от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Пока она плыла, в лесу стемнело, и мгла своим огромным крылом накрыла Тихую Заводь. Каибр расставил стражников в тени деревьев так, что их было трудно увидеть, не говоря уже о том, чтобы попасть в них из лука. Казалось странным, что колдун отправился в путешествие с таким небольшим отрядом, ведь свою жизнь он ценил больше всего.
Элиз начала присматриваться к деревьям, предполагая, что за ними могут прятаться враги, но никого не было видно.
Девушка рискнула приблизиться к острову, когда стало совершенно темно. Где же Каибр? Возможно, он спрятался из страха… из страха — перед чем? Ренне, вероятно, все еще преследует его вместе со своим союзником — человеком, называющим себя Рыцарем Обета, — но зачем Хаффиду бояться их? А что, если Каибр решил использовать колдовской круг, чтобы спрятаться не от нее, а от Рыцарей? Так ли это?..
Один из воинов спустился на берег и зашел в чистую воду, чтобы наполнить флягу.
Принц Майкл!..
Девушка скользнула под воду и вынырнула в таком месте, что принц оказался между ней и островом.
Когда голова Элиз показалась над поверхностью воды, Майкл испуганно попятился, но затем, взяв себя в руки, продолжил наполнять флягу.
— Я боялся, что Хаффид преследует тебя, — прошептал рыцарь. — Неужели никто не может выбраться отсюда? Это правда?..
— Никто, кроме Алаана, — тихо ответила девушка.
— Элиз, Элиз! Алаан ужасно болен. Он был на краю гибели, когда Хаффид вернул его к жизни. Но Алаан не поправляется. У него возобновилась лихорадка, он бредит и его трясет так, словно он вот-вот умрет.
Принц выглядел не как юнец, отправившийся воевать. Он повзрослел каким-то необъяснимым образом.
— Хаффид знает, что мы здесь? Он погибнет в этом болоте, если Алаан не спасется.
— Кто знает, что творится в голове у этого сумасшедшего? — прошипел Майкл. — Почему он сам не спасет Алаана, раз иначе мы обречены погибнуть?
— Потому что Каибр всегда был слугой Смерти, а не лекарем. Я могла бы спасти Алаана, но для этого нам нужно как-то выкрасть его. Где Хаффид?
— Спит, охраняемый черными рыцарями. Похоже, занятия магией истощили его силы. Я могу попытаться убить его, но подобное, несомненно, будет стоить мне жизни.
— Вряд ли тебе это удастся. Колдун более осторожен, ты предполагаешь. Сколько у него стражников?
— Двадцать один, плюс Бэлдор Ренне. Сэмюль, я думаю, на моей стороне. Остальные стали жертвами болота… — тут Майкл дотронулся до раны над бровью, — или его обитателей.
— Ты весь в царапинах!..
Элиз сама удивилась своему волнению.
— Да, на отряд напала стая разъяренных ворон, пытавшихся выклевать нам глаза. Выжили не все.
— Мы видели ворон. Они летели за нами и кричали, кричали…
— Вам повезло, что они больше ничего не сделали. Это невероятно свирепые вороны.
— И неестественные, — добавила девушка, — ведь обычные животные никогда не нападут на детей Уирра. Они чуют их силу.
— Я не знаю, что делать, Элиз. Алаан в бреду, а я… я растерялся.
— Я не могу противостоять Хаффиду, Майкл. Пока еще не могу. Он слишком силен. Мне нужно время, чтобы подготовиться, — время и воины.
— Алаан так долго не проживет.
— Возможно, мне удастся ненадолго отвлечь Хаффида. Вы сумеете за это время забрать Алаана — у нас есть лодка.
— Ну… На острове тоже есть маленький челнок. Мы могли бы перенести Алаана туда, но Хаффид с легкостью обнаружит его при помощи своего меча.
Принц оглянулся, чтобы проверить, не наблюдает ли кто за ними.
Элиз видела, что Майкл истощен, и сочувствовала ему. Он казался слишком юным и красивым для таких опасностей.
— Да, однако об этом потом мы побеспокоимся. Когда на остров внезапно нападут, перенесите Алаана в лодку и отправляйтесь в Тихую Заводь. Если до утра ничего не случится, встречаемся здесь же на рассвете. Хорошо? Я буду ждать вон за тем деревом…
— Я постараюсь все выполнить. Удачи.
