от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мне пока не хочется, чтобы нас нашли. Когда Каибр узнает, что я вернулась, пусть будет уже поздно.

* * *
Принц Майкл вскарабкался на скользкий от росы берег. Зеваки в карнавальных костюмах все еще толпились там, уставившись на реку, окутанную дымкой. На уровне дороги мгла рассеивалась, словно туман протекал под мостом, перекинутым через Вестбрук. Зевакам — то есть знати, возвращавшейся с бала у Ренне, — сказали, что лошадь сбросила леди Элиз с моста. Впрочем, принц Майкл сомневался, что кто-то в это поверил.
Одно было очевидно: никогда еще бал у Ренне не давал столько поводов для сплетен.
Неподалеку принц Майкл увидел лорда Каррала, который сидел на лошади, укутанный в толстое шерстяное покрывало. Его лицо, уже не скрытое маской, имело такое несчастное и жалкое выражение, что у Майкла дрогнуло сердце.
— Есть новости, сэр? — поинтересовался слуга, державший за повод коня Каррала, когда принц появился из тумана.
Майкл покачал головой и, помня о горе лорда Каррала, сказал:
— Нет. Ни плохих, ни хороших.
Неожиданно он вспомнил странное поведение Хаффида в момент, когда колдун опустил меч в реку. Однако поскольку смысл случившегося оставался для принца тайной, он промолчал.
— Принц Майкл, это вы? — спросил лорд, как будто у него были в этом сомнения.
Принц знал, что у Каррала Уиллса отличная память на голоса.
— К вашим услугам, — откликнулся он.
— Вы действительно так считаете или сказали мне это из вежливости? — неуверенно спросил лорд.
— Конечно же, я так считаю, сэр.
— Хорошо, потому что я как раз собирался попросить вас об услуге. Не могли бы вы найти себе лошадь и проехать со мной вниз?
— Разумеется. Я провожу вас до лагеря Уиллсов, если желаете.
Обычно невозмутимое лицо лорда внезапно исказила скорбь.
— Я поеду в другую сторону, — тихо сказал Каррал.
— К замку Ренне?.. — Принц невольно оглянулся. — Впрочем, не важно… Это ведь не мое дело, куда вы поедете. Сейчас я найду своего слугу.
Спустя пару минут он уже был в седле и следовал за лордом Карралом по мосту.
Наряду с зеваками в ожидании новостей там стояли и знатные представители обеих семей — и принца Майкла, и лорда Каррала. Среди них было несколько охранников, однако никому не показалось странным, что принц Иннесский и отец утонувшей девушки пересекают мост. Можно было подумать, что они едут узнать новости с другого берега.
Через мгновение Майкл и лорд миновали кортеж родственников и оказались на тенистой дороге, где им изредка встречались ошеломленные страшным известием люди. Тусклый свет луны и звезд пробивался сквозь листву и освещал путь, когда ветер шевелил ветви.
— Вам не следует ехать дальше, — сказал лорд Каррал.
— Но уже поздно, а вас охраняет только один невооруженный слуга…
— И достаточно. После того, что потеряно этой ночью, кошелек я отдам любому.
Они остановили лошадей в полоске лунного света и спешились. Почти тут же до них донесся конский топот.
Из темноты появились шестеро всадников. Принц Майкл подумал, что Хаффид отправил кого-то на поиски лорда Каррала, однако воины не были ни черными рыцарями, ни слугами семьи Уиллсов.
Всадники проскакали мимо, обдав путников фонтаном песка и мелкого щебня.
— По-моему, это была синяя форма клана Ренне, — заметил принц Майкл. — Но куда они так спешат, ума не приложу.
Внезапное появление всадников показалось ему тревожным знаком.
Лорд Каррал промолчал, затем неожиданно произнес:
— Вы пытались, принц Майкл. Мы все пытались, но не смогли ее спасти…
И снова старый менестрель закрыл глаза, глотая слезы.
— Не вини себя, — добавил он. — Хаффида трудно одолеть.
— Что вы собираетесь делать? — проговорил принц.
— Тебе лучше не знать, — ответил Каррал и, повернувшись к слуге, тихо сказал: — Помоги мне сесть на лошадь.
