от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мой приятель торгует лошадьми и скотом, но к воровству он склонен не более, чем кто-либо из людей его призвания.
Всадники выехали на дорогу и спустились к ручью, чтобы напоить лошадей. У Карла появилось дурное предчувствие. Не нравилось ему это место. Он чувствовал себя у всех на виду: к тому же поблизости живет слишком много людей. У дома неподалеку залаяла собака, и лорду захотелось вскочить на лошадь и умчаться прочь.
Беглецы снова сели на коней и поехали трусцой по дороге, свернув на тополиную аллею. Откуда-то выскочили три свирепых пса, которые стали рычать и скалить зубы. Со скрипом отворилась калитка, однако никто не выглянул наружу. Послышался усталый голос пожилого человека:
— Кто вам здесь нужен, ребята?
— Это Йамм, дружище Холден. Хочу продать пару лошадей.
Теперь появилось чье-то круглое морщинистое лицо: большего в таком тусклом свете Карл не смог разобрать.
— Эй вы, хватит! Прекращайте балаган, — крикнул старик собакам, которые стали меньше рычать, однако остались стоять своих местах. — Неудачную ты выбрал ночь для визита, Йамм. Здесь повсюду шастают солдаты — говорят, ищут дезертира, хотя я не видел, чтобы они когда-либо так суетились из-за обычного беглеца. Стражники совали нос в каждый дом в долине, в некоторые даже не один раз, и не слишком беспокоились о своих манерах, пугая жителей, обыскивая все и вся… А теперь быстро говорите, где лошади и откуда они.
— Мы нашли их на дороге, ведущей на запад. Отличные объезженные лошади, вот увидишь.
— Неподалеку убили воинов принца, Йамм. Надеюсь, тебе хватило ума не покупать их лошадей? Есть клеймо?
— Я не заметил, Холден, — сказал Йамм с самым невинным видом. — Мы наткнулись на них в потемках.
После минутного замешательства старик выругался и сказал:
— Стойте на месте.
Он вышел на улицу, а следом за ним появился загорелый крепкий юноша с топором. Старик держал свечу; он попросил всадников спешиться.
— Йамм, ты дурак! — почти сразу сказал он. — Убирайся с этими лошадьми из моего двора, пока нас не повесили! У них на боку клеймо конюшен принца. Проваливай, или я натравлю на тебя собак!
Карл старался держаться подальше, чтобы не было видно его лица. Он сел на лошадь и повернулся спиной к Холдену и юноше.
— Осторожнее, Йамм, — предостерег старик вора, когда тот поставил ногу в стремя. — Если ты умен, то избавишься от этих лошадок, уйдешь в лес и затаишься до тех пор, пока все не кончится. Идти на такой риск не в твоих правилах… Золота, которое ты за них выручишь, не хватит на твои похороны. Избавься от них. Перережь им горло в лесу. Иначе вместе с ними тебя найдут охотники и гончие псы.
Беглецы отошли от калитки, и старик закрыл ее на засов.
— Послушай старого Холдена, Йамм. Покончи с этими лошадьми сегодня ночью…
Вор и лорд-беглец молча ехали по аллее.
— Старик говорит разумно, — сказал Карл, когда они подъехали к дороге.
— Да, Холден не дурак. Здесь неподалеку есть лес, где редко встречаются люди. Я там прятался в течение нескольких дней подряд и не видел ни души. Иногда туда гоняет овец пастух — обычно это бывает мальчик с собакой. Мы могли бы отпустить там лошадей, и прежде, чем их найдут, будем уже на Острове.
— Холден сказал, что мы должны убить лошадей, чтобы они случайно не забрели на чье-нибудь поле.
— Конечно, у Холдена достаточно скакунов, чтобы позволить перерезать горло нескольким и не переживать. А я думаю, не будет ничего страшного, если мы просто их отпустим.
Карл удивился этому сентиментальному порыву. Лорд полагал, что Йамм убьет сотню лошадей, лишь бы только остаться в живых. Должно быть, разбойник научился оценивать степень грозящей опасности, иначе давно мог оказаться на виселице.