Элиз взяла принца за руку и быстро поднесла ее к губам.
Она смотрела, как он неуклюже бредет по пояс в воде. Девушка удивлялась той душевной боли, которую ощущала. Это чувство отличалось от знакомого ей желания — оно было сильнее, искреннее.
Неужели Шианон относилась так к каждому миловидному молодому человеку, которого ей случалось повстречать? Не исключено. Стоит посмотреть, что стало с Тэмлином Лоэллем, юношей из такого маленького и заброшенного поселения, что его нет ни на одной карте. Молодой человек из Диких Земель…
Однако Тэм был для нее чем-то большим. Элиз знала это. При желании он мог повести за собой армии. Такая сила духа встречалась Шианон и раньше. Спокойная уверенность, вызывающая уважение. Неизвестно лишь, как он распорядится своими талантами.
Элиз подозревала, что Тэм мечтает лишь о возвращении к себе домой, на север, чтобы затем кануть в небытие. Во всяком случае именно этого он хотел до их встречи. Девушка подумала, обладает ли она силой Шианон. Полюбит ли ее Тэм? Если да, то будет жаль юношу.
Не успела Элиз отплыть достаточно далеко, как ее внимание привлекло какое-то движение в сгущающихся сумерках. К счастью, это оказался не стражник из отряда Хаффида, а воин в сером мундире.
Рыцарь Обета.
Элиз охватило непреодолимое желание убить его на месте. Ненависть Шианон к этим Рыцарям была безмерной и пугающей.
Он был один, осматривал остров, прячась среди деревьев. Элиз тихо поплыла дальше, внимательно исследуя все вокруг, и четверть часа спустя наткнулась на остров, где расположились молчаливые воины в сером и отряд Ренне в небесно-голубом.
Как сильно эти Рыцари напомнили ей молчаливых воинов Хаффида… Их тусклые мундиры всего на тон отличались от черных плащей рыцарей Хаффида — как сумерки от ночи. Именно Рыцари нашли и сберегли смигх, охраняющий жизни детей Уирра, которые должны были благодарить их за свое воскрешение, хотя Элиз скорее прокляла бы воинов в сером.
Она понимала, как сильно боится Шианон Рыцарей, которые так долго готовили ей ловушку. А теперь они объединились с Ренне. Несмотря на то, что Элиз Уиллс хотела, чтобы между двумя семьями установился мир, она все-таки продолжала бояться Ренне и не доверяла им.
Ты ведешь себя неразумно, — говорила себе девушка. Эти люди — давние враги Хаффида. Возможно, у членов самовольно созданного ордена Рыцарей Обета есть свои способы уничтожения колдуна, ведь им много известно о нэгарах и их слабостях.
Но Хаффид больше не нэгар, — напомнила себе Элиз. — Теперь он стал одновременно и более опасен, и более уязвим.
Девушка продолжала плыть, пытаясь сосчитать воинов, собравшихся на острове под покровом темноты. Они не жгли костров. Но что задумали Рыцари? Собираются напасть на Хаффида? Похоже, Ренне больше озабочены поисками своих пропавших кузенов — как обычно, в этом семействе в первую очередь заботились о себе.
Разумеется, с ними Торен Ренне, а его интересы всегда были шире. Конечно, Рыцари рассказали ему, кто и что такое Хаффид.
Элиз проплыла вокруг острова — довольно близко к берегу, так как стало совсем темно. Если кто-то и увидел ее, то наверняка принял за выдру, не более того…
— Я не утверждаю, что знаю много о колдунах, Гилберт, это тебе известно. Но разве мы затем прошли весь путь, чтобы повернуть назад? Где справедливость? Сэмюль и Бэлдор — убийцы и предатели. Я дал обет, что привезу их обратно.
— И вы могли исполнить его, лорд Торен, если бы они не объединились с Хаффидом.
Это человек, называющий себя Рыцарем Обета!
А другой — Торен Ренне. Элиз хорошо различала их силуэты на берегу.
