от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Уирр слышал много печальных историй об Эйлине от своего сына Саинфа, с которым он тогда еще не поссорился. Саинф вывел людей из королевства Эйлина в Страну-меж-Гор, и спасенные часто рассказывали о сумасшествии своего правителя. Уирр приходил в отчаяние от поступков брата, но был не в силах остановить его, кроме как начав такую страшную войну, в которой могло погибнуть еще больше народу. Однако волшебник распространил слух о том, что нашел камень, принадлежавший когда-то его отцу — снял его с шеи лебедя, плывшего по реке. Этот камень якобы обладал огромной силой, поскольку скрывал воспоминания их отца, который считался могущественным колдуном.
Уирр хорошо знал о завистливом характере брата, — продолжал Синддл, — и знал, что Эйлин во что бы то ни стало попытается заполучить камень. И все же Эйлин не предполагал, что подобная драгоценность окажется заколдована. Уирр называл этот большой изумруд «Камнем Раскаяния». Перед смертью братьев Эйлин все-таки выкрал камень и как только повесил его на шею, то начал осознавать весь ужас содеянного, стал ощущать ту боль, которую причинил людям. До сего дня волшебник лежит здесь, скорбя о тех, кого убивал и калечил. — Синддл вытянул ноги. — Именно это и чувствуешь в Тихой Заводи. Ужасные угрызения совести, которые преследуют Эйлина и после смерти.
Элиз не решалась заняться спасением Алаана, пока не наступит кромешная тьма. Она не хотела рисковать: вдруг у Хаффида другие планы?
Девушка определила, кто будет стоять на часах, а остальным приказала постараться отдохнуть. Возможно, вскоре понадобятся все их силы.
Тэм сомневался, что товарищам удалось уснуть. Все лежали в разных местах, закутанные в одеяла. Сам Тэм заснуть никак не мог, хотя и очень устал. Он лежал и смотрел на неясные отблески звезд и луны, гадая о том, смогут ли они выбраться отсюда живыми.
— Тэм, — послышался шепот.
Это оказалась Элиз. Она появилась из темноты и склонилась над юношей. Не говоря ни слова, девушка сбросила с него одеяло и легла рядом, пододвигаясь ближе и прижимаясь. Затем положила голову ему на грудь. Некоторое время они лежали и молчали, слушая шелест ветра в ветвях деревьев.
— Тэм?.. Зачем ты отправился вниз по реке? Что заставило тебя покинуть свой дом на севере?
На этот вопрос Тэму трудно было ответить сразу, поскольку отправлялся-то он, похоже, с одной целью, однако затем все изменилось так сильно, что у него просто не оставалось выбора, в какую сторону путешествовать.
— Странно, — прошептал юноша. — Я покинул Долину, чтобы узнать, что произошло с моим отцом. О, я знал, что случилось с ним. Думаю, мне нужно было своими глазами увидеть людей, которые могут убить незнакомца просто так. Понимаю, это звучит необычно, но я не могу объяснить…
— Ты хотел встретить их и отомстить.
— Нет, я хотел встретиться с ними и посмотреть, что стало с их человечностью. Куда она исчезла? Что может так изменить души людей? Или возможно, я хотел, чтобы исчезли ночные кошмары, жестокость и бессердечие. Это похоже на страх перед змеей и одновременное восхищение ею. Почему все происходит именно так? Убьет меня змея, или я смогу подчинить ее себе?
Тэм умолк, пытаясь разобраться в своих эмоциях.
— Я не уходил из Долины по одной причине. Я знал, что мое место там, понимал, чем могу заниматься, чего сумею достичь. Более того, представлял, на ком должен жениться. Разве найдется для меня место в большом мире? Понимаешь, о чем я? Разве могу я достичь чего-то большего?
Девушка погладила его по груди.
— Ты хотел узнать, может ли человек оставить свой след в этом мире…
— Да, наверное…
Элиз пододвинулась ближе и провела пальцами по лицу Тэма.
— Там, где я родилась, есть выражение: украшение гостиной. Так говорят о самой глупой и непутевой части дворян — хотя, по правде говоря, выражение это применимо и в более широком смысле. Я всегда боялась, что не стану ничем большим.
