от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Уилл Ли – 01

OCR Денис
«Стюарт Вудз. Полицейская сага»: Олма; Москва;
Оригинал: Stuart Woods, “Chiefs”
Стюарт Вудс
Полицейская сага
Эта книга посвящается Джуди Тэбб.
Пролог
Мальчик мчался, спасаясь от неминуемой смерти.
Его увлекал мощный импульс, порожденный страхом и пьянящим чувством вновь обретенной свободы. Поначалу он летел вперед, не ощущая боли, но потом, отчаянно продираясь сквозь лесную тьму, налетел на дерево и свалился. Он сам не знал, сколько времени пролежал без движения, но когда, наконец, смог с трудом подняться на ноги, – невыносимая боль и зимний ветер заставили его покачнуться.
Он услышал, как сквозь чащу продираются человек и собака, и понесся вновь, бездумно, слепо, жесткой порослью обдирая обнаженное тело. Внезапно он очутился на дороге, мгновение поколебавшись, отверг этот путь, и, проскочив через открытое пространство, опрометью кинулся в заросли на противоположной стороне. Очутившись в колючих объятиях ежевичных кустов, он вскоре сумел выбраться на узкую тропку.
Теперь он окончательно выбился из сил, шумно заглатывал воздух, мускулы болели, ноги подкашивались. Он слышал, как следом человек прокладывал себе дорогу через ежевичные заросли и при этом ругался, и, собрав остаток сил, снова ринулся вперед. Он готов был бежать без остановки, пока не упадет замертво, лишь бы не возвращаться в тот самый дом. Он страстно желал, чтобы сердце его разорвалось и Господь прибрал его к Себе. Но измученное тело все продолжало нести его вперед и вперед.
И тут сквозь кустарник он увидел звезды и решил, что, может быть, ему удастся выбраться в чистое поле в то время, как его мучитель проследует по тропе. Из последних сил он совершил рывок вперед и вниз в надежде прижаться к земле и остаться незамеченным.
Земли не оказалось: почва уходила из-под ног. Он уговаривал себя, будто падает в канаву, но канава была бездонной. Он летел, переворачиваясь в воздухе, тщетно пытаясь выпрямиться во весь рост, чтобы приземлиться на ноги, в то время как твердая почва поджидала его далеко внизу.
Книга первая
Уилл Генри Ли
Глава 1
Хью Холмс, президент «Банка Делано» и председатель городского совета Делано, был человеком, в большей степени, чем все прочие, поверявшим настоящее будущим. Это служило ему надежной опорой как на банковском поприще, так и в области политики, однако, холодным декабрьским утром 1919 года это качество ему изменило. И пройдет еще немало лет, прежде, чем он хотя бы осознает, как круто переменило его судьбу это утро.
Холмс гордился тем, что ему достаточно было лишь взглянуть на человека, входившего в банк, чтобы угадать, чего этот человек хочет. В то утро, наблюдая за происходящим сквозь окошко, прорезанное в стене, разделявшей его кабинет и операционный зал банка, Холмс заметил входившего Уилла Генри Ли и занялся обычным для него прогнозированием событий. Уилл Генри Ли был фермером, выращивающим хлопок; первый день наступающего года был датой платежей по постоянной закладной, и он, по-видимому, захочет в очередной раз продлить срок ее действия. За считанные секунды Холмс просчитал ситуацию в уме: сумма задолженности Уилла Генри составляла тридцать пять процентов стоимости его фермы при сравнительно благоприятной конъюнктуре. Это был самый низкий относительный уровень задолженности по сравнению с большинством фермеров, к тому же, Уилл Генри выплачивал проценты в срок и даже совершил два взноса в счет основного долга.
