалось, но, получив неожиданную свободу, она растянулась на тротуаре лицом вниз.
И это на Пятой авеню!
Схватив браслет, Афия вскочила и, даже не отряхнувшись, бросилась к машине. Руди, шофер, уже спешил ей на выручку. Он подхватил Афию под локоть и усадил в лимузин.
— Что за невоспитанные животные! — бросил он остолбеневшим рабочим. — Хоть бы кто руку подал!
— Я в порядке, — пролепетала девушка, устраиваясь на кожаном сиденье.
— Но ты плачешь, — заметил Руди, заглядывая внутрь лимузина. — И у тебя поехали колготки.
Афия взглянула на щиколотку, по которой змейкой вилась стрелка.
— Проклятие! — воскликнула она и заревела уже в голос.
— Так и знал, что сегодня не стоило никуда ехать. Лучше бы я отвез тебя в Майами. Там по крайней мере тепло и солнечно. — Руди торопливо закрыл дверь и занял свое место за рулем. — Что случилось? Почему ты выбежала из «Бернарда» в таком состоянии? — Он завел мотор.
— Меня выставили.
— Что?
— Забудь. — Афия шмыгнула носом. — Просто отвези меня домой.
Она посмотрела на браслет, увешанный крохотными серебряными амулетами. Сейчас их было всего двенадцать, тринадцатый отсутствовал. Плохой знак. Пропавший амулет был сделан в форме крохотного кошелечка со значком доллара. По словам отца, он должен был приносить Афии деньги. Амулет либо отлетел при падении, либо она потеряла его в одном из бесчисленных магазинов, которые сегодня посетила.
Что-то подсказывало Афии, что возвращаться на улицу и шарить по асфальту в поисках пропажи бесполезно. Она заплакала еще горше. Подарок отца был его частицей, напоминанием об этом добром и благородном человеке. Заблокированная карта ничего не значила по сравнению с потерей амулета. И это точно, был дурной знак!
С ненавистью отпихнув в сторону пакеты с покупками, Афия принялась рыться в сумке в поисках платка и телефона.
Она набрала рабочий номер мистера Глика и принялась считать гудки.
— Ответь же, умоляю, ответь…
— Абонент, которому вы звоните, отключен. Попробуйте…
Афия нажала отбой и набрала номер сотового.
— Номер, по которому вы звоните, временно недоступен…
— Генри, да где же тебя носит! — Афия так стиснула крохотную трубку, словно это была тощая шея Генри Глика. Вздохнув, она обреченно уронила телефон на колени.
«Вычеркну, к черту, Генри Глика из списка приглашенных на Рождество!»
Теребя браслет, Афия глянула за окно. Из-за слез казалось, что дома Манхэттена размыты и облиты дождем. Небоскребы угрожающе торчали вверх, словно какие-то фантастические уродцы, и, казалось, злобно наклонились к лимузину и качают головами. Гудки автомобилей доносились в салон приглушенно, словно сквозь слой ваты. На душе у Афии было одиноко и паршиво. Она скучала по отцу и по мужьям, Рэнди и Фрэнку, трем мужчинам в ее жизни, которые всегда следовали намеченным курсом и никогда от него не отступали. Именно их уверенность в будущем и постоянная забота превратили Афию в зависимое существо. Хрупкий цветочек, нуждающийся в заботе и постоянной опеке. Но разве можно противиться своей натуре? Она могла бороться с собой, но это было ни к чему. Афию любили именно за мягкость и несамостоятельность. И теперь, когда узел затянулся, ей казалось, что она задыхается.
— Вот дубина! — выругался Руди в адрес какого-то зазевавшегося водителя.
Афия жалобно всхлипнула в шелковый платочек.
— Да не ты, милая, — виновато произнес Руди. — Это я тому таксисту, что уже второй раз нас подрезает. — Он глянул на Афию в зеркало и нахмурился. — Да что это с тобой?
Она высморкалась и встретила в зеркале его взгляд, полный беспокойства. Добрый, заботливый Руди! Ее лучший друг и защитник в эти дни. Ее единственная поддержка, благодаря которой она не расклеилась окончательно.
— Я… сама не знаю, что происходит.
— Послушай, милая, у каждой проблемы есть решение и есть причина. Расскажи мне все. Что бы ни происходило, мы сможем с этим справиться. — Он уверенно улыбнулся. — Ты же знаешь, что все наши беды происходят…
Он говорил это три последние недели. Афия знала, что Руди отыскал какой-то сайт психологической помощи и теперь сыпал цитатами, ожидая, что они подействуют на его подопечную успокаивающе. В большинстве случаев так и было, но сейчас Афии не помогали прописные истины. Чем больше Руди пытался поднять ей настроение, тем глубже она увязала в пучине отчаяния.
