от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Тэм стоял и смотрел ей вслед. Она скрылась за деревьями, и юноша почувствовал, что его сердце стремится к Элиз.
Она была достойна жалости.
— Ну что, отстаем, да? — сказал Финнол. — Давай, кузен, догоняй. Ты вечно плетешься в хвосте. Не могу же я всегда делать за тебя работу.
Через полчаса они оказались внизу у болота. Бэйори и Пвилл осторожно загружали лодку. Элиз в беспокойстве следила за берегом.
Финнол, стоявший неподалеку, тихо позвал друзей. Он пристально смотрел в камыши, росшие у кромки воды.
Все быстро подошли поглядеть, что же он нашел.
На краю болота в мелководье лицом вниз лежал мужчина в грязной изорванной одежде.
Элиз нагнулась и перевернула его.
— Ему перерезали горло, — сказала она и перешагнула через тело. — Но мне пригодится вот это.
Девушка вытащила из воды меч. Неожиданно Элиз отпрянула, словно от удара, и уронила оружие. Минуту она глядела на клинок, затем нагнулась и подняла его снова, опустив лезвие в воду.
— Хаффид здесь, — произнесла девушка, указывая на берег. — Недалеко. Надо уходить.
Все побежали к лодке и через мгновение плыли по болоту.
— Куда теперь? — недоумевал Финнол. — Как мы найдем Алаана на в этом огромном покрытом туманом болоте?
Элиз села на носу лодки, опустив лезвие меча в воду.
— Плывем туда, — сказала она, указывая направление. — Как можно быстрее и как можно тише. Хаффид практически дышит нам в затылок.
Лодка быстро скользила по воде, несмотря на тяжелый груз, и вскоре выплыла из тумана. Странный потускневший меч Элиз все еще держала в воде. Спустя некоторое время она немного расслабилась.
— Он уже не так близко, — сказала девушка уже не шепотом, как раньше, хотя до этого они почти не говорили.
Тэм заметил, что Синддл скорчился, и его лицо исказила боль.
— Что случилось? — спросил юноша.
Собиратель легенд с трудом выпрямился.
— Случилось?.. Болото, Тэм. Оно изобилует историями, словно жизнеописания всех людей мира стеклись сюда и лежат здесь слоями, как ил, глубоко под нами. На самом дне лежит великая история. Это легенда о волшебнике, я думаю, но мне слышно только эхо. Однако великая легенда ускользает от меня.
— Легенда об Эйлине, Синддл, — объяснила Элиз, не сводя глаз с воды. — Это брат Уирра, в честь которого раньше называлась река Уиннд. Отцом Эйлина Уирра был Тузиваль, а матерью — лебедь. Тузиваль заколдовал ее так, что при свете луны она становилась девушкой: ее звали «вечерний лебедь». Она снесла три яйца. Если бы они вылупились ночью, они стали бы вечерними лебедями, как их мать; но при свете дня они превращались в человеческих детенышей. Двое вылупились до захода солнца, но одно яйцо припозднилось — девочка. Сыновьями оказались Эйлин и Уирр, дочерью — Шианон, которая не прожила и трех лет. Уирр назвал в ее честь свою собственную дочь: Шианон — вечерний лебедь.
Элиз откашлялась и продолжала:
— Задолго до того, как дети Уирра появились на свет, братская любовь иссякла. Разум Эйлина помутился. Хотя раньше он обладал волевым и властным характером, теперь стал труслив и подозрителен. Часто говорили, что в королевстве Эйлина дышать может только король. Даже его единственный сын покончил жизнь самоубийством, не в силах терпеть отца-тирана.
Элиз на секунду смолкла.
— Эйлин являлся большим колдуном и обладал такими знаниями, которые были недоступны его более мудрому брату. И Эйлин использовал свои страшные чары. Земли между королевствами разделили так, чтобы никто не смог проехать между владениями братьев. Но в колдовстве оказался изъян, и границы королевств иногда открывались, в чем вы смогли убедиться, спускаясь вниз по реке. А теперь Эйлин лежит здесь и спит долгим сном, полным мрачных грез. Истории всех людей собраны в водах болота, поскольку Эйлин всегда контролировал даже это. И вот мы здесь: ищем сына Уирра, причем другой его сын гонится за нами, желая убить.