— И посмотри, куда это привело тебя, — сказал Тэм и почувствовал, что девушка улыбнулась.
— Да, к близости с бродягой из Долины.
— Я не бродяга.
— Нет, Тэм, конечно же, нет… Разреши мне ответить на один из твоих вопросов. У тебя есть возможность достичь многого. О, это будет непросто, и за все придется платить, но существует вероятность стать в один ряд с великими людьми, если пожелаешь.
— Могу я уйти отсюда и вернуться в Долину?
Девушка ответила не сразу.
— Если выживем в ближайшие несколько дней, тогда да.
Девушка прижалась к Тэму, и сквозь рубашку просочилась сначала одна слеза, затем другая.
Глава 44
Хаффид буквально вырос из мглы, и Сэмюль Ренне, увидев его мрачную фигуру, попятился, невольно потянувшись к мечу.
Хаффид выставил руку ладонью вперед.
— Успокойся, Сэмюль Ренне, — сказал он.
В тусклом свете луны Сэмюль собирал хворост. Он выронил ветки, когда появился Хаффид.
— Я наблюдал за тобой, лорд Сэмюль. За тобой и твоим кузеном. Не стоит на него полагаться… Им руководят эмоции, а разум просто ковыляет сзади, как хромой мул.
Хаффид встал так, что его лицо оставалось в тени. Высокий и прямой, колдун был похож на каменного истукана.
— У тебя, напротив, все чувства под контролем. Ты мало говоришь, хотя тебе есть что рассказать, ты спокоен, когда другие безумствуют. Ты исчезаешь в толпе и предоставляешь другим возможность красоваться на публике. Ты осторожен и хитер, как лиса, и не стремишься завоевать признание окружающих. Люди думают, что знают тебя, хотя на самом деле это не так.
Призрачная дымка окутала все окружающее: казалось, что Хаффид растворился во мгле. Однако вскоре туман рассеялся, и колдун стал вновь виден.
— Людям и в голову бы не пришло просить о том, что нужно Сэмюлю Ренне. А я вот думал над этим вопросом. Сэмюль Ренне желает стать правой рукой правителя — невидимой, неслышной, почти неизвестной, но все-таки силой. Пусть другие видят лесть и зависть подданных. Пусть другие рискуют погибнуть от кинжалов убийц. Сэмюлю нужна только власть. И ты достоин ее, поскольку обладаешь мудростью видящего и знанием слышащего. Твой кузен Бэлдор заслуживает лишь права чистить твои башмаки и содержать конюшни. — Хаффид смолк, но не сдвинулся с места. — Давай говорить начистоту, лорд Сэмюль. Я стану править. Клан Уиллсов будет уничтожен, как и Иннесский Дом. Однако мое королевство окажется слишком обширным, чтобы править одному. Мне нужен человек, которому я смогу доверять человек, воспитанный в благородном семействе, который снимает заботы дворян и нужды власти. Этим человеком мог бы стать ты. Итак — да или нет?
Сэмюль стоял неподвижно, крепко держась за меч. Ему казалось, что он впервые видит, как человек говорит чистую, абсолютную правду.
Колдун будет править. Никто не сможет противостоять ему. Уиллсов и Ренне сотрут с лица земли. Останется только Хаффид — и те, кто служит ему.
— Да, — ответил юноша. — Я…
Хаффид поднял руку и выразительным жестом остановил его.
— Принц Майкл собирается выкрасть Алаана. Ты пойдешь с ним. В лесу вас будет ждать женщина. Она колдунья и попытается опутать вас своими чарами. Будь осторожен: она не любит никого. Она никому не верна. Ее зовут Шианон: она исцелит Алаана, который затем выведет колдунью и ее спутников отсюда. Когда такое случится, открой вот это. — Хаффид протянул руку, в которой лежала твердая кожаная коробочка, размером меньше его ладони. — Здесь ты найдешь небольшое яйцо синего цвета. Разбей его, и я приду. Тогда ты убьешь ради меня своего кузена, тем самым подтвердив участие в нашей сделке. — Хаффид снова протянул руку. — Если ты не сможешь выполнить задание, значит, я не смогу тебе доверять. Если я не смогу тебе доверять, то я убью тебя. Понял?
