от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ворона примостилась на дереве, каркнула разок и начала чистить перья.
Орлем огляделся: в неверном свете он увидел небольшой пучок хвороста, достаточный для поддержания костра в течение одной ночи, кучу ивовой коры, какие-то окровавленные тряпки — рубашку, порванную на повязки. Орлем нагнулся, чтобы рассмотреть непонятный длинный корень, но от прикосновения тот рассыпался и превратился в пепел. Слайтхенд прошел несколько шагов и понял, что корень образует почти правильную окружность.
Орлем быстро вышел из нее и выругался.
Колдовской круг!.. Неужели Шианон нашла раненого Саинфа и воспользовалась магией, чтобы спасти его? Но Килидд утверждал, что Шианон еще не набрала полную силу. Разве она способна на такое сложное колдовство?
В последних лучах солнца Орлем еще раз обследовал землю. Здесь прошло много людей: их следы перекрывали друг друга. Выяснить что-либо конкретное невозможно. Только окровавленные повязки и ивовая кора могли хоть о чем-то сказать.
Неподалеку от колдовского круга Орлем развел огонь и достал немного еды, которая была у него с собой. Он знал, что в болоте полно рыбы и черепах, но ему не хотелось искать их ночью. Путник не был уверен, разумно ли разжигать костер, а потом решил, что ворона привела его сюда по поручению Кроухарта, так что вряд ли здесь угрожает опасность.
В тумане появился отблеск факела. Огонек прыгал вверх и вниз по мере движения неизвестного путника. Орлем сразу же вскочил на ноги и вышел из света пламени, схватившись за меч. Появились другие огни, составляя процессию, движущуюся в тумане. Хотя казалось, что факелов много, человеческих голосов не было слышно. Затем процессия прошла мимо острова на восток: молчаливые, бледные люди.
— Призраки, — пробормотал Орлем. — Войско призраков!..
Он никогда не представлял себе армию призраков настолько большой: рыцари на боевых конях, отряды стрелков и десятки тысяч пеших воинов. Орлему понадобилось время, чтобы понять, что они идут не в бой, а отступают. Как можно победить такую огромную армию? Но солдаты шли — израненные, печальные и молчаливые.
— Они отправляются к смерти, — прошептал Орлем. — Все до одного.
Даже во время сражений между армиями Шианон и Каибра Слайтхенд не видел армий такого масштаба. Эти призраки, должно быть, служили Уирру или его брату Эйлину. Кому еще под силу командовать таким войском?
Орлем долго стоял, наблюдая за печальной процессией. Но вот он уже не мог выносить это зрелище и вернулся к костру. Там сидел старик и смотрел на пламя. На коленях у него лежал меч.
— Последняя армия, восставшая против Эйлина, — произнес старик, — идет навстречу року.
Не задумываясь, Орлем поднял меч, приняв оборонительную стойку.
— Кто ты? — спросил он.
— Я Глашатай Эйлина, Орлем Слайтхенд, и я пришел предостеречь тебя. Смерть пришла в эти земли. Я видел ее на коне со слугами и ужасными псами, пущенными вперед. Она как тень; ее конь темнее бури в безлунную ночь. Она разыскивает тех, кто долгое время уходил от нее, ведь Смерть не любит, когда ей перечат.
— А ты, Глашатай Эйлина? Как долго ты избегаешь ее объятий?
— Дольше, чем ты, Слайтхенд. Дольше всех, кроме моего хозяина и его брата. Но я сам почти призрак, обитающий здесь, в этом аду. Что тебе понадобилось в снах Эйлина?
— Я ищу человека по имени Рабал Кроухарт.
Седой старик взглянул на Орлема.
— Кроухарт, — с горечью произнес он. — Долго спал он внутри древесного ствола, охраняемый колдовством, не подвластным никому. Но Кроухарт снова зашевелился и уже собирает свою пернатую армию. Надеюсь, что ты его друг, Орлем Слайтхенд. Ведь если он напустит на тебя своих ворон, они выклюют тебе глаза, а сердце скормят птенцам.
— Я рискну. У меня нет выбора.
— А что тебе нужно от Кроухарта?
— А что тебе нужно от меня?