Глава 22
Хаффид всматривался в небо над утонувшим в тумане болотом.
— Не это ли место описывал воин моего отца? — тихо спросил принц.
Хаффид сначала не ответил, потом неохотно кивнул.
— Разве ты не говорил, что Алаан пытался заманить тебя сюда, чтобы ты не узнал о возвращении Шианон? Однако мы все-таки здесь.
Слуги Хаффида начали потихоньку отходить от хозяина. Даже Сэмюль Ренне почувствовал гнев, исходящий от колдуна. Майкл понимал, что лучше остановиться. Дразнить Хаффида было и страшно, и опасно.
— Вероятно, это слишком рискованно, — произнес юноша, и во рту у него пересохло. — Как-никак, два колдуна…
Хаффид развернулся и пристально смотрел на принца до тех пор, пока тот не отвел взгляд.
Когда Майкл поднял голову, Хаффид уже отвернулся.
— Мы направляемся к болоту, — приказал он рыцарям. Принц с облегчением вздохнул. Хаффид не ударил его, как опасался юноша.
— Ты блефуешь без козырей, — негромко сказал Сэмюль Ренне.
Он стоял рядом с Майклом, стараясь не смотреть на него, словно не хотел, чтобы их видели вместе.
Принц пожал плечами.
— Ничего не могу поделать, — искренне ответил оп. — Все так его боятся. Кто-то должен постоять за себя.
— Это глупый риск.
Слова Сэмюля Ренне не удивили Майкла. Сэмюль был самым незаметным человеком из всех, кого Майклу довелось встречать: почти тенью. И все же у принца было ощущение, что Сэмюль совсем не дурак.
Наверное, один я дурак, — подумал Майкл. Он поднял мешок и перекинул его через плечо.
Принц Майкл Иннесский с трудом выдрал ногу из засасывающего ила, потерял равновесие, споткнулся и с чавканьем упал в липкую жижу.
Один из рыцарей Хаффида, идущий рядом, сердито глянул на принца. Дно болота было податливым все утро, но оно не пыталось утащить сапоги при каждом шаге. Сейчас ил, напротив, стремился затянуть в свои глубины или по крайней мере замедлить шаг до черепашьего.
Принц оглянулся на изогнутую вереницу воинов, уходящую в туман. Они брели вперед, словно во сне, пытаясь сохранять равновесие, иногда падая.
Войско старалось придерживаться открытой воды. Не прошло и часа с момента их появления на болоте, как одного из воинов укусила змея. Хаффид отправил его назад вместе с товарищем. А через два часа они снова встретили этих же солдат, заблудившихся в непроглядном тумане. Спустя некоторое время укушенный умер, и все продолжили путь, притихшие и настороженные.
Хаффид время от времени погружал меч в болото: опускал лезвие в воду и стоял неподвижно, закрыв глаза. Затем рыцарь указывал направление и его люди начинали двигаться вперед. Их преследовали тучи насекомых, остервенело кусая и жаля куда попало. Красно-коричневый слепень бил так, что мог бы посрамить стервятника.
Войско брело вперед; его предводитель шел посредине, окруженный со всех сторон охраной. Затем шли лорды Ренне, за которыми тянулись остальные подданные Хаффида. Шествие замыкал принц Майкл и арьергард из четырех черных рыцарей. Стены густого тумана смыкались вокруг. Остановившись на минуту, можно было легко потерять попутчиков из виду. Принц знал, что в этом случае человеку суждено бродить по болоту кругами, пока не появится солнце или не наступит смерть от истощения. Где отдохнешь в таком месте? Майкл содрогнулся, представив, каково сидеть в мрачном болоте, пытаясь заснуть так, чтобы не упасть и не захлебнуться во сне. Какая ужасная и позорная смерть… Могла, правда, укусить змея. В этом случае смерть была бы быстрой, но мучительной.
У принца появилось желание бросить кольчугу в болото и довериться судьбе, однако, подумав, он решил, что Хаффиду известно побольше об этом гиблом месте, а черный рыцарь оставался кольчуге. И Ренне не снимали броню, хотя, вероятно, тоже следовали примеру Хаффида, поскольку в военном деле были искушены не больше, чем принц Майкл, несмотря на всю доблесть, демонстрируемую на рыцарских турнирах.
