от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Призраков?.. Огни кажутся мне вполне реальными.
— Да, до тех пор, пока ты не понаблюдаешь за ними некоторое время. Они колышутся, исчезают и проходят сквозь друг друга. И толком не светят. Не видно лиц, деревьев, растений. Эти огни просто появляются и никогда не дымят. Я чувствую гнилой запах болота, когда ветер поднимается вдоль склона, но не ощущаю дыма. Никаких признаков людей.
— Меня как-то не радует мысль об армии привидений, — сказал Тэм, содрогнувшись от страха. — Думаешь, они направятся сюда?
Пвилл пожал плечами.
— Пока что они не двигались, но все может измениться.
— Наверное, надо показать Элиз, — предложил Тэм.
Пвилл посмотрел на юношу.
— Она ведь больше не Элиз Уиллс. Тебе это известно, не так ли?
Тэм кивнул.
— Нам надо бояться ее — ту, которой она стала?
Пвилл склонил голову набок, будто обдумывал ответ.
— Не знаю. Я долго путешествовал с Алааном и поэтому привык к… таким людям.
— Девушка ведь заключила сделку с нэгаром — тем, что преследовал нас?
— Нэгар хитер. Он ждал, пока Элиз не попадет в ситуацию, из которой у нее не будет выбора. Алаан рассказывал, что так происходит всегда — они чувствуют момент, когда ты наиболее уязвим.
— Она выглядит во многом по-прежнему, — с надеждой сказал Тэм.
— Нэгар… у нэгара всегда свои цели, Тэм. Запомни.
— Но ведь ты служишь Алаану. А как быть с ним? Его тоже подозревать?
Пвилл стоял, молча глядя на армию тьмы.
Потом он заговорил:
— Алаан рассказал мне, как убить человека, заключившего сделку с нэгаром. И не просто убить человека, а убить и нэгара вместе с ним — послать его сквозь Врата Смерти.
— Это он рассказал на случай, если тебе придется одному иметь дело с Хаффидом?
— Нет, на тот случай, если нужно будет иметь дело с самим Алааном, — глухо сказал Пвилл и повернулся к Тэму. — Не слишком отвлекайся на это войско призраков. Мы должны остерегаться рыцарей Хаффида, хотя любой повстречавшийся в здешних краях путник может быть опасен. Любой реальный путник.
Коротко кивнув, он быстро пошел по направлению к лагерю. Его походка была настолько легка, что вскоре звуки шагов слились с ночными шорохами.
Тэм смотрел на огромное озеро тумана, расплывшееся внизу. То тут, то там лунный свет изредка освещал тени облаков, проплывавшие над ним. Когда на толпящуюся армию падала тень, факелы исчезали, что подтверждало правоту Пвилла.
Внезапно появилась Элиз. Она подошла так тихо, что юноша подпрыгнул от неожиданности.
— Пвилл считает, что по болоту бродят привидения, — пробормотал Тэм, показав вниз.
От Элиз все еще исходило тепло костра, и юноша чувствовал его в прохладе летней ночи.
— Нам помогут разобраться в этом твои новые «воспоминания»? — спросил он.
— Боюсь, что немного. Эта земля мне неизвестна, как и ее история. Пвилл прав. Перед нами армия призраков, и когда-то она была весьма многочисленной. Посмотри, сколько их!
— Они опасны для нас?
— Нет, я так не думаю. Если, конечно, призраки не устроили засаду, что маловероятно.
Ее ладонь задержалась на мгновение на его руке, потом девушка неохотно убрала ее.
Тэм повернулся, чтобы посмотреть на Элиз при свете луны, и очутился лицом к лицу с ней, поскольку девушка была почти его роста.
Казалось, Элиз изучает его лицо, словно это поле, на котором где-то находится клад. Прильнув друг к другу, они целовались, пока не хлынул дождь. Через мгновение молодые люди промокли насквозь; Тэм чувствовал, как девушка срывает с него одежду. Холодный дождь затекал за рубашку и бежал ручьями по груди. Он оторвал пуговицу, пытаясь расстегнуть ее рубаху. Вода стекала по лицу и глазам. Кожа Элиз была холодной и гладкой, точно лед.
Внезапно девушка стала застегивать одежду, отталкивая руку Тэма от своей нежной и влажной груди.
