от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Головорез молчал.
— Что же, на небе сегодня сияет твоя счастливая звезда, поскольку я не буду передавать тебя в руки стражи принца. Насколько хорошо ты знаешь дороги отсюда до канала?
— Значит, ты дезертир, — догадался Йамм.
Карл едва заметно поднял меч.
— Я знаю дороги не лучше других, сэр.
— Ты поможешь нам обоим скрыться от погони?
— Я уже три года умудряюсь это делать.
— Хорошая рекомендация, Йамм. Проводи меня до канала, и ты получишь в награду кое-что еще, кроме жизни. Это будет намного больше того, что тебе дадут, если ты меня выдашь. Согласен?
Разбойник кивнул. Впрочем, он понимал, что выбирать не приходилось.
— Тогда перевяжи рану, нам предстоит дальняя дорога.
Карл забрал у Йамма меч и заставил его идти впереди.
Он знал, что с подобным человеком надо быть начеку, и не только потому, что разбойник силен и ловок, но потому что ему нельзя доверять, как любому вору. С таким проводником спать не придется. Смелость не была одним из достоинств Йамма, но ему могло хватить храбрости перерезать горло спящему.
Карлу показалось, что они идут уже несколько часов, когда Йамм внезапно остановился.
— Теперь нужно уйти с дороги, — сказал он. — Если принц пошлет за вами погоню, она направится по пути, ведущему к каналу. Здесь стражники мало что обнаружат, поскольку дорога летом сухая и твердая, будто камень. Они станут искать, где можно спрятаться в лесу, и начнут расспрашивать крестьян. Если нас видели, мы пропали. Но Йамму известны места, которые никому не найти.
— Веди.
Они пошли по южной дороге, но вскоре стали карабкаться по разрушенной каменной стене. Позади нее оказалось некошеное поле, где паслись несколько овец.
— У этого пастуха собаки. Старайтесь не шуметь.
Беглецы направились вдоль поля, вскарабкались на кучу камня, которая когда-то была стеной, и оказались на другом поле, еще более запущенном. Посреди высокой травы пробивались молодые деревца: на пастбище было полно чертополоха и ежевики.
Когда они миновали еще три таких поля, небо потемнело: собирался пойти дождь. Йамм тут же заполз в густой колючий кустарник. К своему удивлению, Карл увидел там низкий навес, наскоро сколоченный из старых досок. Под ним могли сидя уместиться четыре человека, но как здесь можно отдохнуть, лорд не понимал.
— Во время сильного дождя он слегка протекает, — произнес Йамм, — но в жаркий день здесь запросто спасешься от солнца.
Разбойник достал глиняный кувшин.
— Родниковая вода, — сказал Йамм и дал Карлу напиться.
Стало светлее, и лорд смог рассмотреть проводника повнимательнее.
Лицо разбойника покрывали оспины, а щеки были впалыми, словно у долго голодавшего человека. Йамм имел довольно хрупкое телосложение, но Карл подумал, что на самом деле его спутник сильнее, чем может показаться на первый взгляд. Разбойник не брился день или два, и от него разило кислой капустой и потом.
— Спи, — сказал Карл. В его животе урчало от голода. — Я покараулю.
— Вам не нужно меня пугать, — произнес Йамм. — Иомены принца гоняются за мной уже три года. Сдай я вас, и они для начала четвертуют меня. Это и станет моим вознаграждением.
— Возможно, и все-таки я останусь караулить.
Разбойник пожал плечами.
— Было бы лучше, если бы вы поберегли силы. Впрочем, дело хозяйское.
Йамм свернулся калачиком на тонкой подстилке из сухой травы и закрыл глаза. Через минуту он уже мирно спал.
Карл сел на землю и положил рядом с собой меч, держа руку на рукояти. Он слышал, как неподалеку паслась овца, а затем залаяла собака. Голубь печально возвестил о наступлении нового дня, и пчелы прилетели к цветущим кустам.
Карл старался думать об отце. Так его учили: позволять уму в минуты опасности бродить где-то далеко — значит, навлекать на себя беду.
