от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Через мгновение он поскакал следом.
Сражение шло с переменным успехом, и ни одна из сторон не могла получить перевес. Слыша, как два отряда атакуют друг друга, лорд Ренне понимал, что все решится в этой битве.
Он вступил в бой около моста, который был весь в огне: кто-то поджег его. Воины ведрами носили воду, силясь сохранить единственную связь с противоположным берегом.
Кел встретил Тувра, и они вдвоем пытались пробиться к мосту.
— Герцог! — раздался чей-то крик. — Герцог разобьет их!..
Воины подхватили этот призыв, и имя герцога превратилось в боевой девиз.
— Васт! Васт! — кричали все.
Но бой за мост все еще не стихал, и войска атакующих то подступали к нему, то снова отходили, подобно морскому приливу.
— Здравствуйте, добрый сэр, — послышался голос.
— И вам того же, — ответил Каррал.
— Вы ранены или сбились с пути?
— Я слеп, дорогой друг, и потерялся, а где-то рядом идет битва…
— Куда вы направляетесь?
— На запад, к реке. Надеюсь переправиться на тот берег, подальше от войны.
— На это надеются многие. А где ваша семья, вещи?
— У меня нет ни того, ни другого. Во всяком случае на этом берегу реки.
Путник тихо поговорил с кем-то, затем снова раздался ужасный скрип. Телега, или что бы там ни было, подъехала ближе.
— Нужно торопиться, — сказал собеседник Каррала. — Путь предстоит нелегкий, поскольку скоро все дороги и тропинки будут переполнены людьми, спасающимися бегством. По главному тракту уже едут десятки телег.
— Я пойду как можно быстрее, если вы станете направлять меня.
— Поехали, добрый сэр, и посмотрим, что из этого выйдет. Мне жаль всех, у кого есть какие-то телесные недостатки, ведь я сам потерял ноги и езжу в самодельной тележке…
Каррал послушно следовал за незнакомцем, ступая по поросшей травой полоске земли между колеями. Он мог справиться, ориентируясь по скрипу неизвестного транспортного средства, но с помощью трости лорду легче было узнать, где находится колея.
Кто бы там ни сидел в тележке, он был весьма силен, поскольку двигался вверх и вниз по холмам в одном и том же темпе. Иногда, когда дорога становилась более ровной, путник что-нибудь сообщал, однако все силы Каррала уходили на то, чтобы не отставать. Третий человек не говорил вообще.
Примерно через час они свернули на более узкую тропинку, которая поднималась и спускалась по небольшим холмам. Тропа не была хорошо вытоптана и местами сильно заросла, но человек в тележке безошибочно следовал по ней.
Пройдя таким манером несколько часов, путники остановились у ручья, где росли плакучие ивы. Каррал слышал, как тяжело дышит безногий, хотя он не прошел и шага.
— Скорее, — сказал неизвестный, и его голос прозвучал совершенно безжизненно.
Боль, подумал Каррал. Его мучает боль.
Безногий быстро разжег костер. Похоже, у него имелись при себе горячие угли. Вскипела вода, и ноздрей Каррала коснулся сладкий перечный аромат, совершенно ему незнакомый.
— Что ты там делаешь?
— Травяной отвар, — ответил мужчина сухим, надтреснутым голосом. — Я принимаю его… борясь со слабостью.
Послышался звук льющейся жидкости, потом жадные глотки. Раздался вздох облегчения. Каррал молчал, прислушиваясь к журчанию ручья и шелесту листвы.
— Вот так, — спустя некоторое время произнес неизвестный. — Вот так. Я снова чувствую себя человеком. Как ты переносишь дорогу?
— Достаточно хорошо. А далеко еще до реки? — спросил Каррал, расположившись на мягкой траве.
— Достаточно. Сегодня мы туда не доберемся.
Безногий сделал глубокий вдох и медленно выдохнул. В его голосе чувствовалось облегчение.
— Я плохо подготовлен к ночевке в лесу, хотя и предполагаю, что выжить мне удастся.
Неизвестный засмеялся.
— Меня зовут Кай, а моего молчаливого спутника — Уффра.
— Мое имя Каррал. Странно, что нам не встретились крестьяне, бегущие от войны. Впрочем, и солдат мы не видели.
