от А до П

от П до Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— спросила Элиз.
— У Тизона есть шесть фляг, — ответил маленький странник.
— Далеко ли отсюда Уиннд?
— Почти день пути, однако вы не сможете выбраться из этого места сегодня ночью. Дорога слишком крута и опасна. Тизон советует вам подниматься в горы только днем, он всю свою жизнь бродит по таким местам.
— Правильно, — сказал Кроухарт. — Тропа ночью действительно слишком опасна.
Когда вода закончилась, Алаан начал кашлять. Жизнь постепенно возвращалась к нему.
Элиз оглянулась.
— Тогда мы проведем ночь здесь и отправимся в путь на рассвете. Но как оторваться от Хаффида?
— Проход закроется, как только выйдем отсюда, — сказал Кроухарт.
Элиз начала одеваться, потом вдруг остановилась и посмотрела на Кроухарта.
— Значит, ты, как и Алаан, можешь найти тайную тропу?
— Никто не ведает, где она, однако я знаю, как пройти ею.
Это было все, что мог сказать бородач.
Девушка с надеждой взглянула на Орлема, но великан лишь пожал плечами.
— Кай может нарисовать карты, он прожил много жизней, путешествуя с Саинфом, — сказала Элиз. — У Орлема по сравнению с ним опыта намного меньше. А ты, Рабал Кроухарт, неужели твоих знаний не хватает, чтобы найти тропу?
— Сие не в моих силах, миледи, — сказал тот просто. — Родители не дали мне такого дара.
— А кто твои родители?
— Они были простыми людьми. Мой отец — кузнец, а мать из семьи ткачей.
Тэму показалось, что Элиз сильно разочаровалась, услышав это, но потом она улыбнулась.
— Тогда просто чудо, что у тебя такие способности, — сказала девушка, — хотя есть в твоих глазах что-то такое, что напоминает мне о человеке, которого я знала раньше.
И она с грустью посмотрела на Алаана.
Тэм нашел Тизона у костра, где тот разделывал рыбу.
Юноша гадал, сколько времени прошло с тех пор, как они виделись с маленьким странником у реки Уирр. Именно он тогда принес сообщение от Эбера — предупреждение о появлении нэгара.
Тэм взглянул на Элиз и вздохнул.
— Тизон подумал, что, возможно, вы прибудете голодными, — сказал собиратель кореньев и поворошил угли в костре.
При свете пламени его шрамы порозовели — по словам Тизона, эти шрамы достались ему при схватке со львом, и Тэм ему верил.
— Голодными? — воскликнул Финнол. — Да я бы один мог съесть всю эту рыбу и попросить еще! Ты поймал ее здесь?
Тизон кивнул.
Через мгновение Финнол, Бэйори и Синддл стояли в воде с удочками. К готовящемуся ужину они намеревались добавить пару-другую окуней.
Элиз присоединилась к ним, однако вместо удочки в руке она держала меч. Наклонившись, девушка опустила клинок в воду и закрыла глаза. На ней была одежда Финнола, а свои густые золотистые волосы Элиз небрежно собрала в пучок.
Как нежна ее кожа и как безупречна линия ее подбородка… — подумал Тэм.
— Он все еще прячется, — побормотала Элиз, затем покачала головой и поднялась — и сделала это слишком грациозно для женщины, одетой в мужское платье. — Мы должны выставить часовых и быть начеку. Хаффид где-то рядом. Он ждет, чтобы мы вывели его отсюда, и я не знаю, насколько реально ускользнуть от него. Ешьте, вам нужно подкрепиться, — добавила девушка, повернувшись к остальным. — Первой на часах буду стоять я.
Спорить никто не стал, и все принялись за ужин. Мысль о том, что в этих проклятых местах осталось провести всего одну ночь, подняла путешественникам настроение.
Во время ужина Элиз отлучалась, чтобы дать воды Алаану. Он с жадностью выпил все, открыл глаза и что-то пробормотал.
Тэм не смог разобрать, что именно, но юноше показалось, что прозвучало имя Шианон.
Подойдя к стене, Сэмюль достал подарок Хаффида. Он открыл коробочку и бережно вынул яйцо, завернутое в мох.
