от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Нет, я поеду с вами. Я способен передвигаться верхом так же быстро, как любой солдат, и могу жить в любых условиях, вот увидите.
— Но, лорд Каррал, — начала леди Беатрис, не зная, как возразить. — Оборона Острова в надежных руках, а вы, позвольте заметить, недостаточно хорошо себя чувствуете, чтобы быть воином. Чего вы добиваетесь?
— Чего добиваюсь? Я хочу показать людям, рискующим своей жизнью ради моего маленького государства, что готов встать в их ряды и, если нужно, умереть рядом с ними; хочу дать понять, не ценю свою жизнь выше их жизней. Больше я ничего не добиваюсь.
Волнение в голосе слепого менестреля застало всех врасплох, и на минуту воцарилась тишина.
Кел собрался что-то сказать, но Тувр Эстенфорд опередил его.
— Это достаточное основание, — сказал старый воин. — Пусть идет.
Когда лорд Каррал ступил на дорожку, служанка отпустила его руку.
Менестрель очертил тростью небольшой полукруг, чтобы измерить ширину тропинки.
— Лорд Каррал…
Голос леди Ллин нельзя было спутать ни с чьим другим. Теплота интонации тронула старика.
— Миледи, — ответил Каррал, слегка поклонившись.
Девушка подала ему руку, и слепой менестрель поднес ее к губам.
Какая мягкая кожа… Ему тут же вспомнились ожоговые рубцы на ее лице. Как ужасно, что такое несчастье случилось именно с ней!
— Давайте присядем. Здесь есть небольшой столик и напитки. Не возьмете ли мою руку?
С удовольствием; не важно, нуждается он в ней или нет.
Ллин шла рядом, и запах ее духов смешивался с ароматом лаванды в саду. Девушка подвела лорда к стулу. Поблизости звучала музыка бегущего ручейка.
— Чай? — предложила леди Ллин.
— Спасибо.
Каррал чувствовал неловкость. Приходил ли сюда кто-нибудь, кроме слуг? Интересно, где балкон, с которого он привык общаться с девушкой.
Слева, догадался лорд.
— Правда, что вы собираетесь сопровождать Кела в походе на Остров Битвы?
— Да, правда.
Девушка промолчала. Лорд услышал, как задребезжала чашка, когда Ллин поставила ее на блюдце.
Каррал ждал, пока она заговорит, но девушка молчала.
— Если я собираюсь управлять Островом, необходимо заслужить уважение как моих подчиненных, так и воинов, которые будут сражаться за меня. Не удастся достичь этого, отсиживаясь в безопасности.
— Вы стали бы не первым правителем, который предоставляет возможность воевать другим.
— Верно, но разве подобных людей уважают?
— Некоторых — да, поскольку они правили мудро.
— Я вообще не правил, поэтому не могу требовать уважения.
Девушка снова взяла чашку. По саду пронесся легкий ветерок, шелестя ветвями деревьев.
— Вы сделали благородный выбор, однако неверный. В былые времена такие решения делали из людей героев, которыми восхищались даже враги, хотя некоторые из храбрецов не доживали до этого знаменательного события, чтобы насладиться им в полной мере.
Лорд чувствовал на себе ее взгляд.
— Вы ведь будете идти позади войска, Каррал? — обратилась Ллин к лорду, словно он был ее близким другом. — Обещайте не рисковать.
— Хорошо, я пойду в конце колонны… Ллин. Я не хочу, чтобы воинам приходилось отвлекаться от сражения и спасать меня.
Они снова замолчали.
— Кел подобрал мне доспехи.
— Что ж, замечательно.
— Я буду глупо в них выглядеть. Я отказался взять меч. Зачем мне оружие?
— Только ради полноты внешнего облика.
— Слепых не очень впечатляет полнота внешнего облика, — ответил лорд.
Девушка засмеялась, и это на мгновение сняло напряжение.
— Теперь, когда я попал в ваш сад, Ллин, мне кажется, что он уже мне знаком… по вашему описанию. — Лорд показал рукой в сторону журчащей воды. — Вот здесь небольшой пруд с водяными лилиями. У воды свой язык, как вы сказали, хотя деревья тоже по-своему говорят. Я говорил, что могу определить разновидность дерева по шуму ветра в его ветвях?