— Еще увидим и тех, и других, когда выедем на большую дорогу, я уверен. Как случилось, что ты путешествуешь без вещей, ведь ты, очевидно, человек из приличного рода?
— Боюсь, мой род стал значительно меньше… Вещей у меня немного, а все, что удалось накопить, забрали солдаты-мародеры. К счастью, я остался жив, и то только потому, что не смогу узнать их. Надеюсь переправиться через реку, потому что там живет моя дочь.
— Войну всегда сопровождают подобные преступления. Они как вороны-падальщики, — сказал Кай. — Но нам надо двигаться дальше. Этот отвар разбудил мой аппетит. Надеюсь, по дороге удастся перекусить.
Каррал услышал, как подошел Уффра. Его шаги стали уже знакомыми. Огонь зашипел и превратился в струйку дыма.
И снова заскрипела телега.
Тропинка продолжала извиваться, проходя то через благоухающие рощи, то по лугам, пахнущим маками. Частенько путники останавливались, чтобы отдохнуть в тени деревьев: хотя дорога была нетрудной, Уффра здорово уставал. Похоже, тележка-тачка весила немало.
— Под каким деревом мы стоим? — спросил Каррал, когда они отдыхали на траве.
Он вдохнул незнакомый запах.
— Я не знаю. Что-то вроде вяза.
— Шумит совсем не так, как вяз.
— Ты распознаешь деревья по шуму листвы?
— Да. И вязы мне знакомы. Они все шумят одинаково, хотя, говорят, их существует несколько видов. Этого же дерева я не знаю.
— Похоже на вяз, но я не особый знаток…
Вскоре они были уже на ногах, однако Каррал с трудом передвигался по ставшей неровной местности. Кай понял это довольно быстро.
— Тропинка поворачивает вправо. Сейчас крутой спуск, — кричал он лорду. — Осторожно, корни дерева!..
И тропинка действительно спускалась вниз, гораздо дольше, чем Каррал мог предположить. Неужели они так высоко поднимались? Он и не думал, что здесь, на Острове, настолько большие холмы. Единственным объяснением могло служить то, что они спускаются в долину ниже уровня реки.
Путники проходили под деревьями, шум которых был Карралу незнаком, и вообще ему это путешествие казалось странным. День становился прохладным, и лорд чувствовал, что на него падает тень. Слепой менестрель догадывался, что солнце ушло далеко на запад, хотя он уже давно потерял ощущение направления, в котором они движутся, поскольку тропа постоянно извивалась.
Каррал почувствовал запах древесного дыма, а еще животных и, вероятно, сада.
— Орлем? — позвал Кай, когда они остановились. — Орлем?..
После небольшой паузы послышался неразборчивый ответ. Потом раздался скрип и стук дерева по дереву.
— Кай! Я не видел тебя… да, наверное, целую сотню лет!
Последовал стук башмаков по ступенькам, а затем по земле. Кто-то, очевидно, вышел из дома.
— Кай, Кай!..
И вдруг весь энтузиазм, крики и радость исчезли, сменившись молчанием.
— Разумею я, не мог забресть без надобности ты, — медленно произнес какой-то человек. — И почто ж понадобился старый Орлем?
— Разве нельзя просто проведать хорошего друга? Познакомься: это вот Уффра, который возит меня по свету, а это старина Каррал. Он слепой и бродил по дороге, когда мы наткнулись на него. Бедняга бежит от войны, которая началась на Острове Битвы.
— В Стране-меж-Гор завсегда будут войны.
— Похоже на то, старина, похоже на то…
— Поздновато теперь, — сказал мужчина по имени Орлем. — Вечерять пора, а уж опосля и расскажешь ты мне обо всем. Каррал? Не хочешь ли присесть?
— С огромным удовольствием, спасибо.
Лорд услышал, как Орлем приблизился к нему и поставил рядом какой-то предмет. Каррал протянул руку, обнаружил большое, грубо обтесанное кресло и с облегчением опустился на подушку из конского волоса. У него болели не ноги, а правая рука, плечо и спина — от постоянного хождения с тростью. Джоспер избавил бы его от такой необходимости.