Принц Майкл смотрел вслед удалявшейся фигуре менестреля, пока тот не скрылся в тени деревьев. Серый конь Каррала в темноте напоминал бледное пятно; казалось, будто лорд едет на облаке, но и оно тоже вскоре исчезло.
Принц пришпорил коня и поскакал в обратном направлении.
Перед мостом он встретил одного из рыцарей отца с факелом в руке.
— Кто были эти всадники? — спросил принц Иннесский.
— Вы разве не слышали? — ответил человек. — Арден Ренне мертв: погиб от стрелы, пущенной рукой убийцы, сегодня ночью.
Полоска тумана стелилась по низовью долины, извиваясь в лунном свете. Тэм и его товарищи перешли через луг, спускавшийся к реке. Внизу в дымке стояли темные деревья.
Они вернулись в Страну-меж-Гор, однако их план по уничтожению Хаффида не удался — Алаан бежал, преследуемый людьми колдуна…
Путники медленно шли, их фигуры отбрасывали длинные тени. Тэм гадал, так ли его друзья выбились из сил, как он сам. После всего, что случилось этим вечером, его чувства притупились: бурные события унесли прочь эмоции. Тэму хотелось лишь лечь и заснуть, закутавшись с головой в одеяло: он мечтал только о том, чтобы его оставили в покое.
— А там что такое? — спросил Финнол у Тэма, показывая рукой вперед.
Преодолев уступ холма, друзья увидели еще одну полосу смутной дымки, петляющую среди деревьев.
— Похоже, это и есть Вестбрук, — ответил Пвилл, оглядываясь в поисках скрывшейся луны. — Две реки скорее всего соединяются там, за лесом, — добавил он.
— Значит, наш лагерь не так далеко отсюда, — промолвил Синддл.
— Нам стоит поторопиться, — заметил Пвилл. — Посмотрим, вернулся ли Алаан.
Тут Финнол тяжело опустился на камень.
— Дайте мне отдохнуть. После этой сумасшедшей ночи я никак не могу прийти в себя. Признаюсь, я очень устал и до сих пор напуган. Меня трясло от одного лишь пребывания в том месте… вдобавок нас пытались убить прислужники Хаффида.
На мгновение он закрыл лицо руками. Тэм подошел и дружески похлопал Финнола по плечу.
— Что случилось с Бэйори? — громко спросил Финнол.
— Не знаю, — ответил Тэм, — надеюсь, с ним не произошло ничего страшного.
— Тогда почему он не встретил нас в саду, как мы договаривались?
— Много чего могло произойти в замке Ренне, — тихо сказал Тэм. — Наверняка найдется самое простое объяснение, например в царившей там суматохе он оберегал какую-нибудь старушку. Да, это было бы на него похоже. Если повезет, женщина усыновит Бэйори и оставит ему огромное наследство.
Шутку никто не принял. Тэм знал, что право острить следовало предоставить Финнолу.
Пвилл молчал, то и дело поглядывая в сторону Вестбрука.
— Идем, Финнол, — сказал Тэм, опять похлопав кузена по плечу. — Мы спустимся в наш лагерь и найдем там еду и питье. Это поможет больше, чем отдых.
— Ничего не поможет, пока не прекратится это безумие.
Однако Финнол решительно встал, и путники продолжили спуск с холма.
Внизу они увидели изрезанную колеями проселочную дорогу, ведущую в небольшой лес. Пришлось пробираться через темные заросли, не пропускавшие даже лунного света.
Выйдя на свет, друзья наткнулись на тропинку вдоль покрытой дымкой реки и пошли по ней, пробиваясь сквозь серую хмарь тумана.
Кое-где вдоль дороги или неподалеку от нее на ночлег располагались люди. Они сидели у костров, играли сами или слушали музыку, которая показалась Тэму более тоскливой и грустной, чем он мог предположить. Впрочем, возможно, она как раз подходила для окончания ярмарки. Кроме того, музыка эта вполне соответствовала его настроению.
К путникам приблизились двое всадников, и друзья на мгновение застыли в нерешительности — как будто случись что, им удалось бы скрыться с освещенной лунным светом дороги.