— Теперь мне кажется, что вы дразните меня, Каррал, — сказала девушка, лишь на мгновение запнувшись, прежде чем произнести его имя.
— О нет, нет. Мы сидим под сливой, ведь так?
— И правда! Как вы узнали?
— Закройте глаза.
— Готово.
— Теперь слушайте. Ветки сливы очень жесткие, поэтому на листья приходится вся сила ветра. Это придает шелесту особое звучание, будто листья трепещут, как струны фаэльской лютни. Если встать под каштаном, то можно заметить, что его листья движутся медленнее. Они крупнее, и их звук отчетливее. Плакучую иву спутать нельзя ни с чем. Она шепчет. Кажется, что покачивание веток и шелест листьев можно порой понять. При сильном ветре, разумеется, звуки меняются. Кроме того, у более крупных деревьев голоса громче и богаче. Но если вы будете их слушать, то вскоре станете узнавать голоса деревьев вашего сада.
Лорд протянул руку и нащупал чашку, хотя, пока он говорил, чай в ней уже остыл.
— Вы единственный, кого я знаю, кто способен определить название дерева по его звучанию. Вот устыдились бы те тети и кузины, которые так гордятся своими знаниями в области садоводства! Как вы этому научились?
— Слушая. Поразительно, сколько можно всего узнать, внимательно прислушавшись. Для меня загадка, как люди, которым приходится все время говорить, вообще что-то знают. Однажды я написал песню, попытавшись отобразить звуки различных деревьев.
— О, я бы с удовольствием ее послушала, — сразу сказала девушка. — Послать за моей лютней?
— Я уже много дней не играл, и пальцы потеряли гибкость.
Лорд почувствовал, как Ллин накрыла его руку своей изящной, теплой ладонью.
— Вы не должны бросать музыку. Это ваш дар. Дар слышать и создавать красоту. Это как родить ребенка: нужно всю душу вложить в его воспитание. Меньшего быть не должно.
— Если бы только я сделал больше в воспитании моего ребенка, Ллин. Возможно, она была бы сейчас жива. Но я отказался от всего ради музыки. А теперь попытаюсь исправить сделанное. Пусть другие играют на лютне. Я свое отыграл.
Девушка, к счастью, не стала спорить. Лорду казалось, что вся его любовь к музыке умерла вместе с дочерью.
— Леди Ллин, когда мы говорили в последний раз, я сказал кое-что…
— Вы передумали? — быстро спросила она. — Вы берете свои слова назад?
Каррала удивил этот всплеск эмоций.
— Я… я не хочу забирать свои слова назад. Я хочу, чтобы вы поняли: я говорил искренне.
Девушка взволнованно пошевелилась. Каррал слышал ее тихое дыхание.
— Вы молчите? Значит, правда, что ваше сердце принадлежит Торену Ренне?
— Кто вам сказал?
— Так говорят все в замке.
Ллин засмеялась, однако смех прозвучал наигранно.
— Лорду Торену и мне не суждено быть вместе.
— Это не означает, что вы не любите его.
Девушка глубоко и прерывисто вздохнула.
— Вы смущаете меня, — тихо промолвила она. — Никто еще меня так не смущал. Всю свою жизнь я пряталась от людей, а потом… вы появились в моем саду, прошли сквозь стену, словно ее и не было… И вот мы здесь, лицом к лицу. Так близко я разговаривала только с самыми верными слугами. Теперь я не нахожу себе места. Мне хочется спрятаться и никогда не говорить с вами, и в то же время я хочу броситься в ваши объятия и рыдать от счастья. Иногда я так злюсь, что готова ударить вас за то, что вы сделали.
— А что я сделал?
— Вы разбудили во мне чувства, которые я давно похоронила. Вы словно вернули меня к жизни. Мне кажется, что я жила лишь наполовину, но вы протянули руку и вывели меня из прекрасной могилы. Как я ненавижу вас за это, — с чувством воскликнула Ллин, а затем тихо добавила: — И как я люблю вас…
Каррал встал и протянул к ней руки. Они обнялись, их губы встретились. Девушка прижалась к лорду неповрежденной стороной лица. По щеке Каррала побежала слеза, и он не знал, кому она принадлежит.