Естественно, давешние слова колдуна заворожили его — все эти разговоры о правлении Хаффида и о роли Сэмюля в будущем королевстве. Однако Бэлд оказался более проницательным и в действительно доступной форме объяснил, что колдун сметет всех на своем пути. Даже если он признал таланты Сэмюля и обещал исполнить все его заветные желания, ему ни в коем случае нельзя доверять.
На сей раз Сэмюль не предаст свой род, так как участвует в битве между людьми и колдунами. Люди принесли достаточно разрушений на эту землю, считал Сэмюль, но какую же жуткую катастрофу могут устроить чародеи?
Он подумал о том, нет ли способа уничтожить яйцо. Ведь тогда Хаффид на сможет взойти на трон. Может быть, сжечь его?..
Рыцарь продолжал держать яйцо на ладони, задумчиво глядя в ясное голубое небо.
— Что там у тебя, кузен?
Сэмюль вздрогнул. Бэлд стоял в нескольких шагах и смотрел на него. Сэмюль спрятал коробку в карман.
— Это просто яйцо, — ответил он.
— Дай мне посмотреть, Сэмюль. Это яйцо дрозда?
Сэмюль убрал руку, как только Бэлд подошел к нему.
Бэлд улыбнулся.
— Оно такое драгоценное, что ты не хочешь мне его показывать?
— Почти, — сказал Сэмюль.
Бэлд выхватил яйцо у него из рук и стал рассматривать добычу.
— Где-то я такую штуку уже видел…
Внезапно яйцо громко хрустнуло, и из треснувшей скорлупы выползло что-то черное.
Это была оса!
Сэмюль замахнулся, чтобы прибить насекомое, но оно с жужжанием скрылось в густом тумане.
Сэмюль в ужасе отшатнулся. Бэлд в недоумении смотрел на кузена.
— Что же это за место, где вороны набрасываются на тебя, как волки, а осы вылупляются из яиц? — проговорил Бэлд. — Ты когда-нибудь слышал о подобном раньше?
Сэмюль покачал головой.
— Остальным лучше ничего не говори, — сказал Бэлд. — Все равно тебе никто не поверит.
Не сказав больше ни слова, он направился к костру.
Было еще очень рано, когда Тэм прогуливался неподалеку от костра, размышляя о дороге, которую предстоит преодолеть. Тизон говорил, что придется взбираться наверх по этим скалам, которые уходят прямо в небо…
Юноша заметил около дюжины маленьких пещер. Их отверстия располагались рядом друг с другом, а каменные границы между ними напоминали разветвляющиеся корни деревьев. Он рассматривал их, размышляя о том, что одна из этих пещер вполне могла бы вывести их отсюда.
— Это лабиринт, — сказал он себе. — Довольно странное место.
Рыцарь подумал, что даже небольшой пожар мог бы уничтожить этот маленький оазис зеленой травы на берегу, среди голых и пустынных скал. За ним простирались земли с выжженной травой и засохшими кустарниками. Деревья были голые, серые от непогоды и походили на скелеты. Это заброшенное место наводило на Тэма тоску. Даже мысль о предстоящей свободе не воодушевляла его.
Позади послышался шорох, и Тэм обернулся. Это был Синддл.
— Я не помешал твоим размышлениям? — спросил собиратель легенд.
— Ничуть. Мне просто интересно, где находится тропа. Хочется взглянуть на нее. Надеюсь, Кроухарт знает, как выйти отсюда.
— Я тоже надеюсь на это, — сказал Синддл.
Он посмотрел по сторонам. Его лицо казалось бледным и усталым, а запавшие темные глаза смотрели мрачно.
— Здесь очень неспокойно, Тэм.
— И нет ничего, кроме печали. Я чувствую это.
— Я думаю, ты знаешь, Тэм, — сказал Синддл, — что рассказывают об этом месте… Я только начал собирать истории о нем, и все они полны грусти и скорби. Мы стоим перед входом в Тихую Заводь, который находится совсем рядом с нашими землями. Многим мужчинам и женщинам удавалось войти в Тихую Заводь, где они бродили по ее проклятым лабиринтам. Немногим удавалось вернуться обратно к этому месту, но тропа исчезла, и они не могли ее найти. Думаю, здесь неподалеку можно обнаружить останки этих несчастных.
Тэм поверил тому, что рассказал ему Синддл, но все-таки сказал:
— Тем не менее Кроухарт знает, где тропа.