И тут Синддл сделал успокаивающий жест.
— Это фаэли.
Вскоре молодые люди подошли к всадникам.
— Синддл!.. — удивленно воскликнул один из них. — Нанн послала людей разыскивать тебя.
Тэм подумал, что они, должно быть, весьма странно выглядят в перепачканных и изорванных костюмах, сшитых из великолепных тканей.
— Ну, вот он я, перед вами, — ответил собиратель легенд. — Что же такое срочное понадобилось Нанн, раз она не захотела подождать?
Всадники переглянулись.
— Плохие новости, старина Синддл, — тихо сказал один из них. — Ночью умер Рэт. Поднялся сильный западный ветер. Когда он стих, Рэт был уже мертв.
Синддл мгновение стоял неподвижно, а потом в ужасе закрыл рот рукой.
— Возьми мою лошадь, — сказал один из фаэлей, спрыгивая на землю.
Собиратель легенд покачал головой:
— Нет, двое наших друзей потерялись этой ночью. Пока мы их не найдем, Рэту придется подождать.
— Но как же так, Синддл? — возразил Тэм. — Конечно же, мы найдем Бэйори и Алаана, можешь не беспокоиться. Всем известно, что Рэт был твоим другом и учителем.
Синддл повернулся к Тэму, и его глаза заблестели в свете луны.
— Сейчас я должен остаться со своими друзьями, — ответил он, а затем обратился к посланцу: — Передай Нанн, что я приду, когда смогу. Я еще нужен живым.
Человек, предлагавший лошадь, взглянул на напарника и кивнул. Тэм не был знаком с обычаями фаэлей достаточно хорошо, однако понял, что всадники не ожидали такого ответа от Синддла.
Когда всадники удалились, друзья продолжили путь, не проронив ни слова. Никто не знал, что сказать.
Синддл неподвижно смотрел на теряющийся во мраке путь, предоставив остальным заботиться о безопасности на дороге, пользующейся дурной славой.
— Позвольте мне рассказать вам кое-что, — заговорил Синддл, когда друзья прошли мимо группы поющих людей, расположившихся на ночлег у обочины. — Эту историю я поведал бы на похоронах Рэта. Легенду нашел сам Рэт, хотя она пришла к нему медленно, постепенно, слово за словом, и первые фразы, услышанные им, напоминали всего лишь шепот…
Синддл глубоко вздохнул, помолчал немного и звучным голосом начал:
— Давным-давно на берегах великой реки жила молодая девушка по имени Нинэль. Ее родители пересекли ту реку и ушли в мир иной, когда она была маленькой, а затем умер и ее единственный брат. Девушка осталась одна в доме, ухаживала за садом и домашними животными. Природа в тех краях была удивительно красива, и Нинэль видела, как сменяются времена года, как осенью созревают яблоки на деревьях, как весною цветут вишни. Ее дни были наполнены трудами и прогулками вдоль реки, поскольку девушка была хозяйкой всех лесов и полей вокруг. Бывало, ей чудились ночью голоса, и она просыпалась, однако, подойдя к окну и прислушавшись, различала лишь журчание реки и шепот деревьев.
Однажды вечером Нинэль отправилась на берег реки, чтобы вытащить невод, и увидела черного лебедя, запутавшегося в сетях. Девушка очень бережно распутала нити и выпустила напуганную птицу на волю. Когда же лебедь отплыл на дюжину футов, то остановился и обернулся, внимательно рассматривая ее осмысленным взглядом.
«Почему ты меня выпустила?» — спросил лебедь.
«Потому что ты слишком красив, чтобы умереть», — отвечала Нинэль, восхищаясь волшебным созданием, которое принесла река.
«Как и многие, однако смерть забирает всех, — сказал лебедь и начал отплывать от берега, но потом остановился. — Я у тебя в долгу, — добавил он. — Приходи сюда, и каждую ночь до конца лета я буду рассказывать тебе древние легенды».
Так и случилось.