Сэмюль кивнул.
Хаффид повернулся и скрылся в тумане, оставив Сэмюля одного.
Юноша стоял, держа руку на мече. Рука дрожала и была мокрой от пота.
Глава 45
Скрип тележки Кая раздражал, словно скрежет ножа по стеклу, и лорд Каррал старался держаться от нее подальше.
Потом спотыкался и заставлял себя догонять тележку. А затем нестерпимый скрип снова проникал в его мозг, и лорд снова отставал, замедляя шаг. Жуткий звук был невыносим для Каррала — точно так же, как для ценителя музыки фальшь дилетанта.
Около полудня путники остановились у реки, чтобы Уффра смог развести костер и приготовить настой для Кая.
— Однажды мне довелось говорить с воином, потерявшим в бою ногу ниже колена, — сказал Каррал, когда почувствовал, что отвар Кая начал действовать. — Он рассказал мне, что все еще ощущает ногу, словно какая-то часть ее стала невидимой, однако не исчезла совсем. Воин называл эту часть тела призрачной, утверждая, что она пребывает в мире духов. Этот человек думал, что мир призраков постепенно захватит его целиком.
— Что ж, сия история внушает оптимизм, — ответил Кай. — Такие мысли приходили и ко мне. Сколько же боли, должно быть, в мире духов! Без моей кровавой лилии я бы давным-давно умер. У меня осталось ее совсем немного, Каррал, и если я не добуду вскоре еще… Тогда тебе придется услышать мои стоны и проклятия.
— А разве ты не веришь, что Тизон принесет тебе лекарство? — раздался голос.
— Тизон?.. — воскликнул Кай и быстро обернулся.
— Да, это Тизон. И как раз вовремя, — произнес кто-то негромко. — Но ты далеко от «Зеленой двери», старина Кай. Тебе крупно повезло, что Тизон нашел тебя.
— Повезло? — возразил Кай. — Мы на берегах реки Уиннд, друг мой, а она приводит людей в самые неожиданные места.
Каррал услышал мягкий стук, а затем звук отрываемой коры.
— Ах, Тизон, за это я тебе составлю тысячи карт! Что привело тебя сейчас на Остров Битвы? Неужели ты не знаешь, что здесь идет война?
— Тизон видел множество людей, идущих по дорогам и пересекающих реку в лодках и даже на совсем не подходящих для этого плотах. Так вот что все это значит… Война?
— Война между Ренне и Уиллсами — или, если точнее, принцем Иннесским. Он развязал войну на Острове.
— Мне это очень странно слышать. Разве поместья Иннесского Дома недостаточно велики? Разве не у этой семьи самые лучшие лошади и замки? Что им нужно, Кай? Тизон не может этого понять.
— Кай тоже не может этого понять, — ответил безногий. — Хотя однажды мне казалось, что я о чем-то догадываюсь.
Тизон откашлялся. Каррал слышал, как он шаркает ногами.
— Что ж, Тизон должен найти свои травы и спешить назад, пока кто-нибудь не умчался на его лодке.
— У тебя есть лодка?
— Именно так Тизон и путешествует, старина Кай, что тебе хорошо известно.
Кай засмеялся:
— Конечно! Можешь переправить нас через реку? Она достаточно большая?
— Река очень большая, Кай.
— Да нет, лодка! Лодка достаточно большая?
— Да, да. Конечно. Но кто твои попутчики?
— Старину Уффру ты знаешь. А это Каррал, он слепой. Какая отличная у нас компания: слепой, глухой и безногий. Ты будешь единственным полноценным человеком среди нас, Тизон.
Пo-видимому, Тизон не знал, что на это ответить. Вдалеке слышался плеск воды и звонкие трели соловья. Порывистый ветер качал ветви берез.
— До твоей лодки далеко? — спросил Кай.
— Не очень, нет, но на тележке дальше, поскольку дорога неровная. Мы дойдем туда до захода солнца. Возможно, нам удастся пересечь реку до возвращения звезд. Пошли, я покажу дорогу.
