от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Будем надеяться, что у врага хватит здравого смысла, чтобы сдаться. Я уже достаточно увидел крови для одного дня.
— Согласен, хотя это сражение — всего лишь незначительный бой с малыми потерями с обеих сторон. Если конфликт перерастет в крупномасштабную войну, сегодняшний день покажется счастьем по сравнению с тем, что нам, возможно, предстоит пережить.
— Спасибо, что пытаешься взбодрить меня, Тувр, — усмехнулся Кел. — Давайте найдем всех воинов, способных совершить быстрый марш-бросок. До сумерек Остров в безопасности — по крайней мере так кажется сейчас.
Кел был не в силах оторвать взгляд от пламени, которое колыхалось из стороны в сторону, вздрагивало и поднималось вверх к звездам. Отвратительный запах горящих человеческих тел пропитывал воздух и прилипал к волосам и коже. Кел сомневался, что сможет его когда-либо отмыть. И все-таки он стоял, ощущая жар на лице, и наблюдал, как столб дыма несется к небесам, пачкая даже звезды.
Закашлявшись, лорд скривился от боли. Несколько ребер у него, по словам лекаря, треснули или даже, возможно, были сломаны.
Рядом появился Эстенфорд.
— Тувр?..
— Его не нашли.
— Мы отстояли королевство Каррала, а сам он не может насладиться триумфом. Куда же пропал старый лорд?
— Неизвестно. Отыскали следы, отчетливые и ясные. Однако затем они становились все менее различимы — хотя почва была мягкой, — будто Каррал становился все легче и легче и наконец испарился в небе, превратившись в облако.
— Продолжайте поиски. Кто-нибудь обязательно видел его. Конечно, если лорд не стал жертвой дикого зверя.
— Вряд ли. Остров для этого довольно густо населен.
— Тувр, почему они не сдались? — спросил Кел, не сводя глаз с костра.
— Не знаю, сэр,
— Мы наголову разбили их армию. Своими действиями Уиллсы ничего не добились. Да, они убили много наших воинов, но в конечном итоге это не сыграло существенной роли. Пустое безрассудство?
Тувр пожал плечами. Он тоже, не отрываясь, смотрел на погребальный костер.
— Есть предводители, за которыми воины последуют куда угодно, даже на верную смерть. Возможно, этими людьми командовал именно такой человек — и не желал попасть в плен. Вероятно, солдаты противника просто не осознавали всей тяжести сложившейся ситуации. Сейчас это не имеет значения. Они храбро сражались, и нужно отдать должное их мужеству.
— Что ж, отныне никто не посмеет в моем присутствии назвать Уиллсов трусами. Глупцами — да, но не трусами.
— Каковы будут ваши дальнейшие приказания, лорд Кел?
— Продолжайте поиски. Пусть каждый воин, независимо от звания, присоединится к вам. Не представляю, как мне объяснить все это леди Беатрис. Я выиграл битву, но потерял лорда Каррала. Торен будет в ярости. Лорд Каррал должен находиться где-то поблизости, живой или мертвый. Не мог же он испариться — как эти бедняги.
— Верно, — согласился Эстенфорд, глядя в огонь.
Глава 37
Нынешним утром путешественники продвигались медленнее, хотя путь не стал труднее. Как и прежде, Каррал шел позади, а Кай описывал ему окружающее, с каждой милей делая это все более умело. Очень скоро он понял, о чем нужно предупреждать Каррала. Тем не менее до Джоспера Каю было далеко.
Они остановились у небольшого ручья и прилегли в тени. Каррал слышал, как Уффра вынимает Килидда из тележки. Ему показалось, что Кай может немного передвигаться на культях, но делает это ужасно медленно. Менестрель подозревал, что постоянная тряска в телеге для безногого настолько мучительна, что он едва выдерживает путешествие.
Развели костер. Кай заварил чай. Спустя некоторое время он сказал, обращаясь к Карралу:
— Ну и что ты думаешь о ночной беседе? Тебе доводилось когда-либо слышать подобный бред?
Каррал уже собирался отрицать, что подслушал разговор, однако передумал:
— Ваши речи не показались мне безумными. Фантастическими — да, но не безумными.