Глава 31
Постоянный скрип кожаной сбруи и кислый запах конского пота угнетали, будто повторяющийся звук одной и той же ноты. Лорд Каррал покачивался в такт движению лошади, удивляясь молчанию воинов.
Кел начал собирать армию еще на балу Ренне, и этому способствовало время года. На ярмарку приехали многие союзники, которые привезли с собой лучших рыцарей, лучников и фехтовальщиков. Поэтому, как говорил Кел, они едут в сопровождении избранных бойцов, настоящей элиты.
Не желая возбуждать подозрений принца Иннесского, Кел разбил войско на множество маленьких групп, которым было велено говорить любому, кто спросит, что они возвращаются с ярмарки. Для армии Ренне устроили переправу через реку в нескольких местах, причем ни одно из них не являлось обычным причалом паромов. План оказался прост и эффективен.
Общая численность войска была невелика, однако Кел надеялся, что если добавить к нему силы, расположенные на Острове Битвы, и помножить их на элемент неожиданности, то они смогут одержать победу.
Оставалось только надеяться на подобный исход, поскольку большее количество людей за такой короткий срок собрать было невозможно, и, как отметил Фондор, шпионы принца скорее всего могли заметить более крупные отряды.
Фондору поручили незавидную обязанность готовить земли Ренне к войне. Кел считал за счастье сменить подобное занятие на простое и четкое дело — сражение.
Ветер принес запах реки, и Каррал тотчас же вспомнил Элиз. Ее тело так и не нашли. Где-то глубоко в душе лорд цеплялся за этот факт и верил, что дочь выжила, хотя рассудком понимал, что это не так. Девушка не умела плавать, да и не собиралась выживать. Даже если бы Элиз каким-то чудом уцелела, она наверняка послала бы ему весточку.
Однако девушка исчезла. Просто исчезла, словно уплыла в какую-то далекую и неизвестную страну, из которой ей не выбраться. Порой Каррал представлял, как Элиз живет в подобном месте, жизнерадостная и счастливая.
Лорд едва сдержал слезы. Человеческое сердце так слабо, что не может выдержать даже мысли о смерти любимого человека.
Вдруг ему представилось, что они найдут тело, когда будут пересекать реку. Какой-нибудь воин позовет, и Элиз вытащат на берег. Она будет лежать там, холодная и рыхлая от воды; от нее будет пахнуть рекой.
— Лорд Каррал? — позвал Кел, ехавший рядом.
— Да?..
— Вам очень тяжело?
— Вовсе нет. Я люблю ездить верхом и часто ради удовольствия совершаю гораздо более дальние прогулки.
— А… — смутился Кел. — Мне просто показалось…
Каррал глубоко вздохнул.
— Я думал об Элиз. Возможно, поэтому у меня было такое скорбное выражение лица.
— Вы имеете полное право страдать из-за такой потери, лорд Каррал. Простите, что прервал ваши мысли.
— Не стоит извинений. Я слишком часто возвращаюсь к воспоминаниям, когда не занят чем-нибудь безотлагательным.
Кожа на седлах скрипела, копыта стучали по голой земле.
— Леди Беатрис беспокоит то, что вы чересчур вините себя в смерти дочери, — осторожно сказал Кел.
— Чересчур? Нет, чересчур я себя не виню.
— Но все же вините.
— Совершенно очевидно, что мой отказ от унаследованных обязанностей сыграл определенную роль в случившемся.
Звякнула уздечка, когда лошадь тряхнула головой. Где-то справа прокричал крапивник.
— Можно дать вам совет относительно будущего сражения?
— Будьте так любезны. Я, как вам известно, не понимаю в войне ровным счетом ничего.
Кел устроился удобнее в седле.
— Я знал людей, которые шли в бой, исполненные чувства вины, — Крапивник смолк. — Никто из них не выжил.
— Позвольте успокоить вас, лорд Кел. У меня нет планов самоубийства.
— У них тоже не было, лорд Каррал. Ни малейшего намерения. И все же ни один из них не дожил до конца сражения.
Послышался стук копыт — к ним направлялся всадник.
— Ваша светлость, — обратился рыцарь. — Мы на месте.