— Наверное. Но ты видел, как отреагировала на его появление Элиз? Конечно, действия Кроухарта не вызывают у меня ничего, кроме благодарности, но… Все-таки любопытно, кто он, откуда и что здесь вообще делает.
— Да, ты прав. А Орлем Слайтхенд? Кто он, Синддл? — спросил Тэм в полной уверенности, что собиратель легенд знает ответ. — Элиз знала его хорошо — точнее, не Элиз, а Шианон. Сколько же ему лет?
— Я кое-что знаю об Орлеме Слайтхенде, — сказал Синддл.
Тэм пристально посмотрел на него, чтобы убедиться, что тот говорит правду.
— О человеке с таким именем ходят легенды, Тэм. Очень старые легенды. Орлем был славным воином, этому великану не было равных в бою. Но потом он перенес сильную душевную травму. Больше я ничего толком не могу сказать. Говорят, Слайтхенд бродил по всему миру в поисках лекарства от печали и мук, которые он испытывал. Его всегда окружала какая-то романтическая и даже трагическая аура.
— Таков, значит, наш Орлем…
— Да, если это не кто-то другой, назвавшийся подобным именем.
— Ты думаешь, он любил Шианон?
— Мало кому удавалось избежать действия ее чар, в том числе и ее брату.
— Но Каибр ненавидел ее.
— Я не уверен.
Тэм удивился.
— Что ты имеешь в виду?
— Подумай, с какой силой Каибр обрушивает на всех свою злость. Разве это не говорит о том, что он безнадежно любил Шианон в прошлом и возненавидел ее за эту самую любовь — или за то, что она была причиной проявления его слабости?
Внезапно раздались громкие голоса. Друзья буквально сорвались с места и помчались к остальным, спотыкаясь в темноте и проклиная себя за то, что забыли захватить свои луки.
Глава 56
— Я привела их сюда, — проговорила Элиз.
Орлем и Кроухарт посмотрели на нее с недоумением.
— Я не хочу, чтобы Торен Ренне оставался здесь пленником, ведь он сделал все, что в его силах, чтобы помириться с моей семьей, и ему бы это удалось, будь главой клана Уиллсов мой отец.
— Но ведь ты всегда проклинала Рыцарей Обета, — возразил Кроухарт.
— И до сих пор не доверяю, но они путешествуют вместе с Ренне и не вызывают во мне той ненависти, которую я чувствовала к ним в прошлом. Я позволю лорду Торену и его воинам присоединиться к нам, если он поручится за Рыцарей.
— Миледи, — сказал Орлем с воодушевлением, — это особенные рыцари…
Он не договорил: из тумана раздались знакомые голоса.
Элиз задумчиво посмотрела на свой меч.
— Я полагаю, Торен Ренне не желает причинить нам вреда, но все-таки стоит держать оружие наготове — на всякий случай.
— Что же теперь будет с нами? — в страхе посмотрев на своего кузена, воскликнул Сэмюль.
— Я думаю, имеет смысл заключить перемирие, — сказала девушка. — Сейчас мы все нужны друг другу.
Только что появившиеся воины выглядели как кучка потрепанных наемников. Их лица были немыты, одежда превратилась в грязные лохмотья. Более неподходящих спутников Тэм еще не видел в своей жизни.
Из тумана выдвинулось какое-то темное пятно, которое вскоре превратилось в плот. На плоту стояли вооруженные люди.
— Не приближайтесь! — скомандовала Элиз.
Властный тон ее голоса удивил Тэма.
Неизвестные перестали грести, но сам плот продолжал плыть по инерции. Затем появился второй, потом еще один, потом их стало четыре.
— Лорд Торен?.. — крикнула Элиз. — Ты был прав. Нам нужно поговорить обо всем.
— Я здесь.
Как только первый плот подплыл ближе, перед Тэмом предстал тот самый высокий рыцарь, который отказался от победных лавров в последний день ярмарки, когда лошадь Пвилла захромала.
— Здесь находится тропа, которая может вывести из Тихой Заводи, но прежде, чем мы поведем вас дальше, ты должен поручиться за своих спутников.
— Что вы имеете против меня? — спросил один из вооруженных рыцарей.
Элиз смотрела на него с минуту, глубоко вздохнула и проговорила:
— Только ты и я знаем, какие отношения связывают нас, Гилберт Абгейл.