— Твоя жизнь, если я не буду удовлетворен ответами на мои вопросы. Что тебе нужно от Кроухарта?
— Я ищу дитя Уирра.
— В Тихой Заводи их больше, чем один. Зачем ты их ищешь?
— Они проснулись после долгого сна и будут нести беду повсюду, где только пройдет их путь. Это им свойственно. Я надеюсь их остановить.
— Тогда ты, должно быть, сильнее, чем кажешься, ведь дети Уирра могущественны и беспощадны. Как ты остановишь колдунов своей несовершенной магией?
— Честно сказать, не знаю. Именно затем я ищу Кроухарта или самого Саинфа. Вероятно, Саинф подскажет, как заставить его брата и сестру пройти через Врата Смерти.
— Возможно, но сейчас он сам почти перед Вратами.
— Саинф?
— Он ранен, и рана воспалилась из-за болотной воды. Смерть идет за ним и приближается с каждым словом.
— Значит, я должен идти!
— Куда? Ночью по болоту? Нет, лучше дождись утра. Сейчас повсюду бродят призраки, с которыми тебе не стоит искать встречи, и страшные звери, рыщущие в поисках добычи. Твой проводник даже не шелохнется, поверь мне. — Старик встал и вложил меч в ножны. — Я разрешаю тебе путешествовать по Тихой Заводи и искать Кроухарта. Но скажи ему вот что: его время истекает. Эйлин больше не потерпит его здесь. И ты, Орлем Слайтхенд, не медли. Делай то, что должен, и убирайся, или умрешь здесь и присоединишься к странствующей армии. Что касается детей Уирра… — Старик на мгновение замолчал, словно подбирая нужные слова. — Передай им… передай им, что есть дела важнее, чем их ненависть и бесконечная жажда мести.
Старик отступил назад в туман и, пройдя два шага, пропал из виду.
Орлем стоял, уставившись во мглу, которая, казалось, льнула к деревьям.
Он сомневался, что ему удастся уснуть этой ночью.
Глава 41
Лорд Карл видел крепость — вдалеке, позади длинной шеренги мрачных солдат, идущих по извилистой дороге. Он подумал: всегда ли так выглядит отступление, когда воины, уходящие с поля брани, падают духом?..
Неужели это та самая армия, которая с триумфом высадилась на Острове Битвы и легко преодолела оказанное ей сопротивление? Одно было ясно: сведения, которые он передал Ренне, помогли удержать Остров. В противном случае клану никогда бы не удалось доставить сюда войска вовремя. Его семье полагается кое-что за помощь… если она доживет до этого.
Лорд Карл Аденне не мог спать спокойно с тех пор, как разговаривал с леди Беатрис Ренне. Ему казалось, что та ночь унесла с собой всю его радость жизни. Теперь он был жалким подобием самого себя, жил в постоянном страхе и надеялся, что никто этого не заметит. Ведь если все раскроется, имя Аденне будет навеки забыто в Стране-меж-Гор. А его сегодняшний поступок увеличивает шанс на такое в тысячу раз. Интересно, стал бы Кел Ренне спасать его?
У принца Иннесского оставалась небольшая крепость неподалеку от того канала, где были разбиты сегодня его войска. У лорда Карла с отцом там имелись свои комнаты, как и у большинства основных союзников принца Нейта, многие из которых в душе поддерживали Уиллсов.
Карл очень боялся ехать туда. Конечно, ждать придется недолго. Если кто-то из воинов принца стал свидетелем его безрассудного благородства, лорда, без сомнения, этой же ночью вызовут для объяснений. Если же за ним пошлют еще до полуночи, значит, удалось выйти сухим из воды.
Когда рыцарь проезжал ворота небольшой башни, его почти трясло, во рту пересохло.
— Вы ранены, ваша светлость?
— Что?.. — Карл посмотрел вниз и увидел, что на него с беспокойством смотрит слуга, которого он не видел с тех пор, как пересек мост на пути к месту сражения. — Нет… Нет, я не ранен.
— Где же ваше оружие, сэр? И это ведь чужая лошадь…
— Я все оставил на том берегу, чтобы переплыть реку. Я взял с собой лишь меч.