Всадники ехали рысью по дороге, а их сопровождал истеричный лай деревенских собак, которых разбудили псы Холдена.
— Будь они прокляты, эти зверюги!.. — бормотал Йамм, пришпоривая лошадь. — Лучше поскорее выбраться отсюда. Можно съехать с дороги сразу же за мостом.
При свете луны беглецы скакали по каменистой тропинке, которая вскоре спустилась к реке. В темноте Карл едва различал очертания моста под деревьями. Йамм оглянулся и пустил лошадь галопом.
— Сзади!.. — крикнул он и, склонившись к голове лошади, помчался к мосту.
Карл быстро обернулся. Их преследовали несколько всадников. Лорд пришпоривал свою лошадь и пытался увидеть что-либо через пыль, которую поднимала кобыла Йамма. Вдоль ручья эхом разносился глухой стук копыт по доскам, когда беглецы ехали по мосту, и вдруг из тени выскочило еще несколько конных, перегородив дорогу.
Йамм выругался и остановил лошадь так, что она поскользнулась.
— Вперед! — закричал Карл. — У нас нет выбора!..
Лорд обнажил меч. Сердце у него стучало, как копыта по мосту. Перед ним оказались четверо всадников, но они не были похожи на стражу принца. Карл предположил, что это охотники или йомены, что давало небольшую надежду.
Карл слегка придержал лошадь. Деревянный мост стал очень гладким от времени, и лорд не мог позволить своей кобыле упасть. Он изменил направление и поскакал прямо на йомена, стоящего справа, а когда остальные двинулись, чтобы перехватить Карла, тот резко повернул влево. Всадники со страшной руганью столкнулись. Лорд проскочил в открытое пространство, попутно отразив сильный удар своим клинком.
Карл не оглядывался, но надеялся, что Йамм додумается последовать за ним. Куда теперь ехать, лорд не знал. Возможно, впереди на дороге еще враги, но юноша не мог придумать ничего другого, кроме как нестись галопом и уповать на то, что его не догонят.
— Левее! Налево!.. — послышался отчаянный возглас Йамма за спиной.
Карл придержал лошадь и пропустил вора вперед, а затем последовал за Йаммом. Люди, гнавшиеся за ними, отстали, столкнувшись друг с другом на мосту.
Беглецы неслись вскачь по узкой тропе, по которой водили скот. Она шла вдоль широкого ручья. Впереди виднелся лес, и черная тень под деревьями казалась Карлу долгожданным убежищем. И тут он услышал звук горна за спиной, которому вторил далекий отголосок откуда-то из низины.
Загнав коней до пены, всадники достигли леса и нырнули в кромешную темноту, льнувшую к основаниям деревьев. Едва оказавшись в тени, Йамм сполз на землю. То же сделал и лорд, ухватившись за хвост кобылы Йамма и надеясь, что она не надумает лягнуть его в темноте.
Беглецы стали пробираться сквозь кустарник, и вдруг Йамм схватил Карла за плечо.
— Отпустите лошадей, — сказал он.
Почувствовав свободу, кони метнулись подальше от своих временных хозяев.
Вскоре лорд и разбойник услышали, как йомены принца пробираются между кустами и деревьями, пытаясь идти на топот лошадей. Йамм вернулся назад. Выдержав порку многочисленными ветвями и разбив ступни и голени о невидимые корни и камни, беглецы вышли из леса. Они видели, как всадники движутся по дороге с восточной и западной сторон леса.
— Мы пойдем рядом с деревьями. Нужно держаться тени. Нельзя позволить им увидеть нас с дороги.
Карл шел след в след за своим проводником. Видимость здесь была незначительно лучше. Они довольно быстро оказались за холмом, вне поля зрения врагов. Беглецы, как могли, старались держаться тени, перебежками двигаясь по открытым участкам и то и дело в страхе останавливаясь и прислушиваясь.
Невольные спутники шли вперед, в юго-западном направлении. Через час разбойник и лорд были уже на следующей пустоши и осторожно пробирались вдоль зеленой изгороди, стараясь находиться в тени. Они далеко обходили жилища людей, не желая будить собак. Оба говорили только по необходимости.