— Не нас с тобой, а других Рыцарей… и в другое время. Я не сделал ничего такого, чтобы ты могла считать меня врагом.
— Возможно, но ты также ничего не сделал, чтобы завоевать мое доверие. Рыцари Обета пытали Шианон.
— Из-за этого я отрекся от них. Рыцари Обета были безвольными и пренебрегали клятвами.
— Тогда скажи Торену Ренне, что, по твоему мнению, следует сделать со мной? — воскликнула Элиз. — Или с Алааном? Вы оставите нас жить или отправите нас на костер?
— Алаан… — произнес Абгейл. — Алаан — мой брат, сын моей матери. Я сильно переживал по поводу того, как он поступил, но я не причиню ему вреда. — Он посмотрел на Элиз. — Все трое здесь. Не знаю, к лучшему это или к худшему. Если та часть тебя, которая когда-то была Элиз Уиллс, сможет помочь нам уничтожить Каибра, то ради этого я готов заключить с вами мир.
Элиз смотрела на него пристально, явно что-то обдумывая.
— Если Торен Ренне поручится за вас, то я принимаю предложение.
— Я ручаюсь за них, — немедленно сказал Торен. — Безоговорочно.
Элиз кивнула и указала на то место, которое все так долго искали.
— Вот выход из Тихой Заводи, но это не простая тропа. Как только пройдем ею, проход закроется. Скорее всего Хаффид затаился где-то в тумане. Он ждет, когда мы покажем ему выход. Попытаемся проскользнуть с первым лучом солнца, и будем надеяться, что ему не удастся проследовать за нами. Если колдун останется здесь, то о войнах можно будет забыть на долгие годы.
Ренне и Рыцари Обета сошли на берег, и Абгейл попросил разрешения увидеть своего брата Алаана.
Элиз, Орлем и Пвилл ни на шаг не отходили от Алаана, когда Абгейл подошел к нему. Лицо Рыцаря Обета выражало одновременно грусть, спокойствие и сдерживаемый гнев.
Элиз взглянула на Абгейла.
— Он на самом деле твой брат?
— Единоутробный. В детстве Алаан всегда был импульсивным и непослушным. Теперь посмотрите, что он натворил.
— Поймал в ловушку Хаффида в Тихой Заводи. Тысячи людей поблагодарили бы его за это.
— Если колдун действительно в ловушке, — сказал Абгейл язвительно. — Хаффид не настолько глуп. Он еще вполне может выбраться отсюда.
Абгейл вздрогнул при появлении Орлема, поскольку видел его в первый раз.
— Орлем Слайтхенд, — представила великана Элиз.
— Я уже слышал это имя, — сказал Рыцарь тихим голосом.
Орлем слегка поклонился, словно ему сделали комплимент.
Затем все отошли, оставив Пвилла и Алаана наедине.
Еще до того как Рыцарь Обета успел что-либо сказать, его взгляд упал на что-то и он замер. Тэм обернулся посмотреть, что привлекло внимание Абгейла на этот раз, и увидел, что все Ренне собрались вместе: Торен стоял, скрестив руки на груди, рядом — Диз, а перед ними безмолвные Сэмюль и Бэлд.
— Мы союзники поневоле, — начал Торен, — и я не собираюсь прощать вас за то, что сделано. Арден Ренне в могиле, и никто не забывает, по чьей милости. Вот что я предлагаю: я не стану вас преследовать, и вы будете свободны и сможете идти туда, куда захотите, но при условии, что никогда не появитесь в землях Ренне. Учтите это. Я дарю вам свободу, но не прощаю, — повторил он.
Торен замолчал и пристально посмотрел на своих кузенов.
— Посмотрите, чего вы добились. Арден мертв и ничего не изменилось, как ничего бы не изменилось и в том случае, если бы вы убили и меня. Война, которую вы так хотели, гибельна для всех.
— Мы не хотели войны, — сказал Сэмюль спокойно, — а просто не желали того, чтобы Остров Битвы захватили враги, которые только и занимаются тем, что плетут сети заговоров. В этом мы не ошиблись.
— Я все равно уже договорился уступить Остров клану Уиллсов — точнее, лорду Карралу Уиллсу, который стал нашим союзником и который признан законным главой клана Уиллс.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
 Зан Тимоти - Завоеватели 3. Выбор завоевателя