Карлу пришлось переплывать реку дюжину раз, помогая переправляться воинам, не умевшим плавать. И перед каждой переправой на него смотрели обеспокоенные лица воинов, ожидавших его помощи. Скольким удастся спастись, прежде чем их обнаружат Ренне?..
И Ренне нашли их, причем раньше, чем он предполагал. Тогда погибло много людей, хотя некоторым удалось сдаться, бросив оружие и упав на колени, в мольбе заламывая руки. Зрелище разрывало ему сердце, и Карл убежал, вытирая слезы. Как жаль всех благородных воинов, что пали в этот день…
Лорд Карл соскочил с лошади, и теперь каждый шаг отдавался у него в позвоночнике. Неужели он потерял равновесие, спрыгивая с коня? Слуга все время держал его под руку, и Карл не пытался отстраниться. Едва он зашел в комнату, как рухнул на кровать.
— Могу я чем-то помочь вам, ваша светлость?
Пауза.
— Сэр, сказать вашему отцу, что вы в безопасности?
— Да. Сделайте это.
— Я могу принести вам еды, сэр. Горячей воды мало, но можно раздобыть немного, чтобы помыться.
Карл надеялся, что слуга заметил, как он кивнул.
Приближенный буквально вложил ему в руку бокал, и Карл сделал большой глоток темного вина, которое показалось страшно горьким.
— Принести ужин сюда, сэр?
— Да, пожалуйста.
Слуга суетился, раскладывая чистую одежду.
— Пойду посмотрю, что можно найти.
Карл не знал, как долго сидел, ни о чем не думая. Зашла служанка со свечами, предупредив его о приближении темноты. Карл встал и подошел к окну. Смеркалось, и было видно, как по дороге двигаются отставшие от основных сил солдаты, а также телеги и подводы, везущие раненых. Карл подумал, что за всю свою жизнь не видел более печального зрелища. Оно напоминало похороны.
Раздался тихий стук. Вернулся слуга в сопровождении нескольких помощников, несущих поднос с едой и ведра с кипятком. У окна поставили крошечную металлическую ванну и наполнили ее водой.
— Она как раз немного остынет, пока вы ужинаете, — произнес слуга, ставя на стол кувшин с вином.
Карл не испытывал голода, но ел, чтобы угодить приближенному, который так старался ради хозяина. Ужин, однако, пошел ему на пользу, как и вино.
Оставшись один, лорд разделся и залез в крохотную ванну, для чего ему пришлось согнуться в три погибели. Карл обливался из кувшина, вода стекала по волосам и лицу.
Итак, это было его первое сражение. Около тысячи людей остались лежать на поле битвы, и намного больше умрет в ближайшие дни от ран — и все из-за него. Все из-за того, что он выдал планы принца врагу.
Враг — это принц, — напомнил себе лорд Карл. Ренне, возможно, не были союзниками Аденне. Но они лучше, чем Дом Иннесс и Уиллсы.
Во всяком случае теперешнее поколение Ренне лучше.
Раздался громкий стук в дверь. Карл вздрогнул.
— Да?..
— Карл? Ты в порядке?
— В порядке. Я в ванне. Дай мне немного времени.
Карл выбрался, быстро вытерся полотенцем и набросил одежду. Расчесываясь, он открыл дверь и увидел обеспокоенное лицо отца.
— Томас сказал, ты не в себе.
— Томас преувеличивает. Я абсолютно здоров, если принять во внимание итоги дня.
Отец Карла вошел, положив руку на плечо сына. Он смотрел на юношу так, словно не видел его многие годы.
— Я думал, что тебя, возможно, убили. Как многих сегодня.
— Я едва не оказался в их числе, но переплыл реку и избежал гибели.
— Слышал. Кроме того, я знаю, что это было не так просто. Ты переправил дюжину воинов до того момента, как враги обнаружили вас и стали осыпать стрелами.
— Как хорошо, что ты научил меня плавать. Иначе меня могли захватить в плен… если не хуже.
Юный лорд ломал голову — надо ли рассказывать о спасении Кела Ренне? Не опасно ли даже шепотом говорить о таких вещах?..