— Прошу извинить, лорд. Мы достигли реки.
Каррал услышал удаляющийся стук копыт двух лошадей. Войско остановилось.
— Где мы? — спросил лорд у слуги.
— Подъехали к реке, сэр. Если мне не изменяет память, поблизости есть небольшой ручей с мостом через него.
Был отдан негромкий приказ. Всадники спешились. Некоторые шепотом разговаривали со своими лошадьми и уводили их — возможно, к реке на водопой. Каррала окружали звуки шагов — незнакомых ему шагов. Металлический звон кольчуг и вздохи подсказали лорду, что некоторые воины улеглись на землю.
Его слуга также слез с коня. Каррал почувствовал, как лошадь под ним вскинула голову и замерла.
— Я держу ее, ваша светлость, — сказал слуга.
Каррал без посторонней помощи спрыгнул с лошади. Слуга довольно неуклюже подал ему трость. О, как же не хватает Джоспера Твила!
— Глядите! Там! — крикнут кто-то. — На реке…
Внезапно раздался громкий плеск.
— Это девушка! — воскликнул другой воин. — Где врач? Позовите врача!
— Что такое? — спросил Каррал. — Что они нашли?
— Не могу разглядеть, сэр, — неуверенно ответил слуга. — Похоже, там, в реке, девушка.
Воины, толкаясь, бежали к берегу.
— Отведи меня туда, — приказал Каррал.
— Но как же лошади…
— Пропади они пропадом! Веди меня туда!..
Слуга взял лорда за руку, и они вдвоем стали спускаться к реке.
— Видишь что-нибудь? — спросил Каррал.
— Вот она, ваша светлость. Она неподвижна.
— Это Элиз? Моя дочь?.. — Каррал отбросил удерживавшую его руку и поспешил вниз, скользя и то и дело сталкиваясь с кем-то.
— Где? — кричал он. — Где она?..
Внезапно люди на берегу замолчали.
— Вот врач, — тихо сказал кто-то, и Каррал услышал, как воины расступились.
— Это моя дочь? — снова спросил Каррал. — На ней маскарадный костюм?
— Это маленькая девочка, ваша светлость, — раздался голос. — Лет десяти. Одета просто. Мертвая.
Каррал опустился на землю. Слезы бежали по его щекам. Все молчали.
— Бедняжка, — с трудом произнес Каррал. — Нужно найти родителей. Нельзя, чтобы они оставались в неведении. В неведении и вечном сомнении.
Глава 32
Волны бились о баржу, бросая ее из стороны в сторону. Весла шлепали по воде, а руль скрипел, как старая дверь.
Каррал не ожидал, что кто-то подойдет, и испугался, услышав незнакомые шаги.
— Тувр Эстенфорд, лорд Каррал, — доложил слуга.
Послышался стук деревянной ноги по дну баржи, и затем старый воин сел рядом с Карралом у перил. В прохладном вечернем воздухе менестрель ощущал жар, идущий от собеседника, и запах масла, которым он смазывал меч от ржавчины. Кроме того, Каррал слышал свист в его легких, поскольку каждый вдох давался Эстенфорду с трудом, словно ему приходилось бороться за воздух, чтобы остаться в живых.
— Сегодня, пожалуй, на небе будет мало звезд, — произнес воин.
— Мне все равно. Ожидается дождь?
Он услышал, как Эстенфорд заерзал.
— Ветер стих, сейчас парит. Вполне возможно.
Тувр Эстенфорд никогда не смотрел на собеседника во время разговора. Каррал понял это по его тону.
— Почему вы поддержали мое решение участвовать в походе? — спросил Каррал.
Старый рыцарь тяжело вздохнул.
— Потому что то был благородный жест с вашей стороны — прийти сюда и предстать перед опасностью, угрожающей простым воинам. Если вы выживете, это сблизит вас с жителями Острова и армией.
Румпель громко скрипнул, и рулевой крикнул что-то гребцам. К счастью, Каррал крепко держался за борт, иначе его могло бросить на палубу. Джоспер заранее предостерег бы лорда и затем объяснил происходящее, не дожидаясь вопроса господина.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
 Хруцкий Эдуард Анатольевич