Орлем готовил во дворе — как предположил Каррал, на открытой каменной печи. Вероятно, в доме он начинал стряпать только с наступлением холодов. У него была странная манера говорить, вставляя устаревшие слова и связывая их в предложения на старинный лад. Голос Орлема звучал глухо, как ветер в боярышнике.
Через некоторое время Каррал задремал, поскольку глаза у него сами собой закрывались от усталости.
Когда он проснулся, кричал козодой и вовсю распелся хор лягушек. Лорд лежал и слушал.
— Мы совсем уморили бедного старика, — сказал Кай.
— Брать зачем было бедного?
— Я не собираюсь перевозить его через реку. Он потерялся и, несомненно, попал бы в беду, бродя там, где идет сражение. Я пожалел его. Отличное у нас трио: я — без ног, Уффра без голоса, а третий вообще слепой.
— Ох, — все, что ответил Орлем. — Что ж, скажи другу старому: ты зачем пришел в край родимый мой? Ты, Килидд, не детеныш ведь: сантиментами не избалован.
Со стороны Орлема начал раздаваться скрежет; что-то точит, подумал Каррал.
И почему он зовет Кая Килиддом?
— Не беспокойся, я не забыл прошлое. Иногда мне кажется, что оно теперь постоянно со мной. Интересно, почему.
Безногий закашлялся, потом хрипло произнес:
— Они вернулись, Орлем.
— Кто вернулся-то?..
Неожиданно скрежет стих. Каррал не слышал даже, как человек дышит.
— Как же вышло так?
— У них был камень, который мы не нашли.
— Забери река этих отпрысков! — тихо выругался мужчина. — А им ведомо, что не злые мы?
— Нет… Нет, не думаю. Еще неизвестно.
— Да ты точно ли сам все ведаешь? — в отчаянии воскликнул Орлем.
— Я говорил с Шианон. Она разыскивала Саинфа и сказала, что за ней гонится Каибр, желая ее смерти.
Каррал слышал, как Орлем встал и зашагал к печи. В небольшой сосуд налили жидкость — видимо, чай в чашку. До Каррала донесся уже знакомый сладкий перечный запах.
Раздался скрип, и Каррал понял: Орлем вернулся на место.
— Неприятно мне поминать былое, друже Килидд. И тем более — о тех ворогах…
— Они были хитрее нас, Орлем. Спрятали свой камень, оставили вещи… Нам известно, что их заклинания оставались в силе веками, хотя я не понимаю, как это им удавалось.
— Отчего же все так случилося?
— У меня только отрывочные сведения. Хорошо известно, что Рыцари Обета предали нас, спрятав камень до тех пор, пока не нашли способ использовать нэгара. Идиоты, вот кто они.
— Да, ошиблися мы с Рыцарями Обета, что да, то да. Однако же трудновато было в одиночку такую глыбу своротить. Заробели, видать. Раньше надо было извести их, Килидд, раньше. Недоглядели, недодумали, не дали им укорот…
— Да, это было ошибкой, причем не последней. Я предполагал, что Ренне уничтожили всех Рыцарей Обета, но оказалось, что все не так. Некоторые сбежали, Орлем, другие ускользнули вместе с сокровищами из Холодной Крепости. Нет, мы недостаточно хорошо выполнили задание. Саинф разочаровался бы в нас.
— Неужто он воротился? — восторженно воскликнул Орлем.
— Да, вернулся, но Шианон направляет на него Каибра. Она наверняка только что проснулась и не до конца осознает свои действия.
Снова послышался скрежет металла о камень.
— Каибр никогда не поймает Саинфа.
Кай хотел что-то возразить, но Орлем прервал безногого, причем в его речи старомодная вязь неожиданно пропала:
— Не представляю, что можно сделать еще. Будем надеяться, Шианон и Каибр никогда не узнают, что мы столь долгое время плели против них сеть заговора.
Воцарилась тишина. Каррал чувствовал напряжение, висевшее в воздухе.
— Саинф в Тихой Заводи, — сказал Кай. — Я послал за ним Шианон, за которой гонится Каибр.
Каррал услышал скрип и шуршание одежды, словно кто-то наклонился вперед, сидя на стуле.
— В логово Эйлина?
— Ага.