Холмс, однако, был уверен в том, что, вследствие нападения на хлопковые поля плодового долгоносика, следующий урожай у Уилла Генри будет хуже некуда. И все же он относился к этому человеку с уважением, даже, можно сказать, с любовью; и потому решил продлить срок действия его закладной. Холмс склонился над столом, делая вид, будто читает письмо, уверенный в том, что точно предугадал суть предстоящих переговоров и заготовил правильный ответ. Уилл Генри постучал в открытую дверь, сел, они обменялись любезностями, и тут Уилл Генри обратился к Холмсу с просьбой предоставить ему должность начальника полиции.
Холмс был потрясен, что просьба оказалась совершенно неожиданной, что система заблаговременного оповещения, встроенная в его организм, дала полный отказ. Мозг его не привык к подобным сюрпризам, результатом чего стало длительное молчание, пока он переваривал столь неординарную информацию и трансформировал ее, укладывая в упорядоченные мыслительные рамки. Однако ничего не получилось. Чтобы выиграть дополнительное время на обдумывание, Холмс решил пойти по проторенной дорожке.
– Ну, что ж, Уилл Генри, по ферме у вас нет никаких просрочек. Так что, возможно, мы проведем вас еще через один сезон, несмотря на нынешнюю ситуацию с хлопком.
К чести Холмса, следует отметить, что все это время он держался как и подобает исполненному достоинства банкиру.
– Хью, если бы я согласился на продление закладной, мне бы потребовался дополнительный капитал, иными словами, я бы еще больше задолжал банку. Скажу больше: будущий урожай вряд ли сможет спасти положение. Более опытные фермеры – и те идут ко дну. Думаю, что для банка самое выгодное сейчас забрать у меня ферму и продать ее. Может быть, после уплаты по закладной и мне что-нибудь достанется. Честно говоря, на прошлой неделе Хосс Спенсер предложил мне за нее почти столько же, сколько я должен банку, но по мне пусть лучше ее забирает банк, чем покупает человек, дающий только треть того, что она стоит на самом деле. Там, где раньше рос хлопок, Хосс развел бы скот и персики, а я бы предпочел, чтобы мою землю под это не использовали. – Он умолк, поглядел на Холмса и стал ждать ответа.
А голова Холмса в это время заработала на полную мощность. Пункт первый: Уилл Генри абсолютно прав относительно позиции банка; если ферму забрать сейчас, то ее реализация принесет большую выгоду, ибо в будущем году ситуация может существенно ухудшиться. Пункт второй: город Делано уже давно разросся до такой степени, что нуждается в собственном начальнике полиции, но еще не до такой степени, чтобы стать привлекательным для опытного полицейского, несущего службу в другом месте. Как председатель городского совета, Холмс вот уже несколько месяцев активно подыскивал подходящую кандидатуру. А начальник полиции в городе Лагрейндж прямо ему заявил:
– Мистер Холмс, скажу вам чистую правду: сейчас Делано не может заинтересовать даже рядового патрульного из более крупного города, не говоря уже о сержанте. Я бы посоветовал вам поискать человека из местных, пользующегося уважением жителей, и дать ему это место. В городке, подобном Делано, примерно девяносто процентов работы можно сделать, опираясь, исключительно на уважение жителей.
Холмс поглядел через стол на Уилла Генри. Этого, человека он уважал, а его уважение было непросто заслужить. Уилла Генри хорошо знали в городе, хотя и он, и его отец были типичными сельскими жителями. Возможно, именно его постоянное проживание за городом, послужит залогом истинного уважения со стороны горожан, построенного, с одной стороны, на дружеском расположении, а с другой стороны, на отсутствии какой бы то ни было фамильярности, свойственной близко знакомым людям. Холмс едва сдержался, чтобы не пожать обеими руками руку Уилла Генри и не прицепить ему прямо здесь, в банке, полицейский значок. Пет, надо беречь репутацию человека осмотрительного, и, кроме всего прочего, единоличное решение он принимать не вправе.
– Что ж, вынесу этот вопрос на первое же заседание совета, – проговорил Холмс и, помолчав некоторое время, добавил: – Уилл Генри, а с Кэрри вы об этом говорили?