— Когда же я буду скорбеть о тебе, отец? — бормотал он. — Когда?..
Карл проснулся от прикосновения к плечу. Перед ним, прижав палец к губам, стоял Йамм.
— Всадники, — прошептал он.
Лорд выпрямился, схватил меч, стараясь сбросить с себя сонное оцепенение.
Наклонившись вперед, рыцарь прислушался. Ароматный ветерок шелестел в кустарнике, а вдалеке слышался стук копыт и звучали тихие голоса.
Всадники ехали вдоль старой каменной стены, местами разрушенной, местами поросшей травой так, что камня почти не было видно. Оказалось трудным определить точное количество всадников — во всяком случае, как подумал лорд, их не больше пяти-шести.
Карл не слышал собак, и это было хорошим знаком, хотя, как он подумал через секунду, с рассветом по этой дороге крестьяне со всей округи повезут скот и продукты на продажу для расположившейся радом армии, и в такой круговерти псы все равно не возьмут след.
— Не верится мне, что сын предатель, а отец не замешан, — произнес один из всадников.
— Принцу не настолько нужна армия Аденне, чтобы он смирился с предательством, — отозвался другой. — Держу пари, дни этой семьи сочтены.
— Впрочем, принц никогда и не утруждал себя справедливостью, — добавил третий, и все засмеялись.
— Сейчас нам надо позаботиться о сыне, — прорычал еще один всадник.
— Да ладно, его встретили с лошадью, и сейчас он уже на другом берегу канала. Нам не найти беглеца.
Всадники скрылись, и их голоса растворились в теплом воздухе.
— Как долго я спал? — спросил Карл.
— Пару часов. День близится к вечеру. Мы должны остаться здесь до темноты. Небо немного затянуто облаками. Если ночью не будет луны, передвигаться станет трудно.
— И тем не менее я обязан идти. Я должен переправиться на Остров до утра.
— Мосты снесены, а все лодки, которые могли найти Ренне, сожжены.
— Если надо, я переправлюсь вплавь.
— Расстояние очень велико, — с серьезным видом возразил разбойник.
Карл посмотрел на него, сдерживая улыбку.
— До того берега почти рукой подать!
— О да, но плыть-то далеко. Большой риск.
Карл рассмеялся. Он не смог сдержаться.
— Я переплывал реку Уиннд. Думаю, осилю и канал.
Йамм взглянул на рыцаря в полной уверенности, что тот обманывает, и это заставило Карла рассмеяться еще громче.
— Тише, сэр, — сказал Йамм, и оба замолчали.
Послышалось лошадиное ржание, затем мерный стук копыт. Дважды лошадь останавливалась, но потом пошла дальше.
Йамм явно запаниковал. Однако, взяв себя в руки, пополз в небольшой просвет между кустов и на некоторое время исчез.
Вскоре разбойник вернулся.
— Воин, отставший от остальных… Я видел группу всадников, поднимающихся по склону по направлению к лесу. А этот задержался на пастбище.
— Как ты думаешь, он видел нас?
— Может быть, и да. Нужно затаиться — на тот случай, если он вернется пешком. Если нас обнаружат, можно уйти на следующее поле, вот сюда.
Йамм показал на небольшой проем в густом кустарнике.
Беглецы затихли, прислушиваясь к каждому звуку. Карл представил, как рощу окружают воины принца, и уже ждал, что они вот-вот проникнут в их убежище.
Ближе к вечеру прошел небольшой дождь. Подул северный ветер, холодный и порывистый.
Путники дождались сумерек и выскользнули из укрытия, двигаясь по направлению к другому заросшему лугу. Пригибаясь к земле, они шли в густой траве. Карл решил рискнуть и вернул Йамму меч. Если на них нападут, разбойник может пригодиться.
Небо покрылось грозовыми облаками, которые ветер нагнал с юга. Начало темнеть. Появились звезды. Луна должна была взойти позднее, поскольку сейчас она убывала.
В тот миг, когда Карл собрался выпрямиться во весь рост, где-то фыркнула лошадь. Лорд замер. Йамм пальцем показал на рощу: кто бы это ни был, он находился с другой стороны.