Карл ослаб от голода, и лишь страх заставлял его двигаться вперед. Йамм не упоминал ни о еде, ни о питье, и Карл подумал: неужели этот человек чаще бывает голодным, чем ест?
Дважды вдалеке показывались всадники, и беглецы припадали к земле, ожидая, пока враги скроются из глаз. Затем они снова шли вперед. Йамм, казалось, вообще не чувствовал усталости. Похоже, страх значительно увеличил выносливость разбойника.
Йамм направился вдоль небольшого ручья, предостерегая Карла, чтобы тот не ступал на мягкую почву.
— Напейся, — сказал он. — Сегодня это последняя возможность.
Когда небо начало сереть, беглецы вошли в лесок, расползшийся на вершине холма. Здесь из кустов шиповника Йамм вытащил грубо сделанную лестницу и прислонил ее к дубу.
Лорд и разбойник забрались на нижние ветки, и Йамм велел Карлу ждать его там. Он полез выше в темноту, и юноше показалось, словно его провожатый уходит в небо.
— Передайте мне лестницу, — раздался шепот сверху.
Карл с некоторым трудом выполнил просьбу, а затем сам полез вслед за Йаммом, надеясь, что не свалится вниз.
Высоко на больших ветвях лорд увидел Йамма. Разбойник сидел на небольшой площадке из кольев, покрытых старым тростником.
— У тебя очень удобные укрытия, друг мой, — промолвил Карл, располагаясь на неровной площадке.
Он никогда не чувствовал себя таким изможденным.
— Не все рождены для комфорта, — пробурчал разбойник. — Большинству не суждено познать его. Мы в надежном укрытии — вот что имеет значение.
— Верно, верно. Ты хорошо поработал сегодня, Йамм. Тебе часто доводилось скрываться от преследования?
— Редко когда погоня бывала так близко. После всего случившегося я не смогу здесь оставаться. Если Холден не выдаст меня, это сделает кто-то другой. За мою голову наверняка назначат большую награду… Придется перебираться в другое место и начинать все сначала. Жаль, ведь ни один край я не знаю лучше, чем этот.
Небо постепенно светлело, и легкий ветерок шелестел листвой. Странно, но Карл чувствовал себя здесь спокойно и в безопасности. С другой стороны, если их найдут, сбежать не будет никакой возможности.
— Ты здесь родился?
— Да, ваша светлость. Неподалеку отсюда, хотя мы часто переезжали. Отец подрабатывал на фермах, когда мог. Его часто выгоняли с работы из-за любви к выпивке, ведь он не принимал всерьез пунктуальность. Когда времена были тяжелые, отец воровал, и мы с братом воровали вместе с ним. Когда не было работы, мы жили в старых лачугах. Отец знал округу, как никто другой. Возможно, теперь я изучил ее лучше. Жалко оставлять эти места…
— Можешь пойти со мной. Я дам тебе работу. Захочешь — станешь моим конюхом, потому что сейчас у меня его нет. Так ты заработаешь больше, чем если будешь продолжать заниматься прежним ремеслом. Уж поверь.
— Но это значит жить, подчиняясь распорядку, так?
— Боюсь, что да.
— У меня подобное не очень хорошо получается.
Карл удивился печальной интонации, с которой вор произнес эти слова.
— У меня тоже частенько многое не получалось с первого раза. Но всему можно научиться.
— Да, так говорят. Мне вот надо переплыть канал, а я не умею.
— Я помогу тебе переправиться. Это нетрудно — во всяком случае не настолько трудно как то, что мы проделали сегодня. Тебе все равно нужно покинуть эти места. Не понравится быть конюхом — никто не станет держать. У тебя будет хотя бы одежда и несколько монет в кармане.
— Вы мне будете выплачивать вознаграждение за то, что я сопровождаю вас, или же это, так сказать, является частью моих обязанностей?
Что за хитрец, подумал Карл.
— Нет, нет, — сказал он. — Ты в любом случае получишь вознаграждение, когда мы доберемся до канала. Мы заключили сделку, и я выполню свою часть независимо от твоего решения.
Вор ненадолго замолчал.