Орлем рассмеялся.
— Ну ты и хитрый лис!
— Надеюсь. Шианон приходила ко мне за картой.
— Их заманил туда Саинф, Кай. Другого ответа быть не может.
— Есть еще кое-что. Шианон утверждала, будто Саинф ранен, причем очень серьезно. Существует вероятность, что ему не удастся выбраться.
— Думаешь, она правду поведала?
— Да, я ей поверил.
Собеседники замолчали, слушая далекие крики козодоев и шелест листвы деревьев.
— Какова Шианон сейчас, Кай? Такая же, как… тогда?
— Нет, совсем нет. У нее волосы цвета зрелой пшеницы, густые, волнистые и длинные, хотя, как и прежде, она расхаживает в мужской одежде. Шианон не настолько красива, однако более женственна и добра — однако, между прочим, угрожала мне! — сказал Кай, и оба рассмеялись. — Я не знаю, что станет с ней или с той девушкой, с которой она заключила сделку.
— Не след было заключать договор, Килидд, но некоторые слабые люди все же делают это.
— Ни ты, ни я никогда не стояли пред Вратами Смерти. Кто знает, как бы поступили мы?
— Я ведаю, как бы поступил, не важно, перед Вратами или нет. Другим гораздо меньше известно о детях Уирра, нежели мне.
Каррал слышал, как Орлем беспокойно заерзал на стуле.
— Будем надеяться, что Саинф заманил брата и сестру в Тихую Заводь намеренно, и что они будут бродить там в течение многих человеческих жизней. Эйлин редко кого выпускает из своих лап.
— Однако Кроухарт, по-видимому, удачлив, — сказал Орлем. — Он приходил и уходил из Тихой Заводи, когда ему заблагорассудится, и я никогда не мог понять, как так получается.
— Кроухарт шатался там в поисках какого-то видения, во всяком случае, так он утверждал.
Судя по звукам, Кай отхлебывал какой-то напиток.
— Я не слыхал о нем лет сто, если не больше. Скорее всего его уже нет в живых. Остались только ты и я — теперь, когда не стало Гвиара.
— Еще Ланса, не забывай. Она живет на самой окраине неведомых земель. Через переднюю калитку она может выходить в Страну-меж-Гор, а через заднюю — обратно в неведомые земли. Теперь она стала избегать людей, как и ты, Орлем. Тебе не бывает одиноко?
— У меня есть сад и лес, Килидд, а еще тишина. Кроме того, у меня было и спокойствие душевное — до тех пор, покуда ты не пришел и не нарушил его.
— Я всего лишь хотел предостеречь тебя, Орлем.
— И я благодарен тебе за это, Килидд. А что мне делать с твоим предостережением? Я много лет не бывал в Стране-меж-Гор. Ну, разве что, когда требовалось то, что я не могу смастерить сам и без чего нельзя обойтись, но такое происходило нечасто. Без карты вряд ли кто-либо сможет найти меня, кроме Саинфа, а Саинф здесь всегда желанный гость.
Карралу казалось, что он вместе с этими людьми прикасается к какому-то далекому прошлому.
Куда он попал? Кто эти незнакомцы, обсуждающие героев древних песен и проблемы вражды, длившейся веками? Где он? Почему все деревья ему неизвестны?..
— Что ж, хорошо бы все они оставались в Тихой Заводи. Только Саинф на что-то годился. Каибр и Шианон всегда чихали на все принципы.
— Это правда, — тихо произнес Кай. — Ты помнишь, когда Саинф вернулся за нами в замок Брелит?
Орлем на минуту задумался.
— Ах да, помню. Я уже не чаял увидеть свет, и тут появился он со связкой ключей — так же просто, как ты.
— Они считали, что устраивают ему западню — впрочем, так оно и было, — но Саинф оказался хитрее, хотя все равно рисковал жизнью.
— И не один раз. Я об этом помню.
Воцарилась тишина, пока собеседники вспоминали события древности.
— А теперь он лежит, раненый, в Тихой Заводи, в то время как его подлый брат совсем близко, — сказал Кай.
Эта фраза повлекла за собой долгое, тяжелое молчание.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
 Кудрявцев Леонид Викторович - Контролер памяти