– Нет. Сначала я хотел переговорить с вами. Кэрри готова перетерпеть еще один неурожай, но думаю, она вздохнет с облегчением, когда узнает, что с фермой покончено. Нам надо будет найти дом в городе, и думаю, ей понравится приводить его в порядок. В душе она всегда была горожанкой. Хью, а каково ваше мнение: у меня есть шансы получить это место? Холмс прочистил горло.
– Ну, мне представляется, вы могли бы считать это дело вполне реальным. Я прослежу за тем, чтобы совет рассмотрел это предложение самым серьезным образом. – Мужчины встали и пожали друг другу руки. – Я также смог бы помочь вам отыскать дом в городе. – У него уже появилась идея. Теперь уже мозг банкира работал на предельных оборотах.
Но это было всего лишь начало рабочего дня. Когда он отворил дверь кабинета, провожая Уилла Генри, то обнаружил, что его ожидает еще один человек. Это был Фрэнсис Фандерберк, более известный в Делано и в графстве Меривезер как «Фокси», прозванный так из-за своего необычайного сходства с лисой. Он ждал банкира, стоя по стойке «вольно» в ее парадном варианте. Этот коренастый, жилистый, низкорослый мужчина, одетый в сильно накрахмаленный, плотно облегающий костюм цвета хаки, брюки которого были заправлены в голенища рабочих сапог, стоял в остроконечной фуражке армейского образца, надвинутой на лоб и прикрывавшей близко посаженные глаза, и обликом своим напоминал чуть-чуть свихнувшегося лесного объездчика или престарелого бойскаута.
– Фокси, как дела? – спросил Уилл Генри. Фокси исподлобья поглядел на фермера.
– А, это ты, Ли, – проговорил он и тут же обратился к банкиру: – Холмс, надо поговорить.
Ко всем мужчинам Фокси обращался по фамилии, опуская все прочее, причем, как правило, тоном офицера высокого ранга, разговаривающего с новобранцем. К именам женщин, независимо от возраста и семейного положения, он прибавлял нечленораздельное «м-м-з-з». Когда Холмс виделся с Фокси, у него появлялось ощущение, словно его вызвали куда-то, а не пришли к нему с просьбой, причем собираются отчитывать за нарушение неких неведомых правил. Он попросил Фандерберка войти в кабинет, смутно ощущая, что этот день не заладился с самого утра. Он был недалек от истины.
Прежде чем они успели сесть, Фокси заявил:
– Холмс, я хочу эту работу.
– Какую, Фокси? – спросил Холмс, с горечью предвидя точный ответ.
– Само собой, начальника полиции, – проговорил Фокси, всем своим тоном показывая, что Холмс пытается утаить информацию. – Я знаю, что вы долго искали человека, обладающего необходимым опытом, но так и не нашли. Что ж, это означает, что вам придется взять на эту работу гражданское лицо. Поскольку я обладаю военным опытом и знанием огнестрельного оружия, то именно я и подхожу для этой работы. – Фокси действительно служил недолго во Франции в интендантских войсках в звании младшего лейтенанта. Его откомандировали на родину, когда перевернувшийся фургон приземлился на его ногу. Из-за этой травмы он был демобилизован по медицинским показаниям. В изложении Фокси все это превращалось в боевое ранение, в чем, кстати, сам он был абсолютно уверен.
Холмс вновь напряг свои умственные способности.
– Не вижу связи.
– Меня обучали. Я знаю, как вести за собой людей.
– Ну, ладно, Фокси, начальник полиции города Делано не должен никого за собой вести. Весь его департамент будет состоять из него самого.
– Управление разрастется. Кроме того, город будет нуждаться в дисциплине.
– В дисциплине, – ровным голосом повторил Холмс.
– Люди обязаны будут научиться уважать начальника полиции.
И вновь всплыло это понятие: уважение. Холмс не мог не признать, что Фокси, действительно, пользовался определенным уважением в обществе. Отец оставил ему в наследство небольшой пакет самых первых акций фирмы «Кока-кола», который, по расчетам Холмса, оценивался в значительную сумму, если судить по размерам чеков с дивидендами, которые Фокси зачислял на свой банковский счет. Богатство обеспечивало определенное уважение.