Карл посмотрел на его исхудалое лицо. Разбойник выглядел каким-то больным.
— Что ж, — вымолвил Йамм. — Предложение заманчивое, лучше которого скорее всего не будет никогда. Правда, я сомневаюсь, что смогу стать конюхом, ведь столько всего не знаю — манеры и тому подобное… Я слышал, что некоторые слуги рыцарей умеют даже читать! От меня будет одно расстройство.
— Обдумай это, — сказал Карл. — Ответишь, когда доберемся до канала.
Разбойник кивнул, лег на площадку и закрыл глаза. Карлу показалось, что Йамм ждет продолжения разговора, надеется, что лорд лестью уговорит его, уверит, что работа ему по плечу. Но Йамм уже уснул, и его лицо при тусклом свете казалось таким печальным и истощенным, каких юноша не видел никогда.
Йамм дважды будил Карла днем: один раз, когда услышал вдалеке лай собак, а другой — когда совсем рядом раздались голоса и стук копыт. Неизвестные всадники проехали мимо, громко разговаривая и смеясь. Ветер шелестел листвой и трещал ветками, словно игральными костями в чашке.
Голоса постепенно затихли, но как только Карл решил заснуть, снова послышался равномерный стук лошадиных копыт. Несколько раз он прекращался, словно всадник останавливался и прислушивался. Карл вспомнил рыцаря, что обнаружил их вчера.
Внезапно убежище показалось юноше страшной западней. Если их найдут, бежать будет некуда…
Карл поборол страх. Все-таки уснуть он больше не мог и лежал с открытыми глазами, стараясь не вспоминать о голоде и невыносимой мигрени, от которой раскалывалась голова.
Еще дважды в тот день мимо проезжали всадники. Карл не знал, был ли это тот же самый отряд или другой. Ближе к сумеркам проснулся Йамм и сладко потянулся. Лицо разбойника озарила улыбка.
— Ты, похоже, всем доволен, — тихо произнес Карл.
Йамм засмеялся:
— Просто мне только что приснился очень хороший сон. Я как раз собирался прихватить сундук с золотом и шикарными драгоценными камнями, как появилась моя старуха-мать и начала вкручивать по поводу того, куда может привести меня воровство. Она говорила в полный голос, а я только что прокрался туда, стараясь никого не разбудить. — Йамм снова рассмеялся. — Бедная мама. Ей, должно быть, неспокойно сейчас в могиле, когда ее третий сын замышляет такое.
— Возможно, ей стало бы легче, служи ты конюхом у достойного молодого дворянина.
Неожиданно Йамм сел и приложил палец к губам. Ветер донес голоса, такие тихие, что Карл засомневался, не почудились ли ему.
— Слышите? — спросил разбойник.
Лорд кивнул.
— Они не так уж и близко.
— Пока нет, — прошептал Йамм.
Он встал, осторожно раздвигая ветки.
— Лошади, — шепнул разбойник и медленно опустился на площадку.
Наклонившись к Карлу, Йамм сказал ему на ухо:
— Там есть лошади на привязи, без всадников…
Лорд старался не дышать.
Йамм указал пальцем вниз.
— Они, похоже, только того и ждут, что мы спустимся, — выдохнул он.
— Прямо в мышеловку, — беззвучно произнес Карл, но разбойник покачал головой и поднял палец, словно говоря: подожди.
И они стали ждать.
Сумрак сгущался. Ночной ветер унес духоту дня. На поверхность огромного небесного океана всплыли звезды, однако убывающая луна никак не появлялась. Здесь, в лесу, стояла кромешная тьма.
Когда Йамм посчитал, что уже достаточно темно, он медленно встал, положив руку на плечо Карла, тем самым давая знак оставаться на месте.
Что делал разбойник в темноте, лорд толком не разобрал. Он был таким проворным, что юноша не услышал ни малейшего шума, кроме шелеста листвы и качающихся веток.
Карл почувствовал, как его плеча коснулась лестница, и юноша передвинулся, чтобы Йамм смог поставить ее. Однако кто бы ни ждал их внизу, он наверняка расположился у основания дерева.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
 Блок Александр Александрович - Я к людям не выйду навстречу...