— Ты Уиллс, правда? Каррал Уиллс?
Каррал попытался не выказать удивления.
— Почему ты так считаешь?
— На воротнике твоей рубашки вышиты маленькие эмблемы клана Уиллсов. И штаны у тебя синего цвета.
В замешательстве Каррал дотронулся до двуглавого лебедя на воротничке.
— Понятно, что ты — человек, занимающий определенное положение в обществе. Это видно по твоему поведению и манере говорить. Еще слепота. Я слышал, будто Ренне недавно передали Остров Битвы лорду Карралу Уиллсу. Как вы оказались здесь, лорд, без охраны и пешком?
— На меня напали воины принца Иннесского. Они прибыли к месту сражения позже остальных и увидели меня и мою охрану, когда мы наблюдали за ходом боя с холма. Я скрылся, а мои конвойные, боюсь, нет. Я не решился возвращаться, поскольку не знал, кто одержал победу в сражении, однако надеялся либо встретить какой-нибудь отряд Ренне, либо самостоятельно перебраться на тот берег в безопасное место.
— Если вы внимательно слушали вчера, то должны были понять, что сейчас в Стране-меж-Гор нет безопасного места.
— Вы много говорили о детях Уирра. Вы сказали, что они вернулись, но разве это возможно? Даже если Шианон и Каибр когда-то и жили — во что никто не верит, — то должны были умереть тысячу лет назад.
— Умереть? Нет, лорд Каррал, они не умирали, а с помощью отца затаились в реке, выжидая, пока Камень не попадет в чужие руки — чтобы можно было держать в страхе бедного мужчину или женщину. Но теперь дети Уирра вернулись, потому что я встретил одну из них — Шианон, за которой гнался ее брат Каибр. Кроме того, два других ужасных колдуна не могли вновь ступить на землю, если бы не Уирр и его брат. Но у вас, лорд Каррал, репутация одного из самых влиятельных рыцарей старого королевства. Вас они, возможно, послушают, а с безногим бедняком даже и разговаривать не захотят. Вот только как мне убедить вас, что я говорю правду?
— Это легче, чем вы думаете. Мне кажется, я встречал двух колдунов, которых вы упомянули. Один из них — мужчина, называющий себя Эремон, хотя я подозреваю, что раньше его звали Хаффид. Мы считали, что он погиб в одном из сражений с кланом Ренне. Второй — мошенник, не пожелавший назвать своего имени. Он сбежал с вершины башни Брейдонского замка, не воспользовавшись лестницей. Хаффид разыскивал его с невообразимым рвением. Мог бы один из тех колдунов совершить такое без помощи лестницы или веревки?
— Саинф проделывал подобное и раньше. Однажды он убежал из темницы, хотя дверь оставалась закрытой снаружи, а внутри не было не только окна, но и щели, достаточной, чтобы через нее проскользнула мышь. Тюремщик клялся, что из камеры не мог сбежать и таракан, и все же Саинфу это удалось.
— Не знаю, чем могу помочь. Мы с вами не совсем подходящие люди для совершения героических подвигов.
— Что? Слепой и калека? Кто устоит против нас?.. — засмеялся Кай. — Увидим. В Стране-меж-Гор действуют странные силы. Наша встреча не случайна, но и не предначертана судьбой, как можно предположить. И все-таки мы встретились, я — на пути к Орлему Слайтхенду, а вы — блуждая в темноте.
— Кто такой Орлем Слайтхенд, позвольте узнать?
Кай долго молчал, прежде чем дать ответ:
— Когда-то он был великим воином и полководцем. В свое время о нем слагали песни, его почитали и боялись. Орлем обрел известность под покровительством Каибра, старшего сына Уирра, но его соблазнила Шианон, и он возглавил ее войска. Шианон, однако, была непостоянна в своей любви, и Орлем бросил ее, став одним из немногих, кто сделал это. Многие годы Слайтхенд бродил вместе с Саинфом. Так я его и встретил. Мы оба расстались с Шианон, и душевные раны сблизили нас, как братьев по оружию. Я находился рядом с Саинфом, когда он отправился к Каибру, чтобы помирить брата и сестру. Мы встретились на реке Уирр. У меня до сих пор перед глазами та лодка, над которой развевались знамена с лебедем. Саинф сделал все, чтобы сохранить мир… Безрезультатно. Напоследок он пригрозил объединиться с Шианон против Каибра. Тогда Каибр, нарушив все правила чести, убил собственного брата, за что по сей день несет на себе проклятие. Он отрезал мне ноги и бросил меня в реку. Однако я не умер, вопреки его ожиданиям.