Зловещая тень от тучи простерлась над полем, и Йамм с Карлом поспешили вперед. Опасаясь людей, скрывающихся в тени поросшей травой стены, беглецы пересекли поле по диагонали, пригибаясь к земле в надежде спрятаться в высокой траве под покровом темноты.
Когда они оказались на середине пастбища, туча ушла, и свет звезд осветил влажную от дождя траву. Раздался крик: Йамм понесся вперед, как заяц, а Карл бежал за ним по пятам. Лорд обернулся и увидел, как из проема в зелени один за другим появляются всадники.
Он помчался что было мочи, однако Йамм все равно был впереди. Страх, должно быть, придал ему сил.
Они оба одновременно споткнулись о лежавшее в траве бревно, тут же вскочили и снова побежали. Карлу стало казаться, что проклятое пастбище никогда не закончится. Топот конских копыт становился все громче, и взгляд, брошенный лордом назад, подтвердил самые худшие опасения.
— Они почти догнали нас!.. — закричал Карл.
Внезапно Йамм скрылся в высокой траве, и юноша подумал, что его спутник опять споткнулся. Но вскоре он понял, в чем дело, и сам нырнул в траву, чтобы продолжать двигаться ползком.
Через мгновение всадники проскакали мимо. Затем они остановились и начали рыскать вокруг. Карл распластался в полный рост, обнажил меч и затаился.
Лошадь прошла так близко, что лорд испугался, что она затопчет его. Тяжелые копыта ступали не дальше чем в футе от него. Карл слышал дыхание коня.
— Здесь!.. — крикнул кто-то.
Карл вскочил на колени и полоснул мечом по ноге скакавшей мимо лошади. Животное неуклюже повалилось на землю, послышалось отчаянное ржание. Не успел всадник что-либо сообразить, как Карл набросился на него: два стремительных удара — и воин уже лежал замертво.
Четыре всадника направились к Йамму, который метался то в одну, то в другую сторону, уворачиваясь от ударов. Карл понимал, что у него появился шанс ускользнуть, однако вместо этого направился к ближайшему из преследователей.
Лорд уже понял, что это не солдаты, а охотники и йомены. Поэтому юноша действовал быстро: одного стащил с седла, пока его товарищи не заметили приближения противника, второму отрубил ногу у колена и перерезал сухожилия у лошади третьего.
Четвертый повернул вспять и пустил коня галопом.
Йамм стоял на коленях и задыхался.
— Ты ранен?
— Нет, кажется, нет…
— Нам нужны эти лошади.
Карл поставил разбойника на ноги, и они направились искать скакунов, оставшихся без всадников. Четверть часа драгоценного времени ушло у беглецов на то, чтобы поймать пугливых лошадок, и вот они галопом пустились по полю.
Карл думал, сколько времени понадобится сбежавшему йомену, чтобы вызвать подмогу.
Йамм хорошо знал местность и показал лорду какую-то тропинку, которая часто сменяла направление, а иногда вообще поворачивала назад, что должно было затруднить преследование. Однако езда по этой тропинке заняла больше времени, чем по прямой дороге к каналу, что давало преследователям шанс догнать беглецов.
На поле опустилась темнота. Повсюду Йамма и лорда могли поджидать воины принца, прячась где-то в черных озерах тени, разлившихся под деревьями. Пешком можно было передвигаться тихо, но на лошадях… их тяжелый топот раздавался по всей округе.
Разбойник безошибочно вел за собой Карла, поскольку ему не раз приходилось передвигаться ночью. Несмотря на это, путники вынуждены были часто сбавлять темп, а лошади отказывались идти вслепую по узким тропам, нередко спотыкались и вели себя нервно.
У Карла от голода кружилась голова. Он не ел целый день, а марафонский забег по полю и схватка забрали у него гораздо больше сил, чем можно было предположить.
— Сколько еще до канала? — спросил лорд, когда беглецы выехали на дорогу, достаточно широкую для того, чтобы ехать рядом.
— Мы доскачем туда до рассвета, хотя вас, как мне кажется, будут уже ждать.