— Кто-то поднимается по тропинке, — сказала она, сдерживая почти девичий смех.
— Тэм?..
Это был Финнол.
— Синддл думает, что внизу в долине и дальше к югу разводят костры. Он чувствует запах дыма — горит кедр, а в нашем костре его нет.
Казалось, лицо Финнола со всей его редкой седой растительностью претерпевало наводнение из-за непрекращающегося ливня.
Лунный свет продолжал освещать долину внизу, и факелы все еще мерцали в тумане.
Они спустились по теневой стороне холма, застегивая на ходу промокшую одежду.
Синддл бодрствовал, все остальные спали. Огонь догорел, и собиратель легенд раскидывал обугленные бревна, чтобы пламя погасло совсем. Он знаком показал, чтобы Тэм и Элиз следовали за ним.
Проходя мимо лагеря, Элиз поймала руку Тэма и крепко сжала ее.
Когда друзья были уже вне пределов слышимости для спящих, Синддл тихо заговорил:
— Я спускался по тропинке к ручью неподалеку отсюда, и вдруг порыв ветра принес запах дыма. Кедр. Мы сегодня не жгли кедра. Как думаете, это Хаффид? Может ли здесь быть кто-то другой?
Элиз втянула ноздрями воздух.
— Я не знаю.
— Возможно, это Алаан, — предположил Тэм.
— Не исключено.
Элиз снова принюхалась. Тэму показалось, будто она закрывает в темноте глаза, чтобы уловить запах дыма.
— Нужно, чтобы кто-то вернулся на вершину холма, иначе на нас могут неожиданно напасть с той стороны.
— Я пойду туда, — сказал Синддл.
— Не пугайся огней на болоте. Призраки, я уверена, для нас нe опасны.
Синддл, услышав это, на секунду замешкался, потом похлопал Тэма по плечу и удалился.
— Финнол, а когда твоя очередь принимать караул? — поинтересовалась Элиз, с настораживающей беспечностью беря ситуацию под контроль.
— Следующая вахта — моя.
— Значит, тебе нужно выспаться. Я посижу с Тэмом и постараюсь уловить запах дыма. Даже если дело действительно обстоит именно так, как сказал Синддл, мы едва ли можем что-либо сделать до утра. Отдохни. При таком направлении ветра дым нашего костра вряд ли дойдет до них.
Финнола не нужно было долго упрашивать, и он немедленно отправился к своей промокшей постели.
На секунду Тэму показалось, что Элиз отослала всех, чтобы они продолжили начатое, однако, стоя под проливным дождем, девушка не делала попыток приблизиться.
— Я ничего не чувствую. А ты, Тэм?
— Только порой запах нашего костра. Впрочем, мне, наверное, кажется.
— Давай спустимся ненадолго к ручью.
Они стали осторожно спускаться по тропинке, держась за руки. Элиз шла впереди, потому что лучше видела в темноте, чем Тэм. Луна освещала лишь небольшой клочок земли, все остальное покрывала тьма.
Молодые люди остановились и прислушались — осторожность, унаследованная, как подумалось Тэму, от животных.
Элиз пригнулась и замерла. Мелкий дождь барабанил по листьям и воде ручья, однако луна светила так же ровно.
— Возможно, это все-таки дым, — сказала Элиз.
— Хаффид?
— Лучше знать наверняка, чем мучиться в догадках целую ночь.
Элиз зашуршала чем-то в темноте, и Тэм через минуту понял, что она раздевается. Он шагнул к ней, но услышал плеск воды.
Девушка появилась в бледной полоске света, но была ли это Элиз? Она казалась бледнее луны. Спутанные волосы, похоже, стали длиннее.
Элиз оглянулась на юношу и нырнула в темноту.
Тэм нащупал ее промокшую одежду и подобрал, собираясь просушить, пока девушка плавает. Отжал вещи, связал их вместе и положил внутрь своего плаща. Запах Элиз неожиданно потревожил его ноздри. Юноша думал о ней, промокшей насквозь от дождя, прикасающейся влажными губами к его губам…
Мужчины любили Шианон, но она никому не отвечала взаимностью.
Элиз обнаружила, что неизвестные расположились на ночлег неподалеку. Взад-вперед ходили часовые, у воды горел небольшой костер. Никаких признаков Хаффида девушка не заметила.