После паузы Кай продолжал:
— И я, и Орлем продолжали жить. Несколько сот лет мы посвятили тому, чтобы разрушить Камень детей Уирра, но потерпели неудачу. Мы создали рыцарский орден, известный под названием ордена Рыцарей Обета. Песни и баллады повествуют о том, что его организовал король Тинн, однако орден существовал задолго до него, и тайная клятва соответствовала нашей цели: отыскать и уничтожить Камень. Клятва была нарушена, и Камень спрятали, а Рыцари, по вине собственной гордости и неведения, начали общаться с нэгарами. Мы надеялись, что Камень уничтожен; как оказалось, напрасно. И вот теперь Орлему придется снова взяться за меч и отправиться на поиски нашего друга Кроухарта, чьи знания могли бы сейчас очень пригодиться. — Каррал слышал, как его собеседник ерзает на земле, куда его посадил Уффра. — Вы верите хоть одному моему слову?
— Я слышал столько древних песен, что ваш рассказ кажется мне всего лишь очередной балладой, слова которой передаются от поколения к поколению.
— В старинных балладах больше правды, чем можно предположить. Однако и лжи там тоже много. Вам известна Песнь Странника?
— Существует множество песен с таким названием.
— Да, но эта была первой.
И Кай запел поразительно чистым и высоким голосом:
В неведомых землях он часто бывал,
И верный друг Килидд с ним рядом.
Сквозь топи и лес, где никто не ступал,
Он шел сквозь любые преграды.
— Конечно, подобных песен больше, но это единственная, которую я могу вспомнить — единственная, где встречается мое имя. Мало кто помнит ее сейчас.
— Я помню. Вы — Килидд, спутник Саинфа.
— Да, один из многих. Я был странником и видел такое, чему люди никогда не поверят, но заплатил за это высокую цену.
Каррал представил, как Килидд протягивает руку, указывая на покалеченные ноги.
— Должен предупредить вас, лорд Каррал Уиллс: если мы перейдем дорогу Каибру, он будет мстить. Вероятно, колдун отрежет вам руки, чтобы вы никогда больше не смогли играть, а может, сделает что-то еще более страшное.
— Я уже его враг, старина Кай… или Килидд, как вам больше нравится. Вряд ли что-либо можно теперь изменить.
— Зовите меня Кай. Килидд много лет назад исчез в реке, а появился из нее уже другой человек.
Каррал набрал полные легкие чистого лесного воздуха.
— Сколько нам еще идти?
— Река близко. Скоро мы пересечем дорогу, а там рукой подать до переправы Воронья Роща.
— Воронья Роща!.. Это же на юге Острова. Мы не могли так далеко зайти!
— Я знаю короткий путь, — ответил Кай.
— Похоже на то. Значит, мы путешествуем подобно Саинфу?
— У меня нет и сотой доли способностей Саинфа. Мы едва пересекли границу Страны-меж-Гор. Я рисую карты, по которым можно зайти в неведомые земли, но не очень далеко. Есть места, куда доберется только Саинф.
Примерно через полчаса путники вышли на большую дорогу, и Кай сказал, что она полна семей с повозками, нагруженными домашним скарбом и детьми.
Когда путь оказался свободен, они выехали на дорогу.
Не успели путешественники проехать достаточно далеко, как услышали стук копыт.
— Уффра, уведи нас с дороги, — приказал Кай.
Уффра показался лорду гигантом, когда Каррал протянул руку, чтобы положить ее слуге на плечо. Менестрель опустился на землю позади упавшего дерева, как его попросили.
Мимо галопом пронеслись лошади.
— Ну вот, — произнес Кай. — Теперь мы можем идти.
— Кто это был?
— Воины.
— Чьи?