— Они могут охранять канал по всей протяженности?
— Там уже стоят караулы — на случай, если войска Ренне переправятся и начнут войну против принца Иннесского.
— Мы могли бы пойти на север, к реке Уиннд. Нам не составит труда доплыть по течению до Острова. Возможно, мы найдем лодку.
— Йамм не знает тех мест. Кроме того, принц уже наверняка расставил там посты.
— Тогда мне придется отыскать способ пройти мимо охраны на канале.
Карл считал, что принц, вероятно, усилил караулы вдоль канала; кроме того, по всему берегу обязательно будут прятаться воины, и это создаст дополнительные трудности.
Йамм вывел лошадей на узкую тропу. Он подъехал ближе к Карлу и наклонился к нему.
— Мне не нравится, что мы едем верхом. Слишком много шума. Я знаю одного человека, которому можно продать лошадей. Он их спрячет подальше от любопытных глаз до тех пор, пока не сможет безопасно где-нибудь сбыть с рук.
Не сомневаюсь, — подумал Карл.
Его не очень привлекала идея знакомства с шайкой Йамма. Лорду удалось избежать столкновения с теми разбойниками только потому, что они были трусливы по натуре, несмотря на свое ремесло, и не желали рисковать здоровьем ради скорее всего незначительной суммы.
Внезапно Йамм выпрямился.
— Всадники!.. — воскликнул он.
Беглецы быстро скрылись в лесу, спешились и отвели лошадей в тень. Карл спотыкался, его хлестали по лицу невидимые в темноте ветки, но он все-таки продолжал идти, ухватившись за хвост лошади Йамма.
Путники остановились в густом кустарнике. Карл слышал приближение лошадей, а спустя минуту тропинку осветил луч света. Мимо проехали конные с факелами, за которыми следовали еще полдюжины пеших воинов — тоже с факелами.
— Стража принца, — спустя некоторое время прошептал Йамм. — К счастью, в темноте никто не заметил наших следов.
Разбойник глубоко вздохнул.
— Насколько велико будет вознаграждение за мою помощь вам, ваша светлость?
— Десять серебряных орлов Аденне.
— Не хочется, чтобы меня поймали с таким добром в кармане. Придется переплавить серебро… или переправиться на другой берег. Люди принца знают, что вам кто-то помогает, — задумчиво произнес Йамм. — Если меня схватят с монетами Аденне, то, должно быть, до повешения подвергнут страшным пыткам…
— Пятнадцать серебряных орлов.
— Мне кажется, десять золотых гораздо лучше соответствуют тому риску, которому я подвергаюсь, ваша светлость. Полагаю, что вознаграждение за поимку беглеца вдвое больше этой суммы.
— Это совершенно непомерная цена, Йамм.
— Это цена вашей жизни, ваша светлость. Или вы цените ее меньше?
— Десять золотых орлов, — кивнул Карл, полагая, что Йамм просто пытается выяснить, сколько у него золота и оправдан ли риск украсть его.
Беглецы сели на лошадей и отправились в путь, хотя теперь всадники стали более пугливы, чем кони. Карлу снова и снова слышался стук копыт приближающейся погони, но это был всего лишь шум ветра в кронах деревьев или эхо стука копыт их собственных скакунов.
Они выехали на тропинку между живыми изгородями, которая повела вдоль полей. Луна освещала путь по пропитанному росой лугу, и Карлу казалось, что их видно на мили вокруг. Преследователям стоило только посмотреть в их направлении.
Тропинка спускалась вдоль холма к небольшой долине. Внизу виднелись домики и фермерские постройки, а также маленький ручей, рядом с которым проходила дорога.
— Там внизу среди фермеров живет мой друг. Это владение графа Тильдского, но он живет в некотором отдалении и беспокоит здешний народ только в период сбора налогов.
— А у твоего друга хобби покупать лошадей с клеймом принца?
— Я бы не стал называть его занятие «хобби», но у нас отличные кобылы, и он мог бы рискнуть купить их, если цена устроит.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
 Питерс Элизабет - Амелия Пибоди - 05. Не тяни леопарда за хвост