Майклу приходилось прилагать большие усилия, чтобы передвигать ноги. Неожиданно он услышал, как Хаффид громко выругался. И еще раз — погромче и более внятно. Черный рыцарь замер, держа в руках меч, погруженный в темную воду. Внезапно глаза его широко раскрылись, он затряс головой и снова разразился ругательствами.
Принц готов был поспорить, что рыцарь учуял и Алаана, и Шианон.
Через час войско остановилось на короткий привал, и Хаффид послал за ним.
Принц Майкл побрел туда, где стояли Хаффид с охраной.
— Тот воин, которого мы допрашивали в палатке твоего отца… ты знал его?
Майкл удивился, насколько мягким и даже заботливым казался голос Хаффида. Словно он уже забыл об утреннем происшествии, и язвительные насмешки теперь не имели никакого значения.
— Я не могу утверждать, что знаю его хорошо. Он много лет служил моему отцу, как и его отец.
— Ты доверял ему?
— Конечно, да. Я доверяю всем воинам отца.
На мгновение серьезное лицо Хаффида озарило некое подобие улыбки.
— И, как мне кажется, напрасно. Но сейчас мы говорим о конкретном человеке. Ты не припоминаешь ничего, что заставило бы сомневаться в нем? Ни малейшего эпизода?
Принц Майкл задумался, недоумевая, почему это так интересует Хаффида.
— Ничего. В конце концов я близко с ним знаком не был.
Некоторое время Хаффид обдумывал услышанное. Казалось, его седая борода, волосы и бледная кожа сливаются с туманом пасмурного дня.
Черный рыцарь взглянул на лордов Ренне.
— Осторожнее с ними, — тихо произнес он. — Если это ловушка, то мои рыцари отправят их на тот свет, не разбираясь, на чьей стороне эти кузены на самом деле…
Принц Майкл кивнул, и Хаффид вернулся к охране.
Принц недоумевал, мог ли тот воин, что умер в палатке отца, быть союзником Алаана. Хотя — почему бы и нет? Алаан сам вербовал сторонников.
Уровень воды опустился почти до середины икр, ила больше не было. Войско маршировало по редкой жесткой траве. Пару раз отряд останавливался из-за того, что Сэмюль и один из рыцарей Хаффида слышали крик, но он не повторялся, и армия шла дальше.
Майкл догадывался, что день близится к вечеру, хотя точно определить было невозможно, поскольку солнце где-то пряталось. Его лучи едва освещали топь — как и в начале похода по болоту. Тени ни росли, ни уменьшались. Принцу казалось, что время решило отдохнуть, а они остались бродить во мраке, в котором негде присесть — или даже прилечь — после долгого пути.
Внезапно Майкл ткнулся в спину идущего впереди рыцаря.
В дымке, на поросшем мхом длинном мертвом дереве, стоял старик в доспехах, держа в руках древний палаш. Длинным клинком он указал на Хаффида.
— Ты вышел за пределы земель своего отца, сын Уирра. Что тебе надо во владениях моего хозяина?
Голос старика напоминал отдаленные раскаты грома.
— Это мое дело, — гордо отвечал Хаффид, и голос его внушал страх.
— Здесь не Единое Королевство, — продолжал старый рыцарь, по-видимому, нисколько не испугавшись человека, которого боялись все. — У тебя нет разрешения путешествовать здесь, и ты не найдешь выхода без моей помощи. Что тебе надо?
Принц Майкл посмотрел на Хаффида, пытаясь разгадать, что кроется под невозмутимой маской.
Рыцарь молчал минуту, а когда начал говорить, его голос звучал мягко и ровно.
— Я здесь, чтобы примирить брата и сестру, которые давно враждуют и не могут побороть свою ненависть. Я не желаю зла ни тебе, ни кому бы то ни было.
Старик умудрялся касаться острием клинка груди Хаффида, хотя сам стоял на расстоянии дюжины шагов.
— Поворачивай назад, и ты найдешь выход. Если пойдешь вперед, закончишь так же, как остальные. Поворачивай. Ты первый, кто удостоился предупреждения.