— Принца Иннесского. — Кай заерзал в своей тележке. — Они могут вас узнать?
— Таких немного. Впрочем, я думаю, мы вряд ли их встретим.
— Пусть так, но все-таки нельзя рисковать. Уффра, можно сделать что-нибудь с воротником лорда Каррала? — Кай зашевелился в тележке, что было понятно по шороху соломы. — Помимо всего прочего, Уффра превосходно владеет иглой и нитью. Вы позволите?
— Конечно.
Каррал снял рубашку, уронив запонку в высокую траву. Уффра быстро нашел ее.
Через минуту старому лорду вернули рубашку, и он нащупал воротничок. Его форма изменилась, но была сносной. Лорд поблагодарил молчаливого слугу.
— Давайте отправимся в город, — предложил Кай. — Возможно, удастся найти порядочных людей, которые согласятся переправить нас на тот берег.
По дороге им встретилось несколько человек. Путники узнали, что солдаты принца Иннесского задерживают телеги с зерном и другим продовольствием, но людей пропускают.
Переправы ждали столько желающих, что паромщики в пять раз повысили цену.
— Наверное, мне следует подождать здесь, — сказал Каррал, когда они подошли к толпе у причала.
— Лучше останьтесь с нами, — ответил Кай.
— Вы не знаете, где здесь брод?
— Знаю, но в тележке там проехать слишком сложно.
Каррала толкнули, и он протянул руку, чтобы найти Уффру рядом со скрипящей тележкой.
— Кто здесь? — спросил Каррал, чтобы удостовериться, что он не потерялся.
— Фермеры, торговцы, служанки, дети, трудяги, мельники, дубильщики, безработные, дворяне, воры…
— А менестрели есть? — небрежно спросил Каррал, боясь, что его узнают.
— Я уверен, что есть или скоро будут: вдоль дороги идет непрерывный поток людей. Похоже, тут есть даже небольшая группа фаэлей. Вот женщина продает вареную картошку с колбасой.
Кай сунул старому лорду еду, за которую заплатил, сколько просили. Менестрель как-то забыл о том, что иногда надо питаться; возможно, чувство страха было сильнее. Теперь же он ел как человек, голодавший долгое время.
— Пошли, — сказал Кай. — Попытаемся пробиться к причалу. У нас ведь нет такой кучи вещей, как у других. Может, и найдется маленькая лодка.
Друзья стали проталкиваться сквозь толпу.
— Эй, — раздался чей-то голос. — Жди своей очереди!
— Чего вы раскомандовались!..
— Мы выполняем распоряжение принца Иннесского.
— Остров все еще в руках Ренне!..
— Тогда зачем вы тут толпитесь и рветесь на тот берег? Эй, в тележке! Куда это ты направился?
Каррал отвернулся, пытаясь спрятать лицо. Здесь повсюду люди принца Иннесского. Вот-вот его схватят…
— Оставь в покое старика! — заорал кто-то. — Не видишь, он безногий?
— Потерял ноги, сражаясь против Уиллсов, это точно!
— Я сказал, стоять на месте!..
Каррал узнал звук мечей, вынимаемых из ножен, и внезапно его очень грубо толкнули, повалив на землю. Лорд пытался встать, но на него налетел какой-то воин, выбив весь воздух из легких и прижав к земле так, что Каррал набрал полный рот грязи. Люди побежали. Менестреля пинали в ребра и били по спине.
А затем огромная рука взяла его за шиворот, и Каррала понесли под мышкой, как ребенка.
Старый лорд чувствовал, что толпа буквально кипит, качаясь то вправо, то влево. Люди кричали и ругались.
Вскоре они были уже далеко от толпы. Уффра поставил Каррала на ноги, и тот упал у каменной стены, дрожа, как перепуганный ребенок.
— Я цел, Уффра, а ты? Лорд Каррал?.. Я думал, мы вас потеряли.
Некоторое время слепой менестрель молчал, выплевывая грязь, забившую ему рот и мешавшую дышать.
— У меня шатается зуб — после того, как мне в челюсть угодил башмак, да еще вся спина и ноги в синяках.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51


 Мейлер Норман - Нагие и мёртвые