Отец тем временем произнес:
— Ты стал героем в глазах воинов, Карл, и это поможет тебе в ближайшее дни. Рискни ради них своей жизнью, и они будут делать то же самое ради тебя. Теперь же мне надо идти. Принц созывает всех генералов. Осталось только узнать, кто возьмет на себя ответственность за сегодняшний разгром. Отдых. Тебе нужен отдых. Не стыдись этого. Все, кто воевал, чувствуют себя так же.
Однако Карл не мог отдыхать. Ему не спалось. В окно проникал дым от множества костров, разведенных воинами, но сегодня ночью не было ни песен, ни смеха. Юноша почти чувствовал, как от костра к костру распространяется шепот: такой-то погиб, и этот тоже, и тот… Еще один вряд ли доживет до рассвета. Карлу казалось, что он слышит долгий перечень имен, словно длинное стихотворение, исполненное скорби и печали.
Внезапный громкий стук в дверь испугал его, и лорд сообразил, что ему все-таки удалось задремать. Не успел рыцарь подняться, как в комнату ворвались трое воинов в фиолетовых иннесских мундирах, и Карл понял, что спасение Кела Ренне обойдется ему дорого.
Принц Иннесский и Менвин Уиллс стояли у потухшего камина, выпрямившись в полный рост таким манером, чтобы свысока смотреть на Карла Аденне. Лицо Менвина Уиллса не выражало ничего, кроме деланного спокойствия. Принц же был бледен, стискивал зубы и щурил глаза.
— Он сказал, что это ты. И он уверен в своих словах.
— А где же человек, который обвиняет меня в подобном предательстве? — спросил лорд Карл, выпрямляясь и чеканя слова.
— Ранен и находится под присмотром врача. Ты отрицаешь свою вину?
— Конечно, отрицаю. Но если ваш человек не лжет, значит, среди наших воинов есть предатель.
— Я уверен, что он не лжет, и он уверен, что это был ты. Он узнал тебя и твою гнедую лошадь.
— У меня есть такая лошадь, но, поскольку она захромала, то в день сражения я был на вороной кобыле. Можете спросить конюха… да кого угодно.
— Ведь это твои люди, лорд Карл, — усмехнулся принц Иннесский.
— Меня осудят из-за того, что свидетели, способные подтвердить мою невиновность, служат Аденне? Но среди них я воевал в тот день. И все они — люди благородные. Если бы я стал изменником, они первыми сообщили бы об этом.
Карл вздохнул почти с облегчением. Он сменил кобылу, как только началось сражение. Кто бы ни увидел, как молодой лорд спасал Ренне, он наверняка ошибается в масти лошади — что немудрено в такой жаркой схватке.
— Возможно, — ответил Менвин Уиллс. — Но вам известно, лорд Карл, что подобные вопросы надо рассматривать очень тщательно. Совершенно невероятно, чтобы Ренне решили высадить армию именно в это время. Среди нас предатель.
— Это могло стать результатом работы какого-нибудь лазутчика, ведь и среди Ренне имеется много наших шпионов. Вероятно, все гораздо проще. Я слышал, что на вершине холма развевалось знамя Уиллсов, и стоял всадник в темно-синем мундире. Наверное, лорд Каррал прибыл сюда с армией, чтобы защитить свои владения. Это мудро с его стороны. Может быть, мы просто недооценили противника.
Карл тут же пожалел о сказанном, поскольку Менвин Уиллс и принц, очевидно, скорее поверили бы в существование предателя из стана Ренне, чем признали ошибочность своего замечательного плана. Однако позднее, когда они разойдутся по своим комнатам, сомнения пошатнут их уверенность.
— Карл, — обратился к юноше отец, — посмотри мне в глаза. Поклянись, что ты не замешан.
— Клянусь, отец. Неужели ты тоже сомневаешься во мне?
— Нет, но мы попали в весьма затруднительное положение. Некоторым могло показаться, что семья Аденне склонна скорее поддержать клан Ренне, чем наших законных союзников. — Старый лорд повернулся к принцу Иннесскому. — Разве можно быть настолько глупым, чтобы довериться Ренне? Ведь они предавали в прошлом своих самых близких союзников.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
 Хефнер Кэти - Хакеры