— Для нас станет честью погибнуть здесь, — продолжал воин в сером. — Я готов принести себя в жертву, как и все мои Рыцари, но должна быть цель. Если нам суждено отдать жизни, пусть враг заплатит за них хорошую цену.
Элиз чувствовала нарастающее напряжение в разговоре. Оно достигло ее, словно круги, расходящиеся по воде.
— А как быть с тем предметом, который ты носишь с собой? Разве в нем нет силы? Он ничего не может, кроме как найти детей Уирра?
Элиз невольно приподнялась над водой.
— Насколько мне известно, нет, и я не хочу знать большего. Смигх — необычный предмет, и вовсе не игрушка. Рыцари Обета не знали этого. Они хотели подчинить нэгара, но смигх привел к краху всего ордена. Его надо уничтожить.
— Тогда почему вы не сделали этого до сих пор?
Абгейл глубоко и тяжело вздохнул.
— Не знаю, лорд Торен, честное слово. Возможно, потому что дети Уирра вернулись, и он еще может для чего-то пригодиться. Не знаю.
По голосу воина Элиз догадалась, что он испытывает серьезную внутреннюю борьбу. Действительно ли у него есть смигх? Кому он мог принадлежать раньше?
— Ты говоришь мне, что Хаффид убьет Алаана. Ты никак не собираешься это предотвратить?
— Я сделаю все, что в моих силах, но вы не понимаете, лорд Торен… Хаффид не убьет Алаана здесь, где повсюду вода. Колдун, с которым Алаан заключил сделку, просто ускользнет обратно в воду и станет опять нэгаром. Нет, он не станет убивать тут. Поэтому мы последуем за ним и будем выжидать момент. Больше нам ничего не остается. Если напасть на Хаффида сейчас, он без труда возьмет верх. Поверьте, я знаю, что говорю.
— Я тебе верю, Гилберт. Просто мне не терпится. Не терпится покончить со всем этим скорее и вернуться в Страну-меж-Гор, где за время нашего отсутствия могло произойти все, что угодно.
— Вы можете вернуться домой, когда захотите. Благополучие Алаана для вас не настолько важно. Что же касается лордов Сэмюля и Бэлдора… сомневаюсь, что сейчас представится возможность привести их к ответу. Во всяком случае, пока они находятся под защитой Хаффида.
— Думаю, ты прав, хотя мне противна мысль оставить их здесь. Но я все равно не вернусь назад без тебя, Гилберт. Раз мы союзники, то не бросим друг друга при первой опасности. Только так можно сохранить доверие. У Ренне и Рыцарей Обета есть общая история, которую предстоит забыть.
— Хорошо, однако я забочусь о ваших людях. Рыцари Обета во многом виноваты в том, что произошло. Мы не станем рисковать жизнью других, чтобы заплатить свои долги.
Говорившие замолчали и вскоре удалились вверх по склону.
Элиз поплыла дальше, гадая, кого еще ей доведется встретить в этом странном лесу.
Но больше никто не попался на пути девушки, кроме ее товарищей, ожидавших в темноте.
— Пора снимать Синддла с его насеста, — сказала Элиз. — Неподалеку есть еще один остров. Можно остановиться там.
Элиз осталась в воде и, прижимаясь к борту, толкала лодку вперед вместе с Бэйори, который работал шестом.
Убывающая луна и несколько тусклых звезд светили сквозь дымку тумана, рисуя среди деревьев странные силуэты, которые, казалось, протягивали к путникам свои костлявые руки.
Друзья вытащили лодку на берег и ступили на твердую землю.
Тэм подумал, что неплохо было бы развести костер. Он был голоден и к тому же сильно устал. Юноше надоело все время пребывать в страхе перед тем, что Хаффид в любой момент выскочит из-за угла. Он толком не знал, чем опасен колдун, однако его боялись даже Элиз и Пвилл, а более сильных духом людей трудно себе представить.
Элиз, которая уже успела высушиться и одеться, вышла из темноты. Казалось, сейчас никого не волновало, кто она есть на самом деле, хотя все знали правду.
Бэйори все еще кружил вокруг девушки, словно ангел-хранитель. Житель Долины не разговаривал с Тэмом весь день… впрочем, он вообще мало говорил. И все же юноша хотел знать, догадывается ли Бэйори о том, что случилось между ним и Элиз?