— Я не могу уйти и позволить брату и сестре убить друг друга. Не позволишь ли нам пройти? Мы покинем эти земли через день или два.
Принц видел, как старик, окруженный клубами тумана, задумался.
— Молись, сын Уирра, что брат выведет тебя отсюда.
Мутная волна накрыла старого рыцаря, а когда дымка рассеялась, его уже не было.
— Кто это такой? — спросил Сэмюль Ренне.
— Это? Это «Долг», облеченный в форму человека. Тысячу лет он сторожит эти границы.
— Охраняя их от кого?
Черный рыцарь покачал головой, уставившись в туман, словно снова увидел там старого воина.
— Охраняя — что? Вот в чем вопрос. Зачем его хозяину понадобилось ставить кого-то на страже? Что он здесь прячет и что Алаану известно об этом?
Хаффид снова покачал головой, будто очнувшись от сна, окунул меч в воду, затем указал влево.
— Сюда. Скорее.

* * *
От долгой ходьбы по болоту у принца Майкла заболели ноги. Он едва успевал за Хаффидом и его неутомимыми рыцарями. Видя, как черные плащи исчезают в непроглядной мгле, Майкл чувствовал себя узником, которого ведут на казнь молчаливые слуги Смерти.
Рыцарь, возглавлявший шествие, внезапно с громким чавкающим звуком ушел под воду. Остальные бросились вытаскивать его, и тут же еще один исчез в мутной жиже. Воин не просто упал, а ушел вертикально вниз.
— Трясина!.. — закричал Хаффид, протягивая руки, чтобы удержать рыцарей.
Хаффид и один из его воинов осторожно прощупали ногами край ямы. Затем, поддерживаемые сзади, стали шарить под водой руками. Вдруг Хаффид приказал слугам тянуть, и вместе они вытащили задыхающегося воина. Через мгновение нашелся второй рыцарь, но его вытащили слишком поздно.
Первый воин долго кашлял и хватал ртом воздух, пока наконец не смог стоять на ногах.
— Кто из вас умеет плавать? — спросил Хаффид. Несколько человек выступили вперед, среди них и принц Майкл. Хаффид ткнул пальцем в него.
— Так. Ты пойдешь первым. Сбрось кольчугу.
Затем он обратился к Сэмюлю Ренне:
— А ты будешь его сопровождать.
Обернувшись, Хаффид приказал:
— Всем идти строго за ними. Не отклоняться! Эти гнусные ямы роет какая-то рыба и мечет в них икру. Таких ловушек полно в здешних местах. У меня нет времени спасать каждого дурака, который не смотрит под ноги.
Принц расстался с прекрасными доспехами, сбрасывая их, как змея кожу, и наблюдая, как они тонут в мутной воде. Набивной камзол он оставил, но даже в нем сразу почувствовал прохладу. Принц заметил, что ни Хаффид, ни кто-либо еще не последовал его примеру.
— Что ж, похоже, мы пойдем в расход скорее, чем его рыцари, — шепнул Сэмюль.
Принц Майкл пожал плечами.
Они пошли впереди, чувствуя за спиной присутствие Хаффида, направляющего их, словно невидимое течение. Хотя воины прощупывали дно остриями мечей, дважды они все-таки провалились в топкие ямы, плюхаясь в воду с головой.
Вскоре принц почувствовал себя совершенно измученным. Перед глазами Майкла стояли два воина, поглощенные темной водой. Казалось, что-то большее, чем собственный вес, тянуло их вниз.
Пару часов спустя отряд перестал натыкаться на топкие ямы, и принц Майкл вздохнул свободнее.
Туман все еще клубился вокруг, и войско продвигалось в мрачном молчании, которое иногда прерывал Хаффид, негромким голосом указывая дорогу. Принц Майкл умудрился перекусить на ходу и сейчас то и дело прикладывался к фляге с водой. Впрочем, несмотря на это, он был страшно голоден и буквально умирал от жажды.
Болото казалось неестественно тихим, словно незваные пришельцы встревожили его жителей. Принц понимал, что так влиять на окружающее мог только Хаффид.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51


 Истерман Дэниел - Ночь Седьмой тьмы