Он, должно быть, спит, — подумала она.
От мысли о том, что Хаффид настолько близко, Элиз сковал страх. Впрочем, вскоре она поняла, что на воинах нет черных одежд. Двое из них спустились к берегу, едва различимые в тусклом отблеске костра.
Диз внимательно смотрел на кузена, благородные черты лица которого исказила скорбь. Светловолосый и голубоглазый Торен отличался незамысловатой мужественной красотой. Диз вдруг понял, что при лунном свете он напоминает их кузена Ардена. Эта мысль заставила юношу закрыть на минуту глаза.
Намерения Торена всегда приводили Диза в недоумение. Тем более теперь, когда его сознание помутилось после нападения Бэлдора. Что они здесь делают? Абгейл, конечно, не в своем уме. Все эти разговоры о колдунах и невиданных землях… В общем-то он не может сейчас вспомнить, о чем шла речь, однако не верит ни единому слову…
Звон в ушах сливался с журчанием ручья и шумом ветра, создавая в голове совершенную какофонию. Мысли неслись, как испуганные птицы.
— Мне кажется, он опасный слабоумный, — сказал Диз.
— Попридержи язык, Диз, пожалуйста. — Торен посмотрел на кузена с некоторым беспокойством. — Я знаю Гилберта Абгейла много лет. Его рассудок более здрав, чем твой или мой — а я ведь кое-что знаю о сумасшествии.
Диз кивнул. Перед ним предстал смутный образ отца Торена.
— Конечно, и все-таки этот человек несет околесицу. Некто, путешествующий в недоступные другим людям земли… Чушь. Впрочем, мы тем не менее каким-то образом попали туда — так он утверждает.
— Ты хорошо знаешь эти края, Диз. Вблизи Апхилла нет ни холмов, ни подобных лесов. Мы находимся в дикой местности, где должны быть лишь пастбища и небольшие рощи. Ты слышал, что сказал человек Абгейла, выросший неподалеку.
— Да, слышал, однако, как ты правильно заметил, это человек Абгейла, один из Рыцарей Обета. Извини, мне с трудом верится, что мы гонимся за колдуном. За очередным негодяем — допустим. Я даже готов поверить, что он — именно Хаффид, а не сэр Эремон, хоть это и звучит нелепо. Но чтоб совсем колдун?.. Если таковые существовали, то сотни лет назад, Торен. Не-ет, человек, которого ты считаешь другом и который себя считает Рыцарем Обета — Рыцарем Обета! Ха! — этот человек либо лжет, либо сошел с ума.
Торен положил руку Дизу на плечо.
— А как твоя голова, кузен?
— Торен, мое состояние здесь ни при чем. Это голос разума!
— Когда ты едешь среди гор, которых здесь быть не должно, то вполне разумно предположить, что случилось что-то необычное.
Диз открыл рот, чтобы возразить, однако Торен выставил руку перед собой.
— Верь чему хочешь. Неоспоримым является тот факт, что наши кузены сейчас в компании Хаффида, и это весьма странно и более чем настораживает.
Торен бросил взгляд на крутой склон за лагерем.
— Надеюсь, Хаффид и его черные рыцари не учуют запах нашего костра сегодня ночью.
— Они далеко, идет дождь, и ветер достаточно сильный. Я бы так не беспокоился. И что с того, если Хаффид нас найдет? Пусть попробует сразиться с войском Ренне. Не зря же наши рыцари выходили победителями из каждого поединка на турнире.
Торен не обратил внимания на эту реплику.
— Диз, Диз, ты слушаешь? Это необычный человек…
Однако он тут же умолк, явно решив сменить тему.
— Как думаешь, Сэмюль и Бэлд сговорились с Хаффидом убить меня?
Диз пытался придумать что-нибудь в ответ, но Торен продолжал:
— Бэлдор был одним из тех, кто предложил преследовать Хаффида за то, что его рыцари сделали фаэлям. Его ненависть к Хаффиду казалась искренней.
— Возможно, такого впечатления он и добивался, кузен.
Торен посмотрел на Диза.
— Ты думаешь, он был уверен, что я не допущу расторжения Славного Мира?
— Я и сам мог бы это предсказать, — ответил Диз.
Торен кивнул.
— Да, но у тебя более острый ум, чем у Бэлда.