А что, собственно говоря, случилось? — задал сам себе вопрос Тэм.
Он подозревал, что в Элиз проявлялись некоторые черты Шианон, а та была известна своей склонностью соблазнять, а потом бросать мужчин — по крайней мере так утверждал Синддл. Из-за этого возникали сложности в прошлом, возникнут они и сейчас.
Глядя на Бэйори, Тэм чувствовал вину, хотя вряд ли у здоровяка из Долины имелись какие-то планы на Элиз.
Девушка села у огня и начала рассказывать об увиденном и услышанном. Вскоре разгорелся приглушенный спор.
— Нужно идти к Ренне и этим Рыцарям, — убеждал Пвилл. — Мы не можем пренебрегать любыми союзниками, и не важно, какая у них фамилия или репутация. Необходимо спасти Алаана. И чем скорее, тем лучше. Странно, что Хаффид до сих пор не убил его.
Было видно, что Пвилл здорово устал, и все-таки в его голосе явственно слышалось беспокойство за судьбу Алаана.
— Рыцари Обета подчинили себе Шианон, когда она была нэгаром, и сделают это снова! — воскликнула Элиз. — Я бы ни за что не стала доверять им.
— И что же нам делать? — перебил ее Финнол, очевидно, заинтересованный гневом девушки.
— Хаффид хочет, чтобы я выкрала Алаана с острова. Я поняла это по расположению его стражников. Сейчас он, видимо, истощен и спит. Алаан — единственный человек, способный выйти из Тихой Заводи, и Хаффид надеется, что я его вылечу. Черный рыцарь позволит мне сделать это, а затем отправится в погоню, рассчитывая убить нас, как только мы выйдем за пределы этого болота. Таков его план.
В бледном свете луны Тэм видел, как гневно сверкают глаза Элиз.
— Вот уж задачка! — воскликнул Синддл. — Мы ведь не можем оставить Алаана в руках Хаффида — особенно теперь, когда он так серьезно болен!
— Верно, — согласилась девушка. — Мы должны спасти Алаана. Без его помощи мне не удастся противостоять Хаффиду. Весь вопрос в том, когда он нападет. Хаффид постарается убить меня до того, как я наберусь сил. Но если он нападет слишком рано, когда я еще не вылечу Алаана, то рискует остаться здесь навсегда.
— А ты можешь сейчас вернуть Алаана к жизни? Возвратились ли к тебе уже те воспоминания, которые позволят сделать это?
Элиз глубоко вздохнула.
— Не знаю, Тэм. Я действительно не знаю.
На некоторое время воцарилось молчание. Блеклая луна освещала туманные силуэты призраков, которые парили вокруг и с любопытством слушали разговор, удивляясь суете смертных.
Синддл откашлялся.
— В этом гиблом болоте содержится столько историй, что даже собирателю легенд трудно их извлечь, — начал он. — И все же я узнал одну из них — ту, которая, похоже, лежит в основе всех остальных. Когда-то это место называлось Эйлинбрей — Залив Золотого Солнца, и находилось на берегу океана, глубоко вдающегося в материк. В то время Залив отличался непревзойденной красотой, и по берегам его жили люди, большей частью рыбаки. Но Эйлин при помощи колдовства разделил земли, и Эйлинбрей был уничтожен, а людей смыло в океан. Все, что осталось, — это Тихая Заводь, болото, которое сейчас перед нами.
Синддл казался призраком в тени дерева, а его голос — эхом, исходившим из ниоткуда.
— Элиз рассказала нам, как сын Эйлина покончил с собой, чтобы спастись от тирана-отца, но она не говорила, что Эйлин обвинил в этом свой народ, утверждая, что на его сына совершили покушение. Колдун подозревал всех и в конце концов направил войска против собственных подданных, загнав их в горы и убивая тех, кто не успевал скрыться. Возмущенные подобным произволом дворяне королевства собрали армию, самую большую в мире, однако Эйлин был силен в магии и разгромил бунтовщиков во время сражения, которое длилось три дня и три ночи. Теперь это войско каждую ночь марширует по болоту в непрекращающемся отступлении.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51


 Кандидо Кейт