Каждый вечер в сумерках девушка ждала чудесную птицу на берегу реки. Как только на землю опускалась темнота, появлялся лебедь. Он плавал вдали от берега и рассказывал новую дивную историю. После стольких лет одиночества голос лебедя был для Нинзль настоящей отрадой, и она стала замечать, что повседневные заботы потеряли прежнюю важность. Она жила ради того, чтобы в конце дня услышать очередную легенду лебедя.
Все лето наслаждалась она ночными сказками, однако приближалась осень, и девушка поняла, что остается услышать всего несколько историй, а потом вновь настанет пора одиночества и тишины. В последнюю ночь сказок она принесла в небольшом мешке сеть.
Когда лебедь заканчивал свой рассказ, девушка вытащила из мешка невод, но поняла, что не в состоянии его забросить. Ей невыносима была сама мысль о том, что можно пленить это удивительное создание небес и вод.
Лебедь завершил повествование и уплыл. От отчаяния и одиночества Нинэль бросила сеть в реку, легла на холодный берег и заплакала при свете звезд.
Утром девушка опять пошла к реке и с ужасом обнаружила, что лебедь снова попал в сеть, только на сей раз он был холоден и неподвижен. Нежно высвободила она утонувшую птицу и отнесла ее на берег, где развела погребальный костер.
Когда костер догорел дотла, Нинэль собрала пепел и высыпала его в холодные воды.
В эту ночь она пришла на берег и рассказала историю. И на следующую ночь поступила так же, и дальше — пока не минуло ровно сто ночей.
В сотую ночь девушка снова ходила по берегу, рассказывая историю. Как только она закончила, берег под ее ногами обвалился, и девушку снесло в ледяную реку.
Изо всех сил старалась Нинэль доплыть до берега, однако течение было слишком быстрым, и берег осыпался каждый раз, едва она дотрагивалась до него. Замерзнув и ослабев, девушка заметила, что неподалеку плывет черный лебедь.
«Вот ты и отомстил!» — простонала она, опускаясь все глубже под воду.
«При чем тут месть? — удивился лебедь. — Я теперь всего лишь призрак и не в силах влиять на события вашего мира».
«Неужели ты не можешь спасти меня? — закричала девушка. — Я еще не готова пересечь реку смерти!»
«Мало кто бывает готов, — отвечал лебедь. — Я не в силах помочь тебе, даже если бы пожелал. Но я могу рассказать тебе печальную историю об одинокой девушке, которая жила на берегах великой реки…»
Глава 2
Поспешно спускаясь по склону, Алаан оступился и ушиб колено о камень, порвав при этом свой великолепный костюм. Из-за сильной боли он несколько сбавил шаг и, пока скользил и полз по утесу, больше опирался на руки.
Алаан прижимался к земле, когда порывистый ветер, жутко завывая, набрасывался на него и одеждой хлестал по лицу. Руки дрожали, колено пульсировало болью. Наверху были слышны голоса, однако слова терялись и исчезали в свирепствующем небе.
Интересно, а он тоже там? — думал Алаан.
Здесь ли Хаффид? Неужели его заманили сюда, подальше от войск принца Иннесского?
Постепенно ветер стих, а на онемевшее колено теперь уже можно было опираться. Внезапно в камень рядом с рукой Алаана ударила стрела — и отскочила, звякнув наконечником.
Алаан отпрыгнул в сторону, упал и прокатился дюжину футов вниз. Вытянув из-за спины лук, быстро прицелился, выстрелил и убил воина, появившегося наверху. В следующего, как Алдану показалось, он не попал, хотя стрела прошла рядом.
Перекинув лук через голову и плечо, он продолжил путь. Дорога стала шире, и идти было легче. У Алаана было преимущество, поскольку он уже бывал здесь, хотя при лунном свете все казалось гораздо опаснее, чем обычно.
Справа должен был быть небольшой спуск, однако Алаан его не обнаружил, в страхе подумав, что пропустил поворот, когда катился вниз, спасаясь от стрел.
Но нет, вот тот самый спуск… Такой, как и помнилось, только, пожалуй, поуже.
Алаан спрятался за грудой камней, внимательно глядя вверх.
Ему не пришлось долго ждать. Воины следовали за ним по пятам. Они спускались быстро, хотя и осторожно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51


 Биленкин Дмитрий Александрович - Выручайте, Мих Мих!