Фокси послужил своей стране в военное время, и это тоже вызывало уважение, хотя детали его службы оставались в тени. Вдобавок, Фокси был сверхамериканцем. В результате приступа патриотических чувств он собственными руками построил дом из бревен и стал жить в нем. По правде говоря, достройка, последовательно производившаяся группами профессиональных строителей, сделала этот бревенчатый дом самым дорогим сооружением подобного рода за всю американскую историю, и все же Фокси имел право заявлять, что этот дом он выстроил собственными руками.
Итак, люди уважали Фокси. Но вместе с тем считали его чокнутым. Фокси, конечно, был человеком эксцентричным, но к эксцентричности в небольших городках типа Делано, штат Джорджия, относились достаточно терпимо. Дисциплина? Фокси был органически неспособен что-то от кого-то требовать. В голове Холмса внезапно родились картины того, как люди гоняют машины по тротуарам и стреляют друг в друга просто для того, чтобы насолить Фокси.
– Знаешь, Фокси, я не имею полномочий нанимать кого бы то ни было. Я лишь по заданию совета вел поиск. Так что подай в совет заявление в письменной форме, а я уж прослежу за тем, чтобы оно было рассмотрено самым внимательным образом.
Фокси воспринял это как правильную и небесполезную процедуру.
– Заявление, Холмс, будет готово сегодня, – пролаял Фокси и, сдержанно кивнув на прощание, промаршировал шагом к выходу из кабинета, а затем из здания банка.
Холмс снял очки и помассировал переносицу. А люди еще удивляются, почему он в сорок пять почти совершенно седой!
Один из кассиров высунулся и проговорил:
– Тут один человек пришел открыть счет.
Услышав привычную просьбу, Холмс воспрял духом.
Он тепло приветствовал нового клиента. Он даже готов был его расцеловать.
Глава 2
Регулярное еженедельное заседание городского совета Делано было в очередной раз надлежащим образом открыто 31 декабря 1919 года в четыре часа дня. Присутствовали: Хью Холмс, банкир; Дж. П. Джонсон, завод по разливу кока-колы в бутылки: Фрэнк Мадтер, доктор медицины; Бен Бердсонг, аптекарь; Уиллис Грир, управляющий городским хозяйством и почетный член совета; Ламар Мэддокс, владелец похоронного бюро (или, как он предпочитал себя называть, директор-распорядитель погребений); и Идеc Брэй, фермер, выращивающий персики, домовладелец, частный заимодавец и совладелец телефонной компании города Делано.
Были зачитаны и одобрены протоколы предыдущего заседания совета, был зачитан и одобрен доклад городского казначея (Бена Бердсонга), где указывалось, что на конец года поступления превысят траты примерно на 6 300 долларов, и было внесено, поддержано и одобрено всеми, кроме Идеса Брэя, предложение о продлении системы городской канализации на Нижнюю Четвертую улицу, однако. Идес Брэй изменил свое решение, когда ему дали понять, что вслед за новой линией канализации последуют новые дома, и в них новые телефоны. Хью Холмс в качестве председателя задал вопрос, есть ли еще какие-либо предложения. Таковых не оказалось. Холмс откашлялся, и на лице его появилось выражение, означавшее, как уже хорошо знали присутствующие на заседании, что сейчас будет разбираться действительно серьезный вопрос, который лучше решить именно так, как того захочет Холмс, и тогда заседание можно будет закрыть.
– В совет поступило два заявления с просьбой о зачислении на должность начальника городской полиции. – Идес Брэй громко вздохнул. Заскрипели стулья: те, кто сидели на них, переменили позу, желая тем самым выказать готовность рассмотреть и решить вопрос, находившийся в подвешенном состоянии почти целый год.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
 Вернадский Владимир Иванович - Научная мысль как планетное явление