Каррал весь вечер шел радом с Тизоном, который предупреждал его об опасностях на дороге и помогал, когда менестрель спотыкался. Тизон, похоже, не был крупным человеком, зато обладал удивительной силой и шел вперед, не нуждаясь в отдыхе. Каррал не мог сдержать улыбки, когда Тизон по обыкновению говорил о себе в третьем лице и называл по имени. О каких чертах внутреннего мира говорила эта привычка никогда не употреблять местоимение "я"?
— Ты давно знаешь Кая? — поинтересовался Каррал.
— Много лет. Но для него это лишь мгновение, ведь он живет уже так долго.
— Догадываюсь. Он своего рода чародей?
— Тизону не известна вся история Кая, потому что ему тяжело рассказывать о прошлом — оно больше не существует для него, как и ноги. Похоже, Кай когда-то служил у колдуна и у него научился составлять карты, дороги на которых ведут… неизвестно куда. Благодаря этому общению Кай приобрел долголетие, поскольку колдуны живут гораздо дольше, чем обычные люди, и к тому же поддерживают верных им слуг.
— Слишком удивительно, чтобы поверить.
— Да. Это удивительный мир, друг Каррал. Тизон видел там белого оленя, пьющего из реки на рассвете, деревья, цветущие желтыми цветами, похожими на трубы, лозу, которая опутывает неосторожных путников и пожирает плоть с помощью цветков, красных, словно кровь; видел Тизон и черных лебедей, и львицу с детенышами. Он путешествовал по озерам, где не жил и даже не был ни один из людей. Вода в них настолько чистая, что можно увидеть рыбу, плывущую очень глубоко. Этот мир внушает такой трепет, что можно легко потеряться в нем, поскольку один человек там не значит ничего.
Они прошли еще немного, и вдруг Тизон сказал очень тихо:
— А ведь это смертельная мука для Кая — путешествовать подобным образом. Что же заставило нашего друга отправиться так далеко в сторону от его обычных маршрутов?
— Я не настолько хорошо знаю Кая, чтобы ответить на этот вопрос, — сказал Каррал, пытаясь не солгать. — Наверное, тебе лучше спросить у него самого.
Сумерки уже наступили, когда путники нашли лодку Тизона, спрятанную посреди высокой травы и кустарника.
Каю снова потребовалась кровавая лилия, поэтому быстро развели костер, который, как показалось Карралу, вызвал у него неожиданный приступ тревоги. Лорд начал размышлять о том, что же происходит сейчас в большом мире — хотя, вероятно, это был малый мир. Победили ли Ренне или потерпели поражение? Может статься, война началась где-то еще? Удалось ли войскам принца Иннесского переправиться через реку? Отсутствие новостей беспокоило.
Тизон и Уффра столкнули лодку в воду и внесли на борт Кая вместе с его тележкой. Потом помогли забраться Карралу и посадили на какой-то мягкий мешок.
Лорд держался за борта лодки с обеих сторон, потому что не слишком любил воду и совсем не умел плавать. Каррал был уверен, что такое маленькое суденышко перевернется при первом удобном случае.
— Куда вы направляетесь? — поинтересовался Тизон, забравшись в лодку, которая закачалась и затряслась, хотя Тизона, похоже, это не беспокоило.
— Не знаю, — отозвался Кай. — Каррал? Куда нам плыть теперь?
— В сторону Вестбрука, — без колебаний ответил Каррал. — Там все мое состояние.
— Я отвезу тебя туда, однако для начала надо переправиться через Уиннд и плыть рядом с берегом, где течение не такое сильное. Уффра возьмет весло, потому что Тизону трудно управлять лодкой в одиночку.
Когда они отправились в путь по темным и холодным водам реки, Каррал почувствовал, что тень ужасного поражения остается позади. Лорд намеревался стойко вынести все трудности, выпадающие на долю рядового воина, но вынужден был покинуть поле боя. Его слугу, похоже, убили, а сам он потерялся и бежал, не сумев ничего сделать.
Как это сказал Хаффид?.. Каррал не способен ни родить ребенка, ни держать копье, а потому бесполезен. Фраза звучала примерно так.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51


 Линден Кэролайн