Он нахмурился, и между бровями появилась глубокая морщина.
— Возможно, я все время недооценивал степень ненависти Бэлда ко мне. Однако это не объясняет поведения Сэмюля. Невозможно поверить, что Сэмюль мог предать семью Ренне ради союза с Уиллсами.
— Боюсь, что описание, сделанное толстым трактирщиком, не оставляет места сомнению.
— Все так, но тут есть что-то странное, Диз. Что-то, нам непонятное. Во всяком случае, пока.
С этим вряд ли можно было поспорить. Что же замышляют Бэлд и Сэмюль?
Торен положил руку на плечо Диза и встретился с ним взглядом.
— Продолжим свой путь и посмотрим, во что же ввязались наши кузены. Глупо поступать иначе. Согласен?
Диз замешкался, потом кивнул.
Ему не удавалось придумать такой аргумент против, который не бросил бы тень подозрения на него самого, особенно теперь, когда все мысли пребывали в таком беспорядке. Потом юноша задумался: не говорит ли это в нем чувство вины? Наверное, даже если бы он стал настаивать на прекращении погони, Торен ничего бы не заподозрил. С какой стати?
— Можем ехать дальше, — произнес Диз, — но если то, что говорит Абгейл, правда, то нам не следует слишком далеко заходить в эти неведомые земли.
Торен расплылся в улыбке.
— Минуту назад ты называл Гилберта сумасшедшим. А теперь рассуждаешь о достоверности его слов?
Диз промолчал.
Торен ласково похлопал кузена по плечу.
— Постарайся заснуть, Диз. Отдых для тебя сейчас — лучшее лекарство.
Диз кивнул.
— Я еще не готов спать.
Он посмотрел на небо, просвечивающее сквозь ветви деревьев, что нависали над рекой. На верхушке холма было все еще светло, а здесь, в долине, уже вовсю бродили тени. Дизу это напомнило его собственный рассудок — опутанный сумраком, но кажущийся со стороны ясным и чистым.
— Я хочу поговорить с Абгейлом, — сказал Торен и с присущем ему грациозностью поднялся с места.
Диз пожал кузену руку, чувствуя силу в ответном пожатии. Юноша смотрел, как Торен направляется к лагерю.
Оставшись один, Диз глубоко вздохнул и потер виски. Разговор с Тореном усилил головную боль.
— Этим я обязан тебе, Бэлдор, — пробормотал Диз.
— Ты поэтому за мной едешь? Чтобы отдать долг? — послышался странный шипящий голос.
Диз вскочил с камня, на котором сидел, и быстро выхватил меч из ножен. Там, в воде, в тени склонившегося над рекой дерева, он увидел женщину!
— Кто ты вообще токая? — спросил он.
Странная дама немного отплыла назад, глядя на меч в руке юноши.
— Ты бы не поверил, если бы я сказала, — прошептала женщина.
Диз пригляделся к ней. Волосы, мокрые, блестящие и… странные — будто морские водоросли — ниспадали на бледные плечи. Лицо оставалось в тени.
Диз поднес руку к голове. Резкое движение острой болью отозвалось в помутившемся мозгу.
— Ты нездоров, — с неожиданным сочувствием произнесла женщина.
— Да, к тому же у меня, похоже… галлюцинации.
Он медленно сел на камень и опустил меч.
— Меня редко кто называл галлюцинацией.
Диз крепко сомкнул веки, однако, открыв глаза, обнаружил неизвестную на прежнем месте.
— Твой кузен прав, — тихо сказала она. — Хаффид — колдун, как и утверждает этот Абгейл. Вам следует быть осторожными.
— Я не смогу убедить Торена вернуться.
— Похоже на то. Чего он хочет? Отомстить Хаффиду и вашим кузенам?
— Отомстить? Нет, это не в духе Торена. Справедливый суд для Бэлдора и Сэмюля — вот его намерения. Хаффид? Я не знаю, как поступят с Хаффидом. Он наш враг, да и враг Абгейла тоже. Но Абгейл его боится. Вот что я думаю.
— Абгейл и Рыцари Обета… Ведь вы их так называете?
— Да. Торен утверждает, что Абгейл — потомок рыцаря, пережившего падение Холодной Башни… или сам рыцарь, который был в отъезде в то время, не помню точно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51


 Гоник Владимир - Преисподняя