Для того чтобы человек поверил в свои силы, он должен к чему-то стремиться и чего-то желать. Даже хороший психолог не сумеет помочь пациенту, если тот не жаждет исцеления.
К сожалению, мать Афии всегда твердила, что столь изнеженное и жалкое существо, как ее дочь, должна всю жизнь оставаться в тени сильного мужчины, слушаться его и следовать его советам. Сама она жила в соответствии с этим постулатом и того же ждала от Афии.
Вздохнув, девушка набрала на сотовом номер своего крестного, единственного сильного мужчины, оставшегося в ее распоряжении.
Он ответил после третьего гудка.
— Алло?
— Хармон?
— Афия? Я играю в гольф. Как раз моя очередь бить. В чем дело?
— О Хармон! — Она жалобно всхлипнула в трубку. — Мои кредитные карты… они… они…
— Да что случилось?
— Все этот мистер Глик. Он… я не понимаю…
— Это я ничего не понимаю. Объясни толком, при чем тут Генри! Где ты находишься?
— На Манхэттене. О, Хармон, они так ужасно обошлись со мной!
— Кто «они»? И как обошлись? Афия, немедленно прекрати реветь и объясни, в чем дело!
— Эти босоножки были такими красивыми, понимаешь! Такими изящными, такими… а я не смогла их купить! — Снова продолжительное завывание. — Мою карту заблокировали!
Хармон застонал.
— Так, продолжайте игру без меня, — велел он кому-то, кого Афия не могла видеть. — Афия, дорогая, давай встретимся в гольф-клубе.
— А он далеко?
— Смотря где ты находишься.
— Я в лимузине.
Хармон вздохнул, поняв, очевидно, что ничего путного от крестницы не добьется.
— Руди с тобой? Она кивнула.
— Дорогая, почему-то мне кажется, что ты либо киваешь, либо качаешь головой. По телефону этого не видно.
— Руди за рулем, — всхлипнула Афия.
— Дай-ка мне его.
Она наклонилась вперед, протягивая телефон водителю, и снова трубно высморкалась в шелковый платочек.
— Слушаю, мистер Рис, — сказал Руди и тотчас резко вдавил тормоз в пол — впереди раскорячился какой-то автобус.
Афия брякнулась на пол на четвереньки.
— Да что же это!
Руди обеспокоился, не увидев ее в зеркале.
— Где ты? Не ушиблась?
Афия снова взобралась на сиденье и с грустью поглядела на свои колготы.
— Еще одна стрелка.
Руди вздохнул и переключился на движение.
— Она в порядке, просто свалилась на пол. На Манхэттене выдают права только кретинам, — отрапортовал он в трубку. — Афия, мистер Рис советует тебе пристегнуться.
Она вяло кивнула, не двигаясь с места и разглядывая колготы. Вид у них был впечатляющий. На колене появилась дыра размером с яблоко, вниз и вверх бежали полоски.
«В моей жизни все хорошее кончается слишком быстро. Прямо как эти колготки».
— Отвезти домой? — переспросил Руди. — Ага… через два-три часа. Я застрял в пробке… постараюсь, сэр.
Телефон вернулся к Афии.
— Хармон? — Она залезла на сиденье с ногами, сбросив надоевшие лодочки от Прады, которыми еще утром ужасно гордилась. Подол юбки пришлось задрать повыше, чтобы было удобнее. — Скажи мне что-нибудь хорошее… — Она послушала и помотала головой. — Да откуда мне знать? Что-нибудь, что меня успокоит. Скажи, что нет никакого повода для паники.
— В любом случае, детка, тебе не нужно волноваться, — мягко сказал Хармон. — Возвращайся домой, а я пока сделаю пару звонков. Руди заполнил холодильник в машине?
Афия распахнула дверцу, обитую кожей, и заглянула внутрь.
— Есть перье и шампанское, — доложила она.
— Советую тебе выпить и расслабиться. Плюнь на все и наслаждайся жизнью. — Неизвестно, когда рассосется пробка, так что отдохни, а я буду ждать тебя дома. Договорились?
— Ты предлагаешь мне напиться в два часа дня? Это не похоже на тебя. И после этого ты предлагаешь расслабиться и наслаждаться жизнью?
— Да, именно так я и сказал. — И в ухо Афии понеслись гудки.
Она аккуратно убрала в сумку телефон и платок, достала бутылку шампанского и протянула ее Руди. Через две минуты в ее руках был бокал искристого вина.
Оставалось выпить и забыться.
Собственно, в ближайшие три часа и двадцать минут — а именно столько заняла дорога до дома — Афия и напивалась. К моменту, когда лимузин оказался в южном Джерси, она уже не только не чувствовала никакого волнения, но и начисто забыла о рваных колготках, хотя собственная голая коленка постоянно маячила у нее перед глазами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33


 Брайан Дуглас - Сага